Доступность ссылок

Реконструкция Ашгабата оборачивается бесправием его жителей


Частный дом, попавший под снос в ашгабатском районе Чандибиль. 3 августа 2012 года.

Частный дом, попавший под снос в ашгабатском районе Чандибиль. 3 августа 2012 года.

Стремление властей скорее преобразовать Ашгабат в современный город вынуждает многих жителей в короткие сроки освобождать дома, нередко получая взамен неравноценную компенсацию.

— Слухи — вот как люди в Ашгабате впервые узнают о предстоящем выселении из своих домов, — говорит житель Ашгабата Мурат, которому более 40 лет.

Мурат, который отказался назвать свое полное имя, поговорил с Туркменской редакцией Азаттыка о ситуации вокруг намеченного сноса десятков частных домов на окраине города.

Всё это — часть плана обновления Ашгабата и прилегающей Ахалской области. По словам Мурата, жители «не имеют четкого представления, какие районы будут снесены или когда именно они будут снесены».
Дом в частном секторе в Ашгабате. 21 декабря 2012 года.

Дом в частном секторе в Ашгабате. 21 декабря 2012 года.


Цель, провозглашенная властями, заключается в улучшении социальных условий жизни граждан, однако реализация 20-летнего плана часто приводит к противоположному эффекту.

Мурат объясняет, что власти с января в его родном районе Первомайск, расположенном за пределами столицы, снесли несколько частных домов.

— Людям были даны только две недели на освобождение своих домов, и власти предлагают либо незначительную денежную компенсацию, либо вообще ничего, — говорит он.

НЕРАВНОЗНАЧНЫЙ ОБМЕН

Закон Туркменистана 1993 года о собственности оговаривает, что претензии на любую частную собственность государство должно предъявлять через суд. Если суд принимает решение о передаче права собственности государству, правительство должно предоставить альтернативное жилье домовладельцам, потерявшим собственность.

Но закон не уточняет сроков, за которые домовладельцы должны быть уведомлены о выселении. Многие также жалуются, что жилье, полученное взамен, неравноценное.

Государственные СМИ сообщают, что выселенным жителям даны новые квартиры, однако говорившие с Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» отмечают, что квартира в бетонном многоквартирном доме часто не является равноценной заменой снесенного жилья.
Многоэтажные дома в Парахате, одном из новых районов Ашгабата. 28 августа 2009 года.

Многоэтажные дома в Парахате, одном из новых районов Ашгабата. 28 августа 2009 года.


Домохозяйка Джахан, говорившая с условием, что ее фамилия не будет указана, — одна из тех, кому было предоставлено альтернативное жилье.

У многих туркмен традиционно большие семьи, и не редкость, когда в одном доме могут проживать сразу три поколения. Джахан говорит, что в ее доме на окраине Ашгабата было «много комнат, несколько пристроек». Джахан, ее муж, трое их сыновей с женами и детьми, а также ее престарелая свекровь жили все вместе и при этом «имели какую-то уединенность».

Теперь все 27 членов ее большой семьи живут в двух четырехкомнатных квартирах в новозастроенном районе Ашгабата Парахат.

— Это очень неудобно. Каждая квартира имеет только один туалет и одну ванную комнату. Большую часть времени мы стоим в очереди в ванную, — делится Джахан.

Перемены вошли в их жизнь неожиданно, когда в конце 2012 года власти прибыли уведомить жителей частного сектора о сносе их домов в течение нескольких дней, чтобы освободить место для новых современных домов и дорог.

— Чиновники потребовали, чтобы люди подписали документы в знак согласия, что их дома будут снесены. Они угрожали людям судом с наказанием. Как только вы подписываете документ, вы теряете все права на вашу собственность, — говорит Джахан.

«СЛЕЗЫ АХАЛА»

Чиновники подгоняют бульдозеры и начинают, по словам Джахан, сносить дома. У людей «мало времени, чтобы собрать свои вещи или продать те, которые они не могут взять с собой».

Ситуация настолько типична, что один быстро разросшийся базар приобрел прозвище «Слезы Ахала» за то, что он заполнен мебелью и имуществом, спешно выставленными на продажу выселенными жильцами.

Джахан говорит, что большинство ее бывших соседей в Чандибиле по-прежнему где-то квартируют в ожидании получения жилья, обещанного городскими чиновниками. Некоторым дали квартиры в домах, которые еще только реконструируются.

Но недовольны планом развития столицы не все.
Хозяева частного дома в районе Чандибиль, который подлежит сносу, вынесли мебель и домашнюю утварь на улицу. Ашгабат, 3 августа 2012 года.

Хозяева частного дома в районе Чандибиль, который подлежит сносу, вынесли мебель и домашнюю утварь на улицу. Ашгабат, 3 августа 2012 года.


Гозал, 32-летний врач, которая назвала только свое имя, говорит, что проект полностью изменил облик Ашгабата.

— Он стал современным, чистым городом, и я думаю, что нет ничего плохого в уничтожении старых ветхих домов, — считает Гозал.

Даже Мурат, который ожидает выселения со дня на день, допускает, что план может быть хорош для молодых специалистов, у которых небольшие семьи. Однако добавляет, что у многих людей в стране многодетные семьи и небольшие заработные платы, так что расходы на переезд и неудобства выселения сказываются на их бюджете.

Он готовится к худшему — продает старую стиральную машину и мебель, и даже договаривается с человеком из соседней Марыйской области, заинтересованным в покупке окон и дверей, а также других строительных материалов из его ожидающего сноса дома.

Статья написана на основе материала, который подготовили журналисты Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» и Фарангиз Наджибулла.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG