Доступность ссылок

Сословное поклонение


Сотрудники полиции задерживают человека после нападения в центре Алматы.18 июля 2016 года.

Сотрудники полиции задерживают человека после нападения в центре Алматы.18 июля 2016 года.

Почему в Казахстане вспомнили о «табели о рангах», а люди выступили против защиты своих защитников?

В правительстве идет усиленная работа над совершенствованием закона о правоохранительной системе. Давно уже идет, с переменным успехом. Точнее, более успешно для блюстителей порядка, менее — для всех остальных граждан. И вот на прошлой неделе стало известно, что законопроект, кроме всего прочего, предусматривает ужесточение наказания за неповиновение представителям власти и введение большого срока за нападение на полицейского. Во втором случае соответствующей статьей предусмотрено от 10 до 20 лет строгого режима, да еще и с конфискацией имущества.

Комментируя такую репрессивность, замглавы МВД Рашид Жакупов заметил, что это общемировая практика, и подчеркнул, что это своевременная мера. Действительно, во многих странах мира посягательство на жизнь полицейского «при исполнении» считается отягчающим обстоятельством. В Соединенных Штатах, Китае, Саудовской Аравии и еще где-то за убийство полицейского предусмотрена смертная казнь, причем у наших восточных соседей расстрелять могут практически без суда и следствия. В более демократичных и менее авторитарных странах убийство полицейского приравнено к лишению жизни ребенка или убийству нескольких лиц. Там тоже можно получить пожизненное заключение с правом прощения не ранее чем через 20 лет (как в Австралии, например).

А вот в России уже существует отдельное положение — это статья 317 уголовного кодекса РФ «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность». По ней можно получить от 12 до 20 лет «строгача» или более тяжелое наказание — пожизненный срок или смертную казнь. На нее там тоже мораторий, поэтому такого рода «вышка» там не выносится.

Почему так получилось, что «алматинский стрелок» стал чуть ли не героем в глазах некоторых наших сограждан?

В общем, это, действительно, мировая практика. Но почему тогда интернет-население стало так возмущаться? Только ли от незнания зарубежной практики? Почему так получилось, что «алматинский стрелок» стал чуть ли не героем в глазах некоторых наших сограждан? Самый распространенный ответ на эти вопросы — сами полицейские виноваты, что создали о себе подобное впечатление у общества. Мол, защититься бы самим от таких защитников, а не дополнительные преференции им давать.

Впрочем, что поделаешь, существующая государственная система предусматривает защиту полицейских, а не граждан. Однако здесь нужно отметить пару моментов. Во-первых, введение отдельного наказания за посягательство на жизнь блюстителя порядка вряд ли можно назвать его защитой. Вон раньше вводилась подобная норма в отношении прокуроров и судей, и что? Тот же Кулекбаев, по версии следствия, удивительным образом совпадающей с его собственной, хотел расправиться с каким-нибудь судьей или прокурором у здания Алмалинского райсуда. Это его остановило? Скорее всего, не остановили бы и новые поправки.

Во-вторых, подобная «защита» лишний раз подчеркивает то, что мы с вами (и с сотрудниками органов) живем в полицейском государстве. И теперь понимаешь, почему в 20-й статье Конституции и 174-й статье уголовного кодекса РК существует понятие «сословие». В отечественной «табели о рангах» полицейские являются неким буфером между власть имущими и «плебеями», теми, которые могут защитить верховные «касты» от низших, а в случае чего — стать козлами отпущения для тех и для других. И, конечно, полицейское государство должно временами подкармливать своих защитников. Но в любом случае, всякого рода ужесточение не защитит их самих. Это будет более походить на позднюю реакцию — на месть за месть. А это, как понимается, ни в коей мере не улучшит взаимоотношений общества и полиции, а еще больше отдалит их.

Между тем, именно к такому положению надо стремиться. Так, ровно пять лет назад в Таразе появился «мститель», жертвой которого стали полицейские, вставшие на его пути и предотвратившие гибель большего количества людей. Кто-нибудь сегодня о них вспоминает? Даже тех, кто погиб в Актобе и Алматы минувшим летом, уже многие подзабыли, грубо списав всё на их собственный «непрофессионализм», не говоря уже о простых полицейских, которые погибали от рук преступников в прежние годы.

Конечно, многое зависит и от самих властей, главным орудием которых и являются доблестные служители порядка.

Конечно, многое зависит и от самих властей, главным орудием которых и являются доблестные служители порядка. Тем более не секрет, что они соответствующим образом воспитываются, видя в каждом из нас потенциального преступника и врага (с которыми можно не церемониться). И вполне понятна реакция общества на заявления об очередных «ужесточениях». Однако следует помнить, что многие граждане сами подкармливают эту прослойку-сословие, играющую роль буфера, — ежедневными взятками на дорогах, готовностью вывернуть карманы при первом требовании, тайным желанием самому быть «гражданином начальником», пусть даже с минимумом полномочий, зато с кобурой и «корочкой». В этом плане мы не то что не вытравили, а, наоборот, развили в себе преклонение перед человеком в погонах, выраженное в смеси страха, ненависти и зависти.

Резюмируя сказанное, отметим, что вряд ли можно было ожидать от властей другой реакции. Напротив, странно, что такие вещи не были приняты еще хотя бы лет пять назад. Поэтому нам нужно самим нарабатывать гражданскую активность, знать не только свои обязанности, но и права и уметь правильно общаться с представителями власти — чтобы, не дай бог, не быть обвиненными в неповиновении им. И это не должно выглядеть как непротивление насилию. Когда гражданское общество у нас будет действительно сильным, только тогда оно может диктовать свои условия власти (громкие лозунги в соцсетях не в счет), а полиция перестанет ограждаться от него жесткими законами и стенами вокруг РОВД.

А в это время можно будет ужесточить наказания, скажем, за воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста, которое, нередко производится самими полицейскими. Или за незаконный арест. Впрочем, на сегодняшний день вполне достаточно было бы исполнения этих и других норм закона. И по большому чету соблюдение законодательства и уверенные шаги в сторону правового государства (а не шаг вперед и два назад) было бы лучшей защитой для этих самых полицейских.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG