Доступность ссылок

Представьте на минуту, что всем гражданам страны и лично вам каждый год необходимо сдавать подробный отчет о своей жизни. Где работаете, с кем живете, чем занимались 12 месяцев, какой доход имели с этого и на что тратили. Вы не совершили ничего криминального, у правоохранительных органов к вам нет претензий, данные о вас есть в соответствующих государственных учреждениях — ЦОНе, налоговой, дорожной полиции, — однако от вас требуют доказать дополнительно, что все эти сведения верны и вы ни в чем не виноваты. Потому что мало ли, вдруг вы преступник или иностранный шпион — докажите, что это не так.

Именно в таких условиях отныне существуют неправительственные организации Казахстана — многострадальные НПО. Многострадальные — потому что начиная с середины 2000-х годов вокруг них последовательно складывалась обстановка подозрительности. Поле деятельности общественников последовательно сужали и затрудняли законами, как рогатками. Это можно было бы сравнить с компьютерной игрой, где планку препятствий постоянно повышают, если бы при этом также росла и ставка вознаграждения. Но в игре, которую ведет государство с собственным обществом, награды не предусмотрены, тут действуют только штрафные очки.

В конце 2015 года жизнь общественных организаций усложнили еще на один пункт: в соответствии с поправками к закону «О некоммерческих организациях» они теперь не только облагаются налогом и сдают статистическую отчетность, но до 31 марта каждого года должны предоставлять государству базу данных с подробной информацией «о своих учредителях (участниках), составе имущества, источниках формирования и направлениях расходования денег в порядке, утверждаемом уполномоченным органом в сфере взаимодействия НПО».

Деятельность неправительственных организаций в Казахстане всегда была прозрачной: они платят налоги, сдают отчетность банку о поступивших средствах и отчитываются даже за те кварталы, когда не получают спонсорскую помощь. Теперь вся эта информация будет дублироваться и перепроверяться, фактически для НПО создан режим презумпции виновности. Практическую бессмысленность которого демонстрирует уже то, как он исполняется. НПО начали сдавать данные в канцелярию министерства культуры и спорта в марте — она весь этот ворох документов должна зарегистрировать и передать уже непосредственно в министерство, которое займется дальнейшей работой. На данный момент чиновники смогли обработать документы лишь двух тысяч организаций, более четырех тысяч — лежат и ждут очереди. Что не удивительно, ведь документы всех казахстанских НПО на двух языках в печатном и электронном форматах надо проверить, забить в общую базу и сверить с данными других органов. Эта операция, как говорят в министерстве, займет полгода, специально для нее там дополнительно наняли восемь человек. Сначала-то рассчитывали на технологии, реестр задумывали электронный, куда НПО смогут заходить и заполнять информацию о себе, но заказчик оказался недобросовестным, работу выполнил плохо, с ним долго судились, пытаясь вернуть деньги… одним словом, обычная история.

Директор фонда «Института Национальных и Международных Инициатив Развития» Светлана Ушакова, как и все остальные НПО, отправила свои документы в печатном и электронном виде на диске, но их не смогли открыть, из министерства позвонили и попросили отправить на имейл. «Насколько я знаю по отзывам коллег, многих просили заново отправить информацию», — говорит она.

Когда поправки еще обсуждались, представители власти на рабочих заседаниях апеллировали к европейскому опыту ПАДОРА. Излюбленная тактика манипулирования понятиями: в Европе действительно существует система, когда для получения поддержки нужно один раз зарегистрироваться в общей базе и получить свой пожизненный идентификационный номер. Потом, участвуя в конкурсах, организация просто указывает этот номер ПАДОРА. Но есть одно принципиальное отличие, которое опускают казахстанские власти: в Европе передача данных о финансовом состоянии и проектах — дело сугубо добровольное. Всё зависит от того, собирается организация участвовать в борьбе за грант Евросоюза и предлагать креативное решение проблемы или нет. В Казахстане она стала обязательным требованием, сложным, дорогим процессом, который не помогает НПО, а наоборот; задумывалось так или нет, но получились правила дорожного движения, которые вставляют палки в колеса машин, вместо того чтобы помогать им ездить безопасно.

Как в споре с софистами, у властей всегда много аргументов в свою защиту и все апеллируют к пользе самих НПО, — мол, для вас, а не для себя стараемся. Один из таких: каждый государственный орган сможет зайти и посмотреть, как вы хорошо работаете, к тому же общество будет знать о деятельности НПО.

По мнению Ушаковой, здесь опять происходит подмена понятий: подотчетность перед обществом и отчетность перед государственными органами — это разные вещи. «К сожалению, созданная база данных НПО никак не влияет на развитие истиной публичности деятельности НПО, не приближает их к народу, а только дублирует информацию, которая уже и так есть в других государственных органах».

Что же тогда стоит за созданием неэффективной бумажной махины, обременительной для всех сторон, которой рады от силы те восемь человек, что получили бесполезную, но стабильно оплачиваемую работу в министерстве культуры и спорта? Светлана Ушакова говорит, это прежде всего недоверие к людям, близкое к конспирологии предположение, что НПО только и мечтают о том, как бы на зарубежные гранты баламутить народ на всякие беспорядки. То есть причина трудностей, которые ставят под вопрос само существование целого сектора экономики и социальной сферы (а НПО — это тысячи рабочих мест и миллиарды внешних инвестиций), заключена в страхе перед «цветными революциями». Страхе иррациональном, если учесть хотя бы структуру гражданского сектора. Подавляющая часть НПО в Казахстане занимается вполне безобидными делами — экологией, дефицитом воды, помощью женщинам, детям, малоимущим. И только какой-то один жалкий процент ставит себе в приоритет такие раздражающие власть вопросы, как развитие демократии, плюрализм, свобода слова. Не стоит преувеличивать гражданственный пыл казахстанцев. Самым крупным получателем грантов международных организаций в Казахстане вообще является само государство. Которое нигде, ни в чем, ни в малейшем проявлении не хочет видеть и терпеть инициативу снизу.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG