Доступность ссылок

Со дня первого заседания мажилиса прошло меньше месяца, а новоиспеченные депутаты уже стали причиной нескольких скандалов. Депутаты живут в пятизвездочных отелях, распивают элитные спиртные напитки и закусывают их креветками с семгой. Как-то так…

Зажившая своей жизнью карикатура.

Потом нам, конечно, объяснили, что и номера стоят не 120 тысяч тенге, а 29, и спиртного заказали не 11 тысяч бутылок, а 519, и это не депутаты пьют его, а иностранные гости, так же как креветки предназначены не для служебной столовой, а для встреч иностранных делегаций.

Но это уже никому не интересно. И неловкое заявление Гульжаны Карагусовой в защиту себя и коллег не спасает, а только подливает масла в огонь.

Кто как содержится, тот так и работает.

Но действительно ли депутаты содержатся и обходятся стране дорого?

Парламент и его «содержание». Карикатура Галыма Смагулулы.

Парламент и его «содержание». Карикатура Галыма Смагулулы.

Вообще-то нет, зарплаты казахстанских депутатов (500–600 тысяч тенге в месяц, примерно 21 тысяча долларов в год) в два с половиной раза превышают объем ВВП страны на душу населения. Это вполне укладывается в цивилизованную норму, в большинстве развитых демократичных стран — США, Австралии, Швеции — аналогичное или чуть больше соотношение зарплат членов парламента и общего уровня экономики. Стремиться есть куда: в «социалистической» Норвегии разрыв минимальный — полтора раза, но все-таки ни в какое сравнение с роскошью нигерийских депутатов, чья зарплата — 189 тысяч долларов в год, самая высокая в мире после США, — превышает объем ВВП на душу населения в стране в 116 раз.

Депутатские апартаменты в фешенебельном районе Астаны — добротные и в меру шикарные, многие казахстанцы мечтали бы жить в таких, но предоставляются депутатам временно и передаются по эстафете из одного созыва в другой. Это собственность государства. А если квартиры не подготовили вовремя, где еще жить депутатам, как не в пятизвездочном отеле. Есть протокол, регламент, селить депутатов в привокзальной гостинице — значит обмакнуть в грязь лицо всего казахстанского парламентаризма.

Другие расходы на депутатский корпус — командировки по стране и за границу, автомобиль и ассистент — также обязательны. Для сравнения: у депутатов Государственной Думы России несколько личных помощников, оплачиваемых за счет бюджета, и зарплата порядка 90 тысяч долларов в год.

Словом, казахстанские законодатели совсем не избалованы, они обеспечены по минимальному представительскому классу, за пределами которого кончаются рамки приличий и встает вопрос о жизнедеятельности института. Если общество ставит вопрос о целесообразности таких расходов, значит, вопрос стоит о целесообразности самого парламента.

Первое пленарное заседание мажилиса парламента шестого созыва. Астана, 25 марта 2016 года.

Первое пленарное заседание мажилиса парламента шестого созыва. Астана, 25 марта 2016 года.

Открою страшный семейный секрет: один из моих любимых дядьев, жезде, однажды побывал в депутатах. Всю жизнь проработал акимом отдаленного района, а в 2007 году неожиданно попал в мажилис. Крепкий хозяйственник, умело проведший свой район через исторические бури, за пять лет в мажилисе ничем примечательным себя не выдал, громких заявлений не сделал, в дискуссии не вступал, глупые интервью журналистам не давал — скромно просидел свой срок и с почетом вышел на пенсию, не опозорив семью. Я с интересом следила за политической карьерой родственника и, наверное, буду единственной, в чьей благодарной памяти она останется.

Почему те или иные люди попадают в парламент Казахстана — понять могут только их близкие родственники. Депутаты назначаются по каким-то своим внутренним номенклатурным законам, сложно-сочиненным в регионах и утвержденным в столице спискам, выслугам лет и взаимным заслугам. Это как орден перед пенсией или просто приятное место для хорошего человека. Кстати, также трудно найти смысл и логику в непереизбраниях тех неудачников, что не попадают в новые созывы и сейчас пакуют чемоданы, освобождая место для своих преемников.

Например, я не знаю, почему мой дядя больше не работает в парламенте и не живет в жилом комплексе «Нурсая», а спросить не решаюсь.

История казахстанского парламента — это грустная история упущенных возможностей. В его стены вопреки всем заявлениям о постепенном эволюционном движении к демократии так ни разу и не пропустили хотя бы одного-двух независимых кандидатов. Для них наглухо закрыты двери всех законодательных и представительных органов, вплоть до городских маслихатов и поселковых советов. Осторожной конкуренции боятся даже среди своих. «Асар» Дариги Назарбаевой вполне мог стать если не яростным противником, то достойным соперником «Нур Отану», вдохнуть жизнь в замороженную политическую систему страны, но партию дочери президента в итоге слили, заставив сделать непривычно искреннее признание о глубоком личном разочаровании.

Участь парламента при авторитарных режимах всегда незавидная. Самое важное место публичной политики со временем неизбежно становится компанией странных людей, от скуки или в силу свойств ума выдающих экстравагантные заявления и инициативы, как-то: запрет на браки с иностранцами, учебу за границей для женщин, многоженство и так далее. И ответной реакцией общества не могло не стать такое отношение, когда депутат Тлеухан вынужден был требовать законодательно запретить критику парламента и неуважительные отзывы о нем, как символе государства и власти.

Но вопрос ведь в том, кто первым надругался над символом.

Невозможно двадцать с лишним лет служить очевидно пустой дорогостоящей декорацией и не вызывать раздражения. Людей злят не высокие расходы на депутатов и плохие коммуникации — людей злят депутаты как таковые. И будут злить всё сильней, даже если их поселить в придорожных мотелях и назначить зарплату с минимальный прожиточный минимум.

Кто как избирается, тот так и судим.

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG