Доступность ссылок

Как я опять открыла для себя Америку


Люди на пароме, движущемся рядом со Статуей Свободы. Нью-Йорк, 4 июля 2013 года.

Люди на пароме, движущемся рядом со Статуей Свободы. Нью-Йорк, 4 июля 2013 года.

Наша журналистская группа находилась в Сент-Луисе, когда новостная лента на моем смартфоне сообщила, что где-то под Таразом в селе Бурыл начались волнения после убийства казахского мальчика. Официальные комментарии не отличались оригинальностью, как обычно в подобных случаях, как это было после событий в селе Карамурт, и после событий в селе Ынтымак, представители власти повторяли как мантру, что в селе Бурыл произошло обычное бытовое преступление.

Тем контрастней для меня выглядела картина, потому что сквозной темой встреч в Сент-Луисе был Фергюсон – тот самый печально знаменитый пригород, где в 2014 году негодовало афроамериканское комьюнити после того, как белый полицейский застрелил черного парня. Ни тогда ни сейчас никто в США не пытался и не пытается убедить себя и других, что произошедшее – обычная криминальная хроника. Хотя такое мнение было бы не лишено логики.

Сент-Луис – не самый процветающий город Америки, некогда промышленный центр, пересечение торговых путей с юга на север, запада на восток, сегодня, с переносом производств в развивающиеся страны, изрядно сдал. В Фергюсоне высокая безработица, преступность, афро-американское большинство и белые полицейские…

Но тем и отличается зрелое общество от инфантильного, что не ретуширует свои проблемы – оно их признает и решает.

Демонстрация в Фергюсоне в годовщину смерти чернокожего юноши, в которого выстрелил белый полицейский. 9 августа 2015 года.

Демонстрация в Фергюсоне в годовщину смерти чернокожего юноши, в которого выстрелил белый полицейский. 9 августа 2015 года.

Тема расовых противоречий так или иначе звучала на каждой встрече в штате Миссури – мы обсуждали сложную природу человеческих взаимоотношений с журналистами газеты для афроамериканского комьюнити St. Louis American Newspaper, в ассоциации афро-американских журналистов Greater St. Louis Society of Black Journalists, на общественном радио Сент-Луиса и в организации CRONICLE:: FERGUSON, которая собирает базу данных фотографий и свидетельств событий 2014-го.

Люди с разным цветом кожи открыто и свободно обсуждают то, о чем у нас говорить стыдно. О дискриминации, которую ощущают меньшинства, сегрегации, которая спустя 40 лет после отмены все еще разделяет людей – белые и черные американцы живут в разных районах, ходят в разные школы и магазины, учатся в разных университетах.

Не все бесспорно и в этих дискурсах, например, газету для афроамериканского комьюнити St. Louis American Newspaper делают журналисты афроамериканского происхождения, считающие, что мэйнстрим медиа предвзято относятся к черным и пишут про них только плохое – убийства, грабежи, воровство. Поэтому SLAN пишет про черных только хорошее. Вот милые афроамериканские подростки идут в музыкальную школу, вот жадные до знаний студенты читают книжки в библиотеке, а это примерная афроамериканская семья возвращается с воскресной церковной проповеди. Образцовый черный Плезентвиль, – реальная жизнь, конечно, разнообразней.

Протестующий атакуют полицейский автомобиль после вынесения судом присяжных решения по делу о смерти чернокожего юноши, застреленного полицейским. Фергюсон, 24 ноября 2014 года.

Протестующий атакуют полицейский автомобиль после вынесения судом присяжных решения по делу о смерти чернокожего юноши, застреленного полицейским. Фергюсон, 24 ноября 2014 года.

Но согласен ты с чем-то или нет, главное ведь, что есть открытый разговор – это очень удобно, ты можешь задавать прямые вопросы, без того чтобы на тебя обиделись и обвинили в «разжигании». Например, я спросила редактора газеты, что она думает о противоположной проблеме, которую поднимают социологи: что все более ущемленными себя чувствуют белые, в частности, белый мужчина, именно этим чувством – подавленности, депрессии белых объяснил феноменальный успех Трампа главный редактор американского Esquire в своей январской колонке. Она в ответ пожала плечами и сказала, что о чувствах белых мужчин лучше всего спросить их самих и указала на одного из наших организаторов Фрэнка. Тут все взоры устремились на него, и под общий смех Фрэнк ответил: I agree!

Диалог, можно сказать, состоялся.

Трудно открывать Америку в 2016 году, тем не менее какие-то вещи с близкого расстояния все еще способны удивить.

– Как так, это же Соединенные Штаты Америки! – воскликнул министр окружающей среды Индонезии, познакомившись с данными общественного фонда levees.org в Новом Орлане. О реакции высокопоставленного чиновника нам рассказала исполнительный директор фонда Сэнди Розенталь, заметив и нашу реакцию по мере своего выступления.

В Новом Орлеане большинство домов не были застрахованы от наводнения, которое здесь никто просто не ожидал, а дома многих афроамериканцев, передававшиеся по наследству из поколения в поколение к тому же не были оформлены в имущественном реестре. В 2005 году ураган Катрина прорвал дамбу, и снес дома-призраки, обнажив огромную социальную проблему, последствия которой город расхлебывает до сих пор. Более 100 тысяч человек так и не вернулись в Новый Орлеан.

Люди перед мемориальным комплексом Линкольна в Вашингтоне. 29 сентября 2013 года.

Люди перед мемориальным комплексом Линкольна в Вашингтоне. 29 сентября 2013 года.

Общественный фонд levees.org не дает властям забыть об этой трагедии, а власти везут иностранных журналистов на встречу с его руководителями, которые рассказывают им, как эти самые власти оплошали, и как они с ними борются. Так устроено их американское общежитие. Многочисленные общественные организации, наблюдательные комиссии, фактически неподсудные СМИ, центры журналистских расследований – прорезают американскую жизнь вдоль и поперек – это кровеносные сосуды, артерии, подающие мозгу энергию и кислород. Здесь любая группа людей, имеющих хоть какой-нибудь общий признак – будь то профессия, этнос, раса, болезнь или хобби – объединяются, чтобы эффективней отстаивать свои права. Перед кем? Государством! Которое здесь воспринимается не то чтобы как противник, но как хитрый механизм, за которым нужен глаз да глаз.

Американцы одержимы демократией – это действительно так. С некоторых пор, кажется, перелом случился на рубеже 1990-х и 2000-х, у нас над их идеализмом принято иронизировать, как и над самим понятием демократии. Наверное, это такой способ психологической самозащиты – а что еще нам остается делать, если не смеяться?

Но именно эта одержимость идеалами в конечном счете и помогает Америке со всей ее невообразимо сложной общественно-политической жизнью переживать- перемалывать-переваривать и фергюсоны, и разрушительные ураганы, и расовые предубеждения, и политиков, которые и у нас и у них и везде – не всегда на высоте.

Автор находилась в США по программе профессионального и образовательного обмена государственного департамента США International Visitor Leadership Program, Investigative Journalism.

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG