Доступность ссылок

Среди руин элитного комплекса «Бесоба» продолжают жить люди


Серик Мажиров, житель микрорайона "Бесоба", дом которого подлежит сносу. Караганда, 3 октября 2012 года.

Серик Мажиров, житель микрорайона "Бесоба", дом которого подлежит сносу. Караганда, 3 октября 2012 года.

В элитном карагандинском микрорайоне, который признан аварийным, полным ходом идет демонтаж. Некоторые жители отказались переселиться и живут на свой страх и риск, к тому же без света, тепла и воды.

Из-за опасения за свои жизни и по требованию местных властей большинство жителей неудачного нового микрорайона покинули свои квартиры. Некоторые на свой страх и риск продолжают жить в разрушающихся домах, требуя от властей равноценное жилье. В эпицентре событий побывала корреспондент Азаттыка.

СНОСЯТ ЦЕЛЫЙ МИКРОРАЙОН

Некогда элитный жилой комплекс «Бесоба» в Караганде сегодня и не узнать, он превратился в руины, словно после бомбежки. Человек, попавший сюда впервые, никогда бы и не подумал, что здесь еще недавно кипела жизнь. С утра и до позднего вечера с помощью специальной техники и вручную рабочие разбирают новенькие пятиэтажки.

Блоки разобранной части дома в микрорайоне "Бесоба". Караганда, 3 октября 2012 года.

Блоки разобранной части дома в микрорайоне "Бесоба". Караганда, 3 октября 2012 года.

Когда подъезжаешь к жилому комплексу «Бесоба», уже издали слышно, как работают экскаваторы и автокраны, падают обломки зданий, перекрикиваются рабочие, снуют жители, пытающиеся унести последнее, что осталось под обломками, например сантехнику, кое-какой строительный материал. Как признаются сами жители в беседе с корреспондентом Азаттыка, они пытаются сохранить в целости хотя бы некоторые вещи, чтобы не приобретать их заново.

Территория, где сейчас идет демонтаж домов, огорожена забором, но попасть туда не составляет труда: можно и на машине проехать, и пешком пройти. Никто даже и не интересуется, с какой целью здесь оказались прохожие. На вопрос корреспондента Азаттыка, где находится дом, в котором, предположительно, еще живут люди, один из рабочих указал на него рукой, посоветовав смотреть по сторонам и наверх, чтобы на голову не упал кирпич.

Как оказалось, в разрушающемся комплексе продолжают жить несколько человек. Правда, без света, воды и тепла. От коммунальных услуг их отключили около двух недель назад. Еще часть жильцов просто позакрывали свои квартиры, оставив всю мебель, а сами живут в другом месте.

Люди выносят из квартир остатки сантехники. Караганда, 3 октября 2012 года.

Люди выносят из квартир остатки сантехники. Караганда, 3 октября 2012 года.

Напомним: жильцы, чьи дома в данный момент демонтируют, просят у властей предоставить им жилье хотя бы в том же районе, куда были переселены жители рухнувшего в апреле четырехподъездного дома. Власти обещают выстроить новые дома на этом же месте, в «Бесобе». Но пока им предлагают пожить на арендных условиях в другом месте, в поселке Майкудук — пригороде Караганды. Но не все согласились ехать туда, сетуя, что это будет жизнь на отшибе, причем на птичьих правах. Часть жителей требует предоставить им равноценное жилье. Свою проблему жители «Бесобы» пытаются решить через суд, составив исковое заявление от 20 человек.

ОТКАЗАВШИЕСЯ ПОКИНУТЬ АВАРИЙНОЕ ЖИЛЬЕ

Житель дома № 7 Серик Мажиров отказался покидать свою квартиру, мотивируя свой отказ тем, что съезжать ему некуда, а предложенный властями вариант его не устраивает. Мужчина до сих пор пытается добиться письменных гарантий от чиновников, что проблемы с жильем будут решены, что им предоставят равноценное жилье в черте города Караганды, а не в пригороде и что в последующем он не останется без крыши над головой.

Серик — один жилец на весь этот дом. Он инвалид второй группы. Инвалидность оформил месяц назад, говорит Серик Мажиров корреспонденту Азаттыка. До этого 20 лет проработал хирургом в травматологии. По словам мужчины, однокомнатную квартиру в жилом комплексе «Бесоба» он приобрел с трудом по госпрограмме, залез в долги по ипотеке на 18 лет. Думал, что как раз до пенсии ее и выплатит.

— 25 лет без жилья жил, на протяжении пяти лет в очереди на получение квартиры стоял. И в итоге получил такое жилье, где дом теперь пускают под снос. Эту квартиру мне продал акимат, а точнее, продавцом выступило государственное учреждение «Отдел жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог города Караганды». Я прожил в этой квартире два года. За это время я выплатил только проценты от ипотеки — 600 тысяч тенге. Ипотеку я через «ЖилСтройСбербанк» оформил, — рассказывает Серик Мажиров.

Также, говорит Серик Мажиров, если жилье признано аварийным, то договор о купле-продаже квартиры должен быть расторгнут по соглашению сторон, а взамен этому продавец в лице акимата должен предоставить равноценное жилье.

— В договоре указано, что договор может быть расторгнут на основании невыполнения условия оплаты; по соглашению сторон; то есть акимат должен был забрать, раз это аварийное жилье, по соглашению сторон этот договор разорвать. Также договор может быть расторгнут по решению суда, или при возникновении форс-мажорных обстоятельств. Но сейчас это же не форс-мажорное обстоятельство! Это ведь не стихийное бедствие, например, произошло. Но нам некачественное жилье продали! Когда квартиру нам выдавали, этот микрорайон полностью стоял под арестом. Нам выдали ее в 2009 году, через 10 месяцев только с ареста снимали. Эти месяцы мы квартиру снимали. Деньги эти ушли — 350 тысяч тенге, мы с них не потребовали, молчали, сидели и ждали до тех пор. Но теперь получилось-то как? Нас опять обманули, — возмущается мужчина.

По словам Серика Мажирова, в месяц он выплачивает 25 тысяч тенге за ипотеку.

— Мне теперь легче вернуть эту квартиру обратно акимату, чем платить за то, чего уже нет, и судиться, нервы трепать с этой квартирой. Но акимат хочет, чтобы мы платили ипотеку, жили на условиях аренды в Майкудуке — в захолустье, и хотят еще, чтобы мы и договор на квартиру в «Бесобе» вернули им. И в этой кабале мы должны теперь жить всю жизнь. Обидно. Из-за инвалидности я теперь вынужденно не работаю. И еще один нюанс: раз мы, госпрограммщики, оказались тут в долевом строительстве, это частный сектор, мы не должны были тут оказаться, а мы должны были находиться в госпрограммном доме, например по проспекту Шахтеров, есть ведь специальные дома для госпрограммщиков, — продолжает Серик Мажиров.

Альберт Камуков живет в доме микрорайона "Бесоба", который подлежит сносу. Караганда, 3 октября 2012 года.

Альберт Камуков живет в доме микрорайона "Бесоба", который подлежит сносу. Караганда, 3 октября 2012 года.

Еще один житель «Бесобы», Альберт Камуков из дома № 5, тоже отказался освобождать свою квартиру, где он живет с семьей. Он говорит, что не согласен заключать договор цессии и договор безвозмездного пользования государственным имуществом (ссуды) на квартиру в 14-м микрорайоне в поселке Майкудук.

— Я бы спокойно выехал, если б всё было по закону. Я считаю, что виноват акимат. Если акимат продал брак, значит, он пусть его и меняет в полном объеме. А ведь все люди платят кредиты. Получается впустую. Договор нам не переделали, принудительно отключили свет, воду, все блага цивилизации. Мы были вынуждены подать на действия акимата в суд. Как решит суд, так и будем. Из 189 квартир 76 владельцев отказались подписывать договор цессии, то есть договор уступки прав требований. Но если бы нам сказали, что, мол, вот, пожалуйста, договор ссуды, переезжайте, а договор цессии мы будем решать в судебном порядке, то это отдельный разговор. Но сейчас они сделали хитро: чтобы мы сдали оригиналы документов на квартиру без права дальнейшего требования и подписали договор ссуды. Но я считаю, что это загонит нас в еще большую кабалу, — говорит Альберт Камуков.

ПРОЦВЕТАЕТ МАРОДЕРСТВО

По словам Альберта Камукова, в доме № 5, где он живет, на замок закрыто восемь квартир, жильцы которых съехали, оставив там свои вещи. Но это небезопасно, считает он.

— Рабочие нам сочувствуют, чай нам дают, потому что у нас света нет. Я привез себе генератор, он дает мне немного света и тепло. Но это же не выход. В моем подъезде две квартиры закрыты, под мониторингом стоят, жильцы вывезли вещи. Во всем доме восемь квартир закрыто. Из них уже три или четыре вскрыли мародеры. Одна женщина вещи свои не вывезла, квартиру закрыла, у нее что-то со здоровьем. Еще один был человек, который тут жил, он съехал на днях. Начальство пригрозило, что он лишится работы, если не покинет дом, — говорит Альберт Камуков.

Снос домов в жилом комплексе микрорайона "Бесоба". 3 октября 2012 года. Караганда

Снос домов в жилом комплексе микрорайона "Бесоба". 3 октября 2012 года. Караганда

Житель дома № 7 Серик Мажиров говорит корреспонденту Азаттыка, что ночью толком не спит.

— Ночью тут лазают мародеры, стучат, воруют. На всякий случай при себе держу молоток. Ночью тут даже через балконы пролезают, страшно, — рассказывает он.

Альберт Камуков говорит, что посчитал примерный урон, назвав действия властей бесхозяйственностью.

— Вот 200 миллионов тенге вбухали сюда на усиление этого дома, теперь вот всё это разбирают, на металл сдают швеллера. Погонный метр этого швеллера стоит бешеных денег. Я ради интереса посчитал, что здесь урон вместо экономии получился миллионов на 10 тенге. Вот, к примеру, разбили окна пластиковые. Один квадрат стоит в районе полторы тысячи тенге, а стеклопакет двойной. Сколько керамической плитки поворовали, сколько труб, металла, шлакоблока. Один шлакоблочный кирпич стоит 100 тенге. Но они его много поразбивали. Молотком стекла разбивают рабочие, — говорит Альберт Камуков.

ДОГОВОР ЦЕССИИ

Комментарии карагандинских чиновников по этому поводу получить оказалось нелегко. Мало информации и на официальном сайте акимата города Караганды. Там лишь сказано, что дома № 3, 4, 5, 6, 7 признаны аварийными, «восстановление которых технически и экономически нецелесообразно». Также на сайте акимата указано, что жителям аварийных домов необходимо «заключить договор цессии и договор безвозмездного пользования государственным имуществом (ссуды) на квартиру в 14-м микрорайоне», который находится в Майкудуке.

На сайте акимата Караганды размещен образец договора (ссуды), где указаны обязанности и права сторон. Там говорится, что ссудодатель обязуется предоставить ссудополучателю имущество (квартиру в 14-м микрорайоне) во временное безвозмездное пользование, а ссудополучатель обязуется вернуть указанное имущество по истечении срока, установленного договором, в том состоянии, в котором оно было получено, с учетом нормального износа. Жилье предоставляется без права приватизации и совершения других сделок.

Кроме того, ссудополучатель должен нести все расходы по содержанию квартиры: оплачивать коммунальные услуги, содержать кондоминиум, производить за свой счет капитальный и текущий ремонт, не производить переустройство или дополнительную установку санитарно-технического и иного оборудования.

Указано в договоре (ссуды) и то, что ссудодатель имеет право расторгнуть договор в одностороннем порядке «без предоставления другого жилья по истечении 10 дней с момента уведомления ссудополучателя».

Именно поэтому, говорят некоторые жители «Бесобы», не все и подписывают этот договор, считая его сырым и скользким, поскольку опасаются в итоге вообще остаться без крыши над головой.

Комментариев от официальных лиц на сегодняшний день получить не удалось. Корреспондент Азаттыка еще утром 4 октября отправила запрос в пресс-службу акимата Караганды, но ответ на момент публикации этого репортажа получен не был.
  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG