Доступность ссылок

Акаев отдает право на упразднение СССР трём его учредителям


 Бывший президент Кыргызстана Аскар Акаев. Москва, 23 марта 2010 года.

Бывший президент Кыргызстана Аскар Акаев. Москва, 23 марта 2010 года.

Радио Азаттык взяло интервью еще у одного из непосредственных свидетелей развала Советского Союза – бывшего президента Кыргызстана Аскара Акаева. Он говорит о том, что действительно Нурсултан Назарбаев, если бы не путч в Москве, мог бы получить пост главы правительства СССР.


НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПРЕМЬЕР СССР

– Господин Акаев, вы являлись единственным из президентов союзных республик, кто открыто выступил против путча ГКЧП, тогда как одни были растеряны и приняли выжидательную позицию, а другие поддержали путчистов или вели двойную игру. О поведении президента Казахстана Нурсултана Назарбаева 19–21 августа 1991 года существуют полярные мнения. Как бы вы объяснили действия в дни путча вашего казахского коллеги?


– Действительно, путч сыграл роковую роль, потому что сорвал подписание Союзного договора. Я считаю, что Союзный договор был весьма хорош: в нем был достигнут компромиссный баланс полномочий между центром и республиками, которые могли в случае его подписания получить достаточную свободу в экономической, кадровой – во всех сферах. Одним словом, этот договор основывался на конфедеративном союзе суверенных республик. Конечно, ГКЧП сыграл такую роль…

Я должен сказать, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев был одним из самых авторитетных политиков на советском политическом олимпе той поры. Для казахстанцев, наверное, приятно будет знать, что в июле 1991 года, после завершения работы над Союзным договором, состоялось узкое совещание, на котором было решено, что после подписания 20 августа Союзного договора состоится реформа всех органов государственного управления. И в первую очередь будет реформировано советское правительство. Президенты республик тогда рекомендовали председателем правительства СССР именно Назарбаева. Если бы не случился путч, то в случае подписания договора представитель Казахстана впервые мог занять второй пост в советском государстве.

Я ничего не могу сказать, как вели себя другие президенты, потому что в те дни, 20–21 августа, не было связи. Связь ведь всегда управлялась КГБ. Так как связь была нарушена, я не мог поговорить ни с Горбачевым, ни с Ельциным. Так что не могу судить. Но твердо могу сказать, что, да, мы все увидели, как Ельцин выступил решительным образом.

– Первый и последний президент СССР Михаил Горбачев за несколько дней до подписания нового Союзного договора решил отдохнуть и уехал в Форос. Как вы думаете, действительно он не знал о готовящемся путче, или его внезапный отъезд и ГКПЧ были действиями одного сценария?

– Вы знаете, я был в числе немногих, кто имел добрые отношения как с Горбачевым, так и с Ельциным. Первый визит за границу всенародно
Президент СССР Михаил Гобачев выступает в Бишкеке во время своего последнего визита по стране. 5 ноября 1991 года.

избранного президента Ельцина был именно в Бишкек. Это было 21 июля, через две недели после инаугурации и за месяц до путча. А вот последний визит Михаила Горбачева тоже был в Бишкек. Его поездка к нам состоялась фактически за месяц до упразднения СССР.

Сейчас иногда говорят, что он выехал, потому что он с ними был заодно, дал им «добро» и он просто хотел остаться в стороне. Я категорически против таких высказываний, так как 1991 год был действительно очень тяжелым для Михаила Сергеевича. Я ответственно подтверждаю, что он был очень уставшим, что в те дни не было связи, а он хотел отдохнуть. Я с ним разговаривал и знаю, что он был искренним, полон энтузиазма, говорил, что вот подпишем договор, потом будем создавать правительство во главе с Назарбаевым.

– Как известно, в Беловежскую Пущу был приглашен и Нурсултан Назарбаев. Однако, пообещав Борису Ельцину приехать, в момент подписания Беловежского соглашения он прилетел в Москву и встретился с Горбачевым. Двое из трех участников встречи в Беловежской Пуще – экс-президент Украины Леонид Кравчук и экс-спикер Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич – считают, что одной из причин отказа Нурсултана Назарбаева приехать в Беловежскую Пущу стало обещание Горбачева о том, что он хотел бы видеть Назарбаева то ли главой Верховного Совета СССР, то ли премьер-министром Советского Союза. То есть, по мнению Кравчука и Шушкевича, в то время, когда лидеры других республик спешили разрушить Советскую империю и получить независимость, Назарбаев же пытался сохранить СССР и получить в нем один из самых высоких постов. Так ли это было в действительности, господин Акаев? И почему Назарбаев тянул с объявлением независимости Казахстана даже тогда, когда СССР де-факто уже не существовал больше недели?

– Все лидеры Центральной Азии на первом этапе были согласны с Союзным договором. Я, Ислам Каримов, Туркменбаши Великий – все были за подписание ССГ, Союза суверенных государств. Если говорят, что там кто-то чего-то пытался, не было такого. Это уже постфактум начали говорить, что, мол, нет, хотели разбираться. Нет, ничего подобного. Среднеазиатские лидеры все, как один, были удовлетворены теми полномочиями, которые мы получили бы в рамках ССГ. Мы абсолютно были готовы. Все мы были готовы подписать, в том числе и Назарбаев.

Назарбаева, по-видимому, они приглашали, потому что он, конечно,
Президент СССР Михаил Гобачев и президент Казахской ССР Нурсултан Назарбаев обмениваются рукопожатиями. Москва, 1990 год.

был на голову выше в тот момент лидеров среднеазиатских республик. Поэтому отношение Ельцина и Кравчука к нему было особое. Это потом мы узнали, что встреча в Беловежской Пуще была всё-таки хорошо организована – лидеры прекрасно знали, что хотели. А то, что Назарбаева перехватил в Москве Горбачев…

Мы слышали, что это правда. Но не Назарбаев зашел к нему, проинформировал Горбачева, потому что Горбачев и без Назарбаева был в курсе о встрече в Минске. Видимо, Михаил Сергеевич тоже думал, что они просто посоветуются относительно договора ССГ, но не предполагал, что они там упразднят СССР. Вот это они смогли удержать в тайне. Он еще был в обиде, что они первыми позвонили Бушу и доложили, а не ему. Конечно, болезненно было всё это им воспринято, но в целом с пониманием.

Вы помните, он добровольно сложил с себя полномочия президента. Как мне известно, Михаил Горбачев знал обо всём, а потому перехватил Назарбаева. Может, он хотел Назарбаева агитировать, чтобы тот в свою очередь тоже агитировал…

«УЧРЕДИТЕЛИ СССР БЫЛИ ПРАВЫ»

– Кыргызстан, Узбекистан и ряд других среднеазиатских республик объявили о своей независимости – одни в августе, другие в сентябре. Как вы думаете, почему Назарбаев тянул с объявлением независимости?


– Не знаю почему. Понимаете, объявление декларации не означало, что мы все становимся сразу суверенными государствами.

– Почему лидеры славянских республик не пригласили в Беловежскую Пущу руководителей других кавказских и центральноазиатских республик, в частности вас, господин Акаев? Как президент Кыргызской республики, как вы лично восприняли развал Советского Союза?

– У меня лично не было никакой обиды, почему меня не пригласили. Я не хочу отвечать за своих коллег. Я принял это как закономерное событие. Я хочу напомнить, что учредителями СССР как раз были три славянские республики. Лишь потом состоялся процесс присоединения закавказских, среднеазиатских республик.

Я не знаю, почему они пригласили Назарбаева, но совершенно закономерно, что лидеры трех славянских, которые были учредителями Советского Союза в те далекие 20-е годы, собрались. Да, мы все тревожно восприняли – и Каримов, и я, и Назарбаев, и Туркменбаши Великий – это событие, думали: «Ну как же так? Нас выбросили за борт, создав свою славянскую ось». Тогда шутки ходили, что, может, создать и нам свой Средне-Азиатский Союз. Но мы все понимали, что в то время не были самодостаточными, нам нужно было держаться вместе с Россией, с другими славянскими республиками.

Но мы выработали свои принципы, свою платформу, на основе которой могли бы присоединиться, и дали мандат Назарбаеву как нашему лидеру. Он не выпускал эту инициативу и собрал 21 декабря всех нас в Алматы. Я считаю, что это было знаменательное историческое событие, там атмосфера была потрясающая, дружелюбная.

– В декабре 1991 года высказывались опасения, что будто бы подписание Беловежского соглашения лидерами трех славянских республик могло породить силовое столкновение между славянскими и тюрскими республиками. Реально ли существовала такая угроза, на ваш взгляд?

– Нет, категорически. Это какие-то фантазии, выдумки. Никакой угрозы, вы, что! Мы были едины во мнении, лидеры среднеазиатских республик проявили трезвость, мудрость. Меня можете исключить из этого списка, потому что тогда я был молодым политиком, неискушенным. Я говорю о своих старших коллегах – Каримове, Назарбаеве, Туркменбаши Великом. Они были профессиональными политиками и прекрасно понимали, что в этот момент в это время нельзя отрываться от славянских республик. Какая конфронтация? Вы, что?

Надо отдать должное авторитету Назарбаева, который пригласил в это время в Алматы все 11 республик. Я считаю, что это было поистине историческое событие и Казахстан может гордиться тем, что провел такое мероприятие.

Вот если бы образовали Средне-Азиатский Союз, тогда появилась бы зона конфронтации. Это уже точно.

АКАЕВ О РЕВОЛЮЦИИ

– По наблюдению британской газеты «Гардиан», Казахстан и Узбекистан нельзя считать постсоветскими странами: они продолжают жить с авторитарными лидерами, вышедшими из Советского Союза. В Туркменистане ситуация оставалась точно такой же до смерти авторитарного лидера в 2006 году, а президент Таджикистана Эмомали Рахмон правит своей республикой с 1992 года. Только в Кыргызстане народная воля выступила против этой тенденции: первый президент Аскар Акаев был свергнут в 2005 году, спустя пять лет был свергнут и Курманбек Бакиев. Так чего добились бывшие республики Союза ССР за годы независимости?


– Во-первых, каждая из среднеазиатских республик строит свое независимое государство. Посмотрите, как сейчас процветает Казахстан в экономическом отношении, он имеет на международном поле большой авторитет, имидж; в Казахстане проходят форумы разные, например форум ОБСЕ.

Для истории 20 лет – срок небольшой, в ней бывают приливы и отливы,
На заседании Госсовета СССР в Ново-Огарево обсуждают проект нового Союзного договора. В заседании, проходящем под председательством президента СССР М. Горбачева принимают участие президент РСФСР Б. Ельцин, председатель Верховного Совета Беларуси С. Шушкевич, президент Казахстана Н. Назарбаев, президент Азербайджана А. Муталибов, президент Кыргызстана А. Акаев, заместитель председателя Верховного Совета Таджикистана А. Искандеров, председатель Верховного Совета Туркменистана С. Муратов. Москва, 13 ноября 1991 года.

взлеты и падения. В моем родном Кыргызстане это более заметно. Были взлеты, я имею в виду, когда мы старались продвигаться по демократическому пути развития с самого начала и нас с большой симпатией называли «островком демократии», «Швейцарией» в Центральной Азии.

Наверное, было моей ошибкой, что объявил в 2004 году о том, что в 2005 году на выборах баллотироваться не буду. Видимо, в наших условиях надо было поступать так же мудро, как Борис Ельцин, скрытно так. Не дали мне полгода, чтобы я конституционным путем мог передать власть преемнику. Я жалею об этом. Но страна пожинает плоды того переворота – за шесть лет она полностью потеряла имидж. Был Кыргызстан «островком демократии», а недавно я был в Европе, где Кыргызстан теперь называют «криминальным островком» в Средней Азии. Экономика Кыргызстана находится в коллапсе, скоро будет дефолт, как в Греции.

Я верю в свой народ, в народы Центральной Азии, думаю, что ситуация исправится и за спадом последует подъем.

– После свержения режима Курманбека Бакиева последовали еще и кровавые Ошские события на межэтнической основе. Каков ваш прогноз относительно будущего вашей страны?

– У меня прогнозы оптимистичные, потому что кыргызы – народ с 2000-летней историей, о чем всему миру поведал наш героический эпос «Манас». Моим девизом всегда был девиз – «Стабильность и эволюция», а не революция. Кыргызы на своем опыте убедились, что это правильный девиз и сейчас есть шанс у народа отправить в отставку, в отстойник революционную власть, революционных лидеров.

– Будучи демократом в первые годы своего правления, превратив Кыргызстан в «островок демократии», вы не жалеете, что допустили авторитарное правление и народу в конце концов пришлось восстать, чтобы свергнуть вашу власть?

– Во-первых, я категорически с вами не согласен в том, что в 2005 году восстал народ. В 2005 году произошел, как признано международным сообществом, элементарный государственный переворот, которому способствовала технология «цветных революций». Это был элементарный переворот. Они даже прибегли к услугам наркобаронов, которые вложили дополнительно свои деньги и мобилизовали десятки тысяч криминальных элементов. Это всё было доказано международными экспертными группами.

Что касается меня, то я ни о чем не жалею. Да, что-то было правильно, в чем-то я ошибался. Это нормальный процесс, я считаю.

– За 20 лет независимости стал ли Казахстан демократическим государством, как это записано в Конституции страны?

– Мне трудно судить. Я всегда восхищаюсь казахским народом. Кыргызы и казахи – братья, самые близкие народы.

Я уверен, что казахский народ прекрасно знает, какая власть ему нужна. Возьмите плачевный опыт Михаила Горбачева, который хотел всё и сразу. А вот посмотрите, как Китай понял, что надо сперва нарастить экономическую мощь, улучшить жизнь народа, а потом действовать. Они настолько успешны, сейчас являются второй экономической державой, скоро будут первой.

Знаете, нищий народ не может пользоваться плодами демократии, как показывает мировой опыт.

– С Нурсултаном Назарбаевым вы некогда были коллегами, президентами двух братских стран, даже сватами. Поддерживаете ли сейчас взаимоотношения?

– Вы знаете, мы живем в разных мирах. После переворота 2005 года я добровольно сложил полномочия, отказался от политической деятельности, вернулся в родную стихию. Мне комфортно, я практически не общаюсь с политиками. Я перестал уже интересоваться политикой. Но поскольку сегодня 20 лет развала Союза и все делятся воспоминаниями, то я тоже решил поделиться ими. Но это не значит, что я активно интересуюсь политикой.

– Спасибо, господин Акаев, за интервью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG