Доступность ссылок

Предсмертное за полгода до гибели письмо заключенного


45-летняя Булбул Мусанова, мать 25-летнего заключенного Арсена Акылбаева, который был обнаружен мертвым в тюрьме. Алматы, 3 декабря 2015 года.

45-летняя Булбул Мусанова, мать 25-летнего заключенного Арсена Акылбаева, который был обнаружен мертвым в тюрьме. Алматы, 3 декабря 2015 года.

Мать погибшего в результате «суицида» заключенного Арсена Акылбаева требует наказать сотрудников тюрьмы за «доведение до самоубийства» и за пытки. Выяснилось, что заключенный жаловался на пытки и полгода тому назад вручил правозащитникам свое предсмертное письмо.

Житель Алматинской области 45-летняя Булбул Мусанова отправила сегодня заявление на имя генерального прокурора Асхата Даулбаева, в котором просит привлечь к уголовной ответственности должностных лиц тюремной системы, которые «виновны в убийстве» ее сына, 25-летнего Арсена Акылбаева.

Акылбаев отбывал семь лет тюрьмы по обвинению в разбое и мошенничестве в колонии общего режима в поселке Заречный Алматинской области, где его, по словам матери, избивали и пытали. Его периодически направляли в тюремную лечебницу, которая находится в городе Семей, где также, по словам матери, избивали и пытали. В результате он превратился в инвалида, говорит его мать. В конце октября Акылбаева направили в колонию общего режима в город Балхаш. Не прошло и недели, как его там нашли мертвым. Руководство тюрьмы сказало Булбул Мусановой, что ее сын повесился.

Адвокат матери погибшего заключенного и правозащитник сомневаются в официальных объяснениях причины гибели Арсена Акылбаева.

ПРЕДСМЕРТНОЕ ПИСЬМО

Адвокат Айман Умарова показывает фотокопию предсмертного письма заключенного Арсена Акылбаева. Алматы, 3 декабря 2015 года.

Адвокат Айман Умарова показывает фотокопию предсмертного письма заключенного Арсена Акылбаева. Алматы, 3 декабря 2015 года.

За полгода до своей смерти Арсен Акылбаев написал предсмертное письмо в адрес начальника тюрьмы в поселке Заречном Абылгазы Идилова. В нем он писал, что в тюрьме подвергся избиениям и другим действиям, унижающим человеческое достоинство. Акылбаев писал, что если он погибнет, то в его смерти будут виновны начальник этой тюрьмы полковник Идилов и его подчиненные.

Это письмо заключенный Акылбаев передал 27 апреля этого года группе участников Национального превентивного механизма против пыток, которые посетили его в тюрьме.

Казахстанское бюро по правам человека в свое время направило это письмо генеральному прокурору. Из генеральной прокуратуры 13 мая поступило поручение прокуратуре Алматинской области рассмотреть письмо «по существу обращения».

Ответ из прокуратуры не заставил себя ждать, спустя десять дней было сообщено, что основания для беспокойства найдены не были. Прокуратура Алматинской области в своем письме от 27 мая написала Казахстанскому бюро по правам человека, что проверка заявления Акылбаева о неправомерных действиях сотрудников учреждения ЛА-155/14 не нашла подтверждения.

ЗАЯВЛЕНИЕ МАТЕРИ ЗАКЛЮЧЕННОГО

По состоянию здоровья заключенного Арсена Акылбаева несколько раз направляли в тюремную лечебницу — учреждение ОВ-165/15, которое находится в городе Семей Восточно-Казахстанской области. Там, по словам его матери Булбул Мусановой, заключенный подвергся пыткам так, что стал инвалидом.

«В четвертый раз, когда он находился в колонии в г. Семипалатинске его жестоко избили так, что после этого он стал инвалидом, не смог ходить без костылей. Там, с его слов, его пытали канатом, тянули в разные стороны, на ногах пальцы откручивали плоскогубцами, били по ногам и защемили нерв и он перестал был ходячим, передвигался только на костылях. Так он приехал из Семипалатинска. Было заявление его этому поводу. До сих пор меры не приняты, виновные в пытках, не привлечены к уголовной ответственности», — пишет в заявлении генеральному прокурору Булбул Мусанова.

Справка за подписью начальника тюрьмы полковника Абылгазы Идилова.

Справка за подписью начальника тюрьмы полковника Абылгазы Идилова.

Злоключения заключенного после возвращения в «родную» тюрьму в Заречном продолжались, его заставляли маршировать, говорит женщина. Однако, поскольку он не мог маршировать, его избивали, утверждает мать погибшего заключенного.

«23 октября 2015 года мой сын позвонил мне и сообщил тревожным голосом, что их избивают, пытают и издеваются и попросил, если вдруг он не выйдет на связь в течение двух-трех дней, тогда мне нужно срочно прийти», — пишет в заявлении Булбул Мусанова.

Пока она собиралась навестить сына в тюрьме в Заречном, ей вечером 30 октября позвонили из тюрьмы в Балхаше Карагандинской области и сообщили, что ее сын там и он 29 октября повесился. 1 ноября Булбул Мусанова забрала тело сына домой. На его теле, по ее словам, было множество ран.

«За ухом с левой стороны (как ожог, будто его прижигали чем-то горячим, похожее как делают тавро, клеймо лощадям), также на ногах были «выстроенные в ряд» колотые раны и другое… Кроме того, под ногтями на одной из рук, было ощущение, что что-то прокалывали острым предметом типа иглы, шила… Ногти были на этой руке синие», — пишет Мусанова в заявлении генеральному прокурору.

НОВАЯ ПРАКТИКА ПЕРЕВОДА ИЗ ТЮРЬМЫ В ТЮРЬМУ

Адвокат Айман Умарова, представляющая интересы Булбул Мусановой, говорит Азаттыку, что почти со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что в отношении заключенного Акылбаева применялись пытки — вне зависимости от того, сам ли он повесился от отчаяния, или его повесили. Конечно, следствие должно разобраться в обстоятельствах гибели Акылбаева — была ли она результатом самоубийства или убийства, — но при этом нельзя допустить того, чтобы следствие прошло мимо того, что в отношении него применялись пытки, говорит адвокат.

Гражданский активист Руслан Оздоев, известный защитой прав заключенных, говорит Азаттыку, что казахстанская тюремная система начала применять новую систему пыток в отношении «трудных» заключенных. Раньше тех заключенных, которых, по мнению тюремной администрации, «следует побить», направляли в тюрьму в городе Аркалык Костанайской области, говорит Оздоев.

Но для этого необходимо постановление суда, как это дважды делалось в отношении поэта и диссидента Арона Атабека, когда тот отбывал наказание в колонии в городе Каражал Карагандинской области.

Теперь же казахстанская тюремная система, по словам Оздоева, направляет «трудных» заключенных из одной тюрьмы в другую без «всякого суда и следствия».

Правозащитник Руслан Оздоев.

Правозащитник Руслан Оздоев.

— Я несколько раз пытался в этом разобраться, поскольку заключенного одной колонии направляют в колонию точно с таким же режимом (общий, строгий и так далее), но в которых их зверски избивают и иногда забивают до смерти, — говорит Руслан Оздоев.

Перемещение заключенного из одной тюрьмы в другую без официального судебного решения является, по его словам, незаконным действием со стороны тюремной системы.

Когда начинаешь расспрашивать, что это за «оперативные соображения», то тут уже никто ничего не говорит.

— Однако они выкручиваются тем, что такое перемещение сделано «по оперативным соображениям». Когда начинаешь расспрашивать, что это за «оперативные соображения», то тут уже никто ничего не говорит, — отмечает Руслан Оздоев.

КУИС ОПРОВЕРГАЕТ

Заместитель начальника департамента уголовной системы по Алматы и Алматинской области полковник Нургожа Негметжанов в разговоре с репортером Азаттыка говорит, что не было ничего незаконного в переводе заключенного Арсена Акылбаева из тюрьмы в Заречном в тюрьму в Балхаше.

— Он был переведен на основе пришедшей разнарядки, — говорит полковник Негметжанов.

Полковник Нургожа Негметжанов также опровергает версию о том, что тюремные власти переводят заключенного из одной тюрьмы в другую — с формально одинаковым режимом содержания, но в реальности с более жестким отношением к заключенным — с целью его «жесткого перевоспитания»:

— Мы же не одного его направляли. И других направляем. Всё законно.

В том, что Акылбаев погиб в тюрьме в Карагандинской области, по словам полковника Негметжанова, нет никакой вины сотрудников ДУИС по Алматы и Алматинской области.

До администрации тюрьмы в Балхаше и до руководства ДУИС по Карагандинской области дозвониться не удалось.

Тюрьма в Карагандинской области. Иллюстративное фото.

Тюрьма в Карагандинской области. Иллюстративное фото.

Начальник пресс-службы КУИС полковник Галымжан Хасенов говорит репортеру Азаттыка, что он уже знает о заявлении Булбул Мусановой в адрес генерального прокурора, поскольку в КУИС уже пришло в связи с этим несколько запросов. Он сразу же отверг версию правозащитника Руслана Оздоева о том, что тюремная система практикует перевод заключенных из одних тюрем в другие для их «перевоспитания».

— Такого не может быть. Это чушь какая-то, детский лепет, — заявляет полковник Хасенов.

Ежегодно в Коалицию НПО Казахстана против пыток в среднем поступает 350 жалоб. Правозащитники считают, что силовые структуры не хотят возбуждать уголовные дела в отношении сотрудников полиции по фактам пыток и превышения служебных полномочий и в основном проводят служебные расследования.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG