Доступность ссылок

Макс Бокаев и Талгат Аян отказались выступать на прениях


На заднем плане Талгат Аян и Макс Бокаев (справа), обвиняемые в «разжигании розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка проведения митинга». На переднем плане — защитник Бокаева Жанаргуль Бокаева. Атырау, 21 ноября 2016 года.

На заднем плане Талгат Аян и Макс Бокаев (справа), обвиняемые в «разжигании розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка проведения митинга». На переднем плане — защитник Бокаева Жанаргуль Бокаева. Атырау, 21 ноября 2016 года.

Гражданские активисты Макс Бокаев и Талгат Аян, которых судят в Атырау, отказались выступать во время прений сторон. Прокуроры запросили для них по восемь лет тюрьмы. Активисты отвергают предъявленные им обвинения в «разжигании розни», «распространении заведомо ложной информации» и «организации незаконного митинга».

Судебное заседание в понедельник, 21 ноября, началось в 9 часов 30 минут по местному времени. Судья Гульнар Даулешова разрешила журналистам фото- и видеосъемку в зале суда до начала слушаний. После начала заседания в здании суда были перебои со связью, из-за чего Азаттык не смог вести полноценную прямую трансляцию процесса в Facebook’е.

«73 ТОМА ДЕЛА — ЭТО ПРОСТО МАКУЛАТУРА»

Судья призвала подсудимых выступить в прениях. Макс Бокаев отказался выступать, сказав, что «правоохранительные органы на протяжении полугода пытались вменить ему и Талгату Аяну различные преступления, в том числе причастность к насильственному захвату власти».

— В ходе преследования применялись все приемы, которые использовал НКВД в 1937 году: взламывали и врывались в дома наших матерей, запугивали, проводили обыски, вмешивались в личную жизнь. Но доказательств того, что мы с Талгатом нарушили Конституцию, не нашли. Поэтому 73 тома дела — это просто макулатура, — сказал в суде Макс Бокаев.

Талгат Аян высказался кратко:

— Я казах, тысячу раз умиравший и тысячу раз воскресавший. Наши предки ради защиты земли и родины не щадили своих жизней. Казахи — решительный, смелый, отважный и героический народ. Это подтверждают наша история, бескрайние просторы и наша земля. Защищать ее — это не преступление. Поэтому моя совесть чиста, я не виновен.

Сторонники Макса Бокаева и Талгата Аяна и наблюдающие за процессом в зале суда перед началом прений. Атырау, 21 ноября 2016 года.

Сторонники Макса Бокаева и Талгата Аяна и наблюдающие за процессом в зале суда перед началом прений. Атырау, 21 ноября 2016 года.

Подсудимые сказали, что это не последнее их слово и что им есть что еще заявить в суде.

ОБВИНЕНИЕ ПРОСИТ ДАТЬ ПО ВОСЕМЬ ЛЕТ

Прокурор Касым Сыдыков сказал на прениях сторон, что люди якобы могут подумать, что «их [Бокаева и Аяна] судят за выражение мнения по поправкам в земельный кодекс, но это не так».

— Они преследовали цель выйти на площадь, несмотря на отсутствие разрешения акимата, чтобы всеми возможными методами опорочить власть. Что было бы, если бы пострадали люди, расположенные там здания? После внесения изменений в земельный кодекс и снятия проблемы подсудимые играли на патриотических чувствах людей, пугали их тем, что в будущем будут говорить на китайском, ходить с китайскими паспортами, — сказал Касым Сыдыков.

По словам прокурора, отказ Бокаева участвовать в первом же заседании комиссии по земельной реформе свидетельствует о деструктивности намерений активиста.

Другой участвующий в процессе прокурор Марат Хабибуллин на прениях заявил, что вина подсудимых «полностью доказана заключениями экспертов и показаниями свидетелей».

— То, что они отвергают доказательства и отказываются признать правду, говорит о том, что у них нет человечности. Они пытаются уйти от ответственности по обоснованным обвинениям вместо того, чтобы чистосердечно раскаяться и признать вину, — сказал Марат Хабибуллин.

Макс Бокаев (в центре) выступает на митинге «по земельному вопросу» в Атырау. 24 апреля 2016 года.

Макс Бокаев (в центре) выступает на митинге «по земельному вопросу» в Атырау. 24 апреля 2016 года.

Он попросил суд приговорить Макса Бокаева в общей сложности к восьми годам тюрьмы и предусмотреть запрет на три года на общественную деятельность. Для Талгата Аяна, с учетом того, что у него на иждивении есть несовершеннолетние дети, прокурор запросил по одному из пунктов обвинения шесть лет и восемь месяцев тюрьмы. После этого прокурор сказал, что Талгату Аяну отведена серьезная роль в предполагаемой преступной схеме, потому что он получил через установленных следствием людей от бизнесмена Тохтара Тулешова деньги на организацию митинга, о чем не знал Макс Бокаев. Сторона обвинения в итоге попросила приговорить Аяна в общей сложности к восьми годам лишения свободы и запретить ему заниматься общественной деятельностью на протяжении трех лет. Марат Хабибуллин попросил суд оштрафовать подсудимых на 530 миллионов 250 тысяч тенге (1,6 миллиона долларов) и взыскать с них процессуальные издержки.

«СУД НЕ ПРИНЯЛ НАШИ ДОВОДЫ»

Адвокат Толепкали Аянов показал судье запись видеопрограммы с речью бывшего министра национальной экономики Ерболата Досаева о планах по продаже земли и возражениями секретаря Коммунистической народной партии Владислава Косарева, показанную в эфире «31 канала». Судья Гульнар Даулешова, не досмотрев запись до конца, потребовала остановить показ видео и заявила, что оно «не имеет отношения к делу».

— Разве можно судить людей на основании нескольких скриншотов и не соответствующих действительности улик? Я прошу суд прекратить дело и вынести оправдательный приговор, — сказал адвокат Аянов.

Макс Бокаев с адвокатом Нурбике Ескендировой (слева) и сестрой и общественным защитником Жанаргуль Бокаевой. Атырау, 18 ноября 2016 года.

Макс Бокаев с адвокатом Нурбике Ескендировой (слева) и сестрой и общественным защитником Жанаргуль Бокаевой. Атырау, 18 ноября 2016 года.

Адвокат Толепкали Аянов отметил в суде, что прения проходят одновременно со съездом судей в Астане, где президент Нурсултан Назарбаев раскритиковал работу судей. Аянов призвал судью Гульнар Даулешову вынести справедливое решение и наказать прокуроров и следственную группу за незаконное преследование активистов. Толепкали Аянов сравнил действия полиции 21 мая этого года, когда были пресечены попытки провести митинг, с действиями советской милиции во время Декабрьских событий 1986 года.

Адвокат Макса Бокаева Нурбике Ескендирова и общественный защитник Жанаргуль Бокаева заявили, что оснований для того, чтобы называть подсудимых преступниками, нет. Они упомянули, что на протяжении полутора месяцев судебного разбирательства подали свыше ста ходатайств, большая часть которых осталась без удовлетворения. По словам Жанаргуль Бокаевой, всё обвинение основано на постах в Facebook’e и заключениях экспертиз.

— Оставим в стороне качество перевода стоимостью шесть миллионов тенге и несоответствие текстов. Мы неоднократно обращали внимание суда на то, что политолог Жанна Байсалбаева, на заключении которой строится обвинение, является сотрудником Академии КНБ. Но суд не принял наши доводы, — говорит она.

Судья Гульнар Даулешова сообщила, что оглашение приговора назначает на 28 ноября, объявив перерыв в разбирательстве.

Суд в отношении гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна начался 12 октября. Они содержатся под арестом с 17 мая. После массового стихийного митинга против инициированной властями земельной реформы в Атырау им предъявили обвинения в «организации незаконного митинга», «разжигании розни» и «распространении заведомо ложной информации». Летом этого года комитет национальной безопасности Казахстана заявил, что протесты в Казахстане против земельной реформы профинансировал шымкентский бизнесмен Тохтар Тулешов.

В ходе судебного разбирательства в Атырау Тохтар Тулешов (которого в этом месяце приговорили к 21 году тюрьмы по обвинению в попытке насильственного захвата власти) и его помощники были допрошены дистанционно в качестве свидетелей обвинения. Помощники Тулешова сказали, что передали деньги Талгату Аяну. Макс Бокаев и Талгат Аян отвергли эти показания, заявив, что никаких денег они не получали.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG