Доступность ссылок

В Азербайджане начали применять закон о клевете


Микаил Талыбов, бывший сотрудник банка АccessBank, ответчик по делу о клевете в Интернете.

Микаил Талыбов, бывший сотрудник банка АccessBank, ответчик по делу о клевете в Интернете.

Первое обвинение по делу о клевете в Интернете в Азербайджане исходит от банка, имеющего связь с несколькими европейскими банками, в том числе с ЕБРР.


Микаил Талыбов — уроженец городка Ожакаран на юге Азербайджана — провел два года, безуспешно обжалуя в суде свое увольнение с должности специалиста по займам из AccessBank. Он создал страницу в социальной сети Facebook, на которой начал публиковать комментарии, обвиняющие этот банк в коррупции и жадности.

AccessBank нанес ответный удар, подав первый в Азербайджане иск по противоречивому новому закону о клевете в Интернете. Талыбова признали виновным и приговорили к одному году «исправительных работ» и 20-процентному вычету из доходов. Его также обязали публично отказаться от своих обвинений.

31-летний Микаил Талыбов говорит, что не был удивлен таким решением и даже ожидал «худшего».

«ПРИСКОРБНАЯ» РОЛЬ?

Amnesty International и Совет Европы выступили с резкой критикой решения суда от 14 августа. Уполномоченный по правам человека Совета Европы сказал в социальной сети Twitter, что дебют нового закона о клевете «еще более охлаждает свободу слова».

Также удручает, по мнению многих правозащитников, тот факт, что одним из учреждений, стоящих за этим первым в Азербайджане приговором о клевете,
... Мы стали свидетелями удара против свободы слова от этих самых организаций.
является Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) — институт, направленный на поддержку демократических ценностей и свободы слова в странах, где он действует.

По словам Рашида Хаджили — юриста, возглавляющего расположенный в Баку Институт по правам прессы, роль ЕБРР в этом деле является прискорбной.

— Люди всё же надеялись, что эти международные организации никогда не пойдут на такие шаги. К сожалению, мы стали свидетелями удара против свободы слова от этих самых организаций, — говорит Рашид Хаджили.

«ДОСТУПНЫЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ БАНК»

AccessBank, который начал свою работу в Азербайджане в 2002 году под девизом «Ваш доступный европейский банк», почти полностью принадлежит иностранным акционерам.

ЕБРР имеет долю в 20 процентов, так же как и Black Sea Trade and Development Bank, International Finance Corporation (IFC) и Kreditanstalt fur Wiederaufbau. Еще две иностранные фирмы — Access Microfinance Holding AG и LFS Financial Systems GmbH — делят оставшиеся 20 процентов.

В ЕБРР, с которым связались в Лондоне и Тбилиси, отказались комментировать связь банка с делом Микаила Талыбова, сказав, что не дают комментарии по частным судебным делам.

Вход в здание офиса Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Лондоне.

Вход в здание офиса Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Лондоне.

В ЕБРР также не прокомментировали и свою роль в принятии решений в AccessBank. ЕБРР прямо не представлен в совете правления в AccessBank, однако председателем совета правления является бывший работник ЕБРР с семилетним стажем Майкл Хоффман, работавший в России.

Любая связь между ЕБРР и этим делом о клевете противоречила бы основополагающему мандату ЕБРР по продвижению свободы слова и других принципов демократии и правового государства в странах его действия.

Это также вызвало бы сомнения в истинной приверженности Запада к соблюдению прав человека в Азербайджане — богатой нефтью стране, которую наблюдатели обвиняют в «икорной дипломатии» по раздаче подарков в своих отношениях с Советом Европы и другими потенциальными критиками.

Основанный в 1991 году для продвижения развития частного сектора в странах бывшего Восточного блока, ЕБРР инвестировал более 1,6 миллиарда долларов только в одном Азербайджане.

Банк официально сотрудничает с Советом Европы в оценке реформ и признал неважное состояние прав человека в Азербайджане. Даже в собственной стратегии ЕБРР, размещенной в Интернете, говорится, что «декриминализация клеветы необходима для защиты свободы слова для представителей прессы и является насущным компонентом демократического правления».

ПЕРВОЕ ДЕЛО О КЛЕВЕТЕ

В интервью Азаттыку AccessBank открыто признал свой иск против Микаила Талыбова, но не пояснил, принимали ли участие совет правления или кто-либо из акционеров в принятии решения подать в суд. Член Группы Всемирного банка IFC также отказался комментировать решение суда.

По словам представителя AccessBank, обращение в суд понадобилось после того, как Талыбов, уволенный, как говорят в банке, за прогул, отказался удалить страницу в сети Facebook, на которой порочил имя банка и публиковал ложные обвинения в коррупции.

Большинство комментариев на странице Талыбова, созданной в марте 2012 Скриншот страницы Микаила Талыбова в сети Facebook об AccessBank.

Скриншот страницы Микаила Талыбова в сети Facebook об AccessBank.

года под названием «AccessBank-Haqsizbank» (в переводе — AccessBank-Несправедливый Банк), носят форму безосновательных, иногда националистических фраз, обвиняющих банк в сотрудничестве с Арменией и удержании 10 процентов по депозитам в 60 тысяч долларов. Еще в одном посте банк критикуется за работу «против Азербайджана на деньги, заработанные азербайджанцами».

По словам Микаила Талыбова, изначально он обратился с обвинениями в коррупции в Центральный банк Азербайджана и вынес свою жалобу в Интернет после продолжающегося преследования со стороны AccessBank. Он также утверждает, что не все обвинения опубликованы им самим и что неизвестные люди добавили на страницу свои обвинения. Он не отказывается от своих слов, настаивая, что не публиковал «фальшивых фактов».

В решении, которое AccessBank опубликовал на своей странице в социальной сети Facebook, суд Астаринского района признал, что действие закона о клевете распространяется и на Facebook, являющийся формой «средств массовой информации», а также то, что комментарии Талыбова были признаны ложными, которые наносят вред «профессиональному имиджу» банка.

Представляется сложным оценить объем вреда, нанесенного Талыбовым AccessBank: на снимке страницы Талыбова в сети Facebook, предоставленном AccessBank, видно, что во время подачи иска страница получила только 26 отзывов «мне нравится».

ПРЕДВЕСТИЕ

Дело AccessBank привлекло мало внимания в Баку — возможно, из-за отдаленного места проведения процесса и того, что Талыбова воспринимают не как борца за правду, а по большей части как раздраженного мстителя.

Правозащитники видят в этом вердикте мрачное предвестие того, что за ним последуют более серьезные дела. Когда в мае азербайджанский парламент признал преступной клевету в Интернете, за которую сейчас предусмотрено максимальное наказание в виде штрафа в 1 200 долларов и шести месяцев тюрьмы, многие посчитали это предупреждением журналистам в Интернете в преддверии октябрьских президентских выборов, на которых действующий авторитарный президент Ильхам Алиев выдвинется на третий срок.

Amnesty International призвала власти страны не использовать выборы «как предлог для подавления критических голосов и имеющих смысл споров».

Микаил Талыбов, не работающий два года, намерен обжаловать решение суда.

В подготовке материала участвовали Кенан Алиев, Дейзи Синделар и Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG