Доступность ссылок

Домашний арест по-белорусски: в одной квартире с чекистом


Владимир Некляев, бывший кандидат в президенты Беларуси, в день выборов показывает свой бюллетень, на котором написал "Новые выборы без Лукашенко". Минск, 19 декабря 2010 года.

Владимир Некляев, бывший кандидат в президенты Беларуси, в день выборов показывает свой бюллетень, на котором написал "Новые выборы без Лукашенко". Минск, 19 декабря 2010 года.

Белорусский президент Александр Лукашенко дал согласие освободить из тюрьмы двоих из его самых яростных критиков и поместить их под домашний арест. Однако в этом освобождении есть особенность: они живут в одной квартире с сотрудниками КГБ.


Освобождение бывшего кандидата в президенты Беларуси Владимира Некляева и журналиста Ирины Халип, которые были арестованы после массовых уличных протестов против переизбрания Александра Лукашенко 19 декабря, было воспринято как примирительный, однако неудачный жест, направленный на предотвращение санкций со стороны Запада.

Но Александр Лукашенко поставил необычное условие при переводе оппозиционеров из тюрьмы: офицеры из наводящей страх службы КГБ, следящие за ними, будут находиться внутри, а не вне их домов.

Волха Некляева, жена Владимира Некляева, сказала в телефонном интервью корреспондентам Радио Свобода, что такое сожительство нельзя назвать легким. «Они в соседней комнате, дверь между комнатами открыта. Присутствие офицеров КГБ в доме было условием его помещения под домашний арест. Он должен был подписать согласие на это», – говорит Волха Некляева.

Владимир Некляев был освобожден из тюрьмы в субботу, 29 января, вместе с Ириной Халип. Наряду с некоторыми другими видными оппозиционерами, обоим было предъявлено обвинение в разжигании массовых беспорядков – что карается тюремным заключением вплоть до 15 лет.

Согласно условиям домашнего ареста двух оппозиционеров, офицеры КГБ, находящиеся в их квартирах, следят за тем, чтобы они не выходили из дома, не разговаривали по телефону, не принимали гостей, не слушали радио и не пользовались компьютером.

Владимиру Некляеву и Ирине Халип также отказано в доступе к медицинским услугам, что также необычно для домашнего ареста.

Ирина Халип, белорусский журналист, которая преследуется властями.
«Врачи не могут прийти к нему. Нам сказали, что я могу поговорить с доктором, описать ему симптомы. После чего доктор может прописать лекарство для него и объяснить, как его принимать, и я должна буду контролировать это», – говорит Волха Некляева.

У 64-летнего Владимира Некляева, который страдает гипертонией, плохое состояние здоровья после жестокого избиения во время демонстрации 19 декабря. На следующий же день люди в штатском перевели его с больничной койки в тюрьму.

Несмотря на глубокую обиду на белорусских властей, его жена предпочла не протестовать против проживания офицеров КГБ под ее крышей. Волха Некляева говорит, что не хочет противостояния в своем доме. «Я жила в состоянии конфронтации полтора месяца, и с меня хватит. Я хочу, чтобы мой муж жил в тихой, нормальной атмосфере дома, без стресса», – говорит она.

Отец журналистки Ирины Халип, Владимир Халип, также выбрал неконфронтационное поведение. Он говорит, что сотрудники КГБ, приставленные к Ирине для обеспечения ее домашнего ареста, просто «делают свое дело».

В отличие от Волхы Некляевой, которая держит мужа в курсе последних событий в Беларуси, Владимир Халип говорит, что он избегает разговоров на политические темы с дочерью. «Мне позволяют встречаться и разговаривать с ней. Мы говорим о повседневных вещах, избегая других тем, чтобы не осложнять ситуацию», – говорит Владимир Халип в интервью корреспондентам Радио Свобода.

Муж Ирины Халип, оппозиционный лидер Андрей Санников, также баллотировался в президенты Беларуси 19 декабря. Он до сих пор находится в тюрьме за свое участие в акциях протеста после выборов президента Беларуси.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG