Доступность ссылок

Иногда очень хочется, чтобы гражданское самосознание все-таки стало побольше.

Ровно три года назад началась так называемая Революция Достоинства. Проще говоря — Майдан номер два. Это была переломная дата не только для истории Украины, но и для всего постсоветского пространства, и можно с уверенностью говорить, что она оказала влияние на политические события мирового масштаба. Главную роль в этом сыграли не великие государственные деятели (если не cчитать их отрицательные типажи) или разнокалиберные «лидеры наций», а простые граждане, которые на поверку оказались совсем даже не простыми. Более того, в те дни попытка отдельных политиков «возглавить колонну» вызвала отторжение у людей — тысяч киевлян и гостей столицы, вышедших на Майдан Незалежности в знак протеста против того, что Виктор Янукович «перевел стрелки» с Запада на Восток.

Одна из главных примет тех событий — всплеск гражданского правосознания, которое и стало двигателем не только Майдана, но и дальнейших преобразований в стране — в том числе внутренних преобразований в самом гражданском обществе в целом и в каждом его «носителе» в частности.

Сначала говорили о детях, которые шли по снежной трассе в школу: у них попросту не было денег на проезд, а «шофер-ага» не пустил их в автобус.

А что у нас? В последнее время участились сообщения, вызывающие уже не негодование, а чувство безысходности и глубокого позора за свой народ. Сначала говорили о детях, которые шли по снежной трассе в школу: у них попросту не было денег на проезд, а «шофер-ага» не пустил их в автобус. Ребятишек в тот день кто-то подобрал и довез. А есть ли уверенность, что на обратном пути найдется сердобольный человек? Или в другие дни — ведь детишкам учиться надо, а бюджет их пап и мам, возможно, «оптимизирован» до такой степени, что не позволяет тратить тысячу тенге в месяц на каждого ребенка. Это в Алматы, а в селах, где ребятишкам порой приходится добираться до школ за несколько километров, проезд обходится дороже. Поэтому многим школьникам приходится рассчитывать только на добрых водителей автобусов или на попутный транспорт, в котором, заметим, ребенок оказывается полностью беззащитным.

Есть еще и другие истории. Когда путешественники и пассажиры оказывались запертыми стихией или авариями без еды и возможности выбраться, всегда находились предприимчивые соплеменники, которые были готовы помочь, но за определенную плату. Причем эта плата могла в разы превышать привычный номинал: стоимость бензина, горячего питания и даже булки хлеба возрастала многократно. Примеров этому, к сожалению, предостаточно. Последний из них — взимание платы за «погреться» небольшими магазинчиками.

Конечно, в этом случае можно было оправдать действия продавцов не столько жаждой наживы, сколько желанием избавиться от вечно надоедливых и ничего не покупающих посетителей. Они, продавцы, такие же граждане, как и мы, — с кучей проблем, мизерными зарплатами и социально-бытовым неустройством. Они тоже подвержены влиянию витающей в воздухе агрессии, когда виновником всех твоих проблем и бед становится ближний — неприветливый сосед, угрюмый попутчик в автобусе, злой продавец или придирчивый покупатель. Но ведь дело по большому счету не в этом — не в субъективных причинах.

Но ведь бывали хуже времена. Когда наши деды и прадеды делились последним с «врагами народа» и спецпереселенцами, рискуя собственной свободой и жизнью своих детей.

И даже не в объективных. Многие могут списать эту агрессию на общий спад социально-экономического положения населения, а попросту — его обнищание. Мол, это партия и правительство виноваты во всем — и в том, что народ довели да такой жизни: и идеологию не создали, и только о себе думают. А еще они запугали это самое народонаселение до такой степени, что всю свою злобу выплескивают на тех, на кого это можно делать без опасения быть привлеченным к административной или уголовной ответственности. Пар-то надо выпускать, да и деньги на выживание нужно как-то «зарабатывать». Это, действительно, присутствует, но… Но ведь бывали хуже времена. Когда наши деды и прадеды делились последним с «врагами народа» и спецпереселенцами, рискуя собственной свободой и жизнью своих детей. Да, времена были хуже, а вот подлей — вряд ли.

И это видно, даже когда демонстрируется обратное агрессии и жажде наживы на бедах других. Например, в противовес «обогревательному» магазину в Семее одно кафе заявило о предоставлении горячего чая любому замерзшему, а в Алматы в это включились местные кафе и рядовые граждане, по личной инициативе развозившие горячие питание и напитки работникам коммунальных служб, круглосуточно очищавшим город от снега. Думаете, кто-то воспринял это с благодарностью? Как бы не так. Большинством комментаторов этот поступок трактовался как собственный пиар и реклама своих заведений.

В общем, отвык у нас народ от добрых дел, везде и во всем ища подвох.

В общем, отвык у нас народ от добрых дел, везде и во всем ища подвох. Или напротив — то, что еще совсем недавно считалось обычным делом, сегодня воспринимается чуть ли не за геройство. Хотя в отдельных случаях так оно и есть. Но, в любом случае, эти факты говорят о том, что не всё еще потеряно, тем более, как говорят, один добрый поступок может разбавить сотню злых.

Впрочем, в конце концов каждый отвечает за свои поступки, а поступки и мысли отдельного человека определяют достоинство всей нации (или народа, как пожелаете). И пока нам следует признать, что это достоинство у нас пока маленькое. Оно, безусловно, есть, но значительно уменьшилось, и имеется тенденция к дальнейшему сжиманию. Но когда оно — свое личное и/или народное — подрастет, в чем я лично не сомневаюсь, это и станет нашей внутренней революцией, и каждый день у нас будет днем этих самых Достоинства и Свободы. А мы привыкнем к нему настолько, что добрые дела вновь станут обычным явлением…

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG