Доступность ссылок

Балканы вновь на перепутье?


Женщина идет вдоль здания, на стене которого надпись: "ЕС?" Белград, июнь 2011 года.

Женщина идет вдоль здания, на стене которого надпись: "ЕС?" Белград, июнь 2011 года.

Взаимное недоверие, геополитическая ситуация и исходящие из Москвы сладкозвучные серенады — эти преграды встают на пути бывших югославских республик в Евросоюз.

«Уезжай, Европа, нечего нас больше ждать», — поется в припеве популярной в начале 1990-х годов песни известного сербского певца Джордже Балашевича. Отчасти слова этой песни были откровенным, а при тех обстоятельствах еще и храбрым обвинением в свой адрес.

Песня Джордже Балашевича «Наша вина» появилась в то время, когда гремящие барабаны войны заглушали почти всё остальное в бывшей Югославии. Текст этой песни в некотором роде является обвинительным приговором в собственный адрес — сербам, которые своим молчанием позволили Слободану Милошевичу заправлять страной и вести кровопролитные войны в соседних государствах.

В припеве также поется об ускользающей мечте видеть Югославию неотъемлемой частью Европы. Если Европа — это интеграция и верховенство закона, то вокруг Балашевича в Югославии царили разделение, национализм, беззаконие, коррупция, а также жестокая война (1991–1995 годы). В тот момент не оставалось ничего другого, кроме как оставить позади мысли о прогрессивной Европе с ее ценностями терпимости, цивилизованности и беззаботного процветания.

УСКОЛЬЗАЮЩАЯ МЕЧТА

Президент России Владимир Путин встречается со своим сербским коллегой Томиславом Николичем в Кремле в Москве. 10 марта 2016 года.

Президент России Владимир Путин встречается со своим сербским коллегой Томиславом Николичем в Кремле в Москве. 10 марта 2016 года.

Тем не менее создается ощущение, что слова в припеве и много лет спустя нисколько не потеряли своей актуальности. Для стран Западных Балкан Европейский союз в очередной раз становится всё более отдаленной мечтой. Однако на этот раз стране преграждает путь в Евросоюз не война, а взаимное недоверие, изменение геополитики и исходящие из Москвы сладкозвучные серенады по мере роста напористости путинской России в её всеохватывающей борьбе против Запада.

Обеспокоенный собственной безопасностью, текущими экономическими проблемами, внутренними разногласиями между старыми и новыми членами, ЕС кажется изнуренным и совсем не в восторге от идеи своего дальнейшего расширения.

В то же время ЕС оказывается менее привлекательным вариантом для многих сербов — в той мере, насколько российская пропаганда сумела демонизировать евроатлантическую интеграцию. Грубый и довольно ортодоксальный подход Москвы весьма эффективен. Одному моему знакомому, получившему предложение работать в Белграде на российском радио «Спутник», сказали, что ему будет предоставлена полная свобода в выборе тем при условии, что он будет придерживаться главного правила: хвалить президента России Владимира Путина и критиковать ЕС. Просто и понятно. И это работает!

По данным последнего опроса, проведенного в Белграде, только 11 процентов сербов поддерживают вступление страны в ЕС и НАТО. По данным того же опроса, 55 процентов респондентов заявили, что Сербия должна держаться ближе к России.

ХРУПКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

Премьер-министр Сербии Александр Вучич. 12 апреля 2016 года.

Премьер-министр Сербии Александр Вучич. 12 апреля 2016 года.

Кроме того, есть еще один повод для евроскептицизма. В данное время и без того тернистый путь Сербии в ЕС заблокирован Хорватией — соседом и противником военной поры. Хорватия возражает против начала следующего этапа переговоров между ЕС и Сербией, посвященных системе правосудия и основным правам. Загреб хочет, чтобы правительство в Белграде изменило свои законы о преследовании за совершённые во время войны преступления за пределами территории Сербии.

— Сербия шокирована решением Хорватии не поддерживать путь Сербии в ЕС. Сербия приняла к сведению позицию Хорватии, но никому не позволит в Европе или в мире, в том числе Республике Хорватии, шантажировать, унижать или порочить Сербию, — заявил премьер-министр Александр Вучич.

Это просто свежее напоминание о том, насколько хрупка стабильность на Балканах.

О начале диалога о вступлении Сербии в ЕС было объявлено еще в январе 2014 года. Однако дискуссия ни по одной из 35 глав, по которым Сербия должна соответствовать нормам блока, еще так и не началась.

Министр иностранных дел Хорватии Миро Ковач. 19 февраля 2016 года.

Министр иностранных дел Хорватии Миро Ковач. 19 февраля 2016 года.

Между тем Хорватия — наряду со Словенией, еще одной бывшей югославской республикой, ставшей членом ЕС, — делает всё возможное, чтобы дистанцироваться от остальной части Балкан. Хорватский министр иностранных дел Миро Ковач недавно заявил, что термин «регион» (regija), до сих пор используемый в отношении стран бывшей Югославии, следует заменить термином «соседи» (susjedi).

— Мы должны раскрепостить себя, наш взгляд на мир — взгляд не из «региона», а из Хорватии, — заявил Ковач.

Тем не менее он уверил, что его страна будет способствовать укреплению связей со своими «соседями». Нынешнее настойчивое утверждение Хорватии, что Европа заканчивается на своих границах, а Балканы — это «регион», «соседи», — не очень напоминает добрососедские отношения. Но эта оппозиция вполне может сделать ЕС более привлекательным для сербов.

Всё это лишь слабая надежда, учитывая, что пропагандистская машина президента России Владимира Путина активно заполняет вакуум, оставленный изнуренной и озабоченной Европой, поглощенной собственным экзистенциальным кризисом.

Сложно предсказать, в какую сторону будет двигаться Европейский союз и удастся ли Сербии или странам Западных Балкан оказаться в его составе в ближайшее время.

Перевела с английского языка в сокращении Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG