Доступность ссылок

Новое определение «терроризма» встревожило вольнодумцев


Представители спецслужб в Кульсары. 12 сентября 2012 года. Фото с сайта azh.kz.

Представители спецслужб в Кульсары. 12 сентября 2012 года. Фото с сайта azh.kz.

Правозащитники и оппозиционные политики считают, что ожидаемая новая редакция понятия «терроризм» предоставляет властям право считать террористом любого неугодного политика или инакомыслящего.


Нижняя палата парламента Казахстана 21 ноября одобрила во втором, окончательном чтении проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия терроризму».

Заместитель председателя КНБ, руководитель антитеррористического центра КНБ генерал Кабдулкарим Абдиказымов, представляя в мажилисе законопроект, заявил, что в нем предусматривается пересмотр ключевого понятия «терроризм». В законопроекте дается принципиально новое определение терроризму как идеологии насилия и практики воздействия на принятие решений государственными органами или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству.

ПРОТИВ НЕУГОДНЫХ ПОЛИТИКОВ И АКТИВИСТОВ?

Правозащитник и журналист Сергей Дуванов говорит, что «с точки зрения понимания природы терроризма нет ничего принципиально нового» в определении терроризма, предложенном КНБ.

— Терроризм в классическом понимании — это систематическое использование насилия и угроз, для того чтобы подвинуть правительство или общество к принятию определенных политических требований, — говорит Сергей Дуванов.

Однако, как говорит правозащитник, «дьявол кроется в деталях».

— В данном определении терроризма (а это не просто определение, это норма закона, которым будут руководствоваться правоохранительные органы) появляется совершенно дикая норма, развязывающая руки для широкомасштабных репрессий против политических оппонентов режима, против профсоюзов, против гражданского общества и отдельных лиц, решившихся на
Теперь, согласно новому закону, терроризмом будут считаться не только насильственные действия, но и любые иные действия граждан, которые будут объявлены этой властью преступными.

публичный протест. Теперь, согласно новому закону, терроризмом будут считаться не только насильственные действия, но и любые иные действия граждан, которые будут объявлены этой властью преступными, — говорит Сергей Дуванов.

По его словам, любой несанкционированный митинг, любой призыв к неразрешенной забастовке, призывы оппозиции бойкотировать выборы могут подпасть под террористическую деятельность.

— Всё! С этого момента любая гражданская инициатива, не получившая одобрения со стороны властей, может рассматриваться как проявление террора. Перегородили возмущенные дольщики проезжую часть улицы — террористы; забастовали шахтеры или нефтяники — террористы; вышли пенсионеры «Поколения» на несанкционированный митинг протеста — террористы, — говорит Сергей Дуванов.

По мнению Дуванова, будь эта норма принята чуть раньше, не потребовалось бы высасывать из пальца «разжигание социальной розни», по обвинению в котором был осужден лидер оппозиционной партии «Алга» Владимир Козлов.

— Деятельность Козлова и «Алги» железно попадает под определение понятия «терроризм», которое предлагает КНБ, — говорит Сергей Дуванов.

По его словам, новое определение понятия «терроризм» развязывает руки властям применять его избирательно, в том числе к политической оппозиции, разделяя на угодных и неугодных.

ИДЕОЛОГИЯ И ТЕРМИН «ТЕРРОРИЗМ»

Правозащитник Евгений Жовтис говорит, что в мире нет единого определения понятия «терроризм», однако есть попытка разработать всеобъемлющую конвенцию о международном терроризме.

Что же касается «принципиально нового определения» терроризма, предлагаемого КНБ, то, как говорит Евгений Жовтис, в этом определении его настораживает уклон в сторону идеологии. По его словам, терроризм — это прежде всего практика.

— В законе, на основании которого затем будут внесены поправки во многие другие нормативные документы, в том числе в уголовном праве, должны использоваться строгие юридические понятия, которые должны толковаться однозначно. К сожалению, в существующем уголовном праве нередки случаи применения не строгих юридических понятий, а политологических. В результате, например, статьи о разжигании социальной розни и о призывах к насильственному свержению конституционного строя оказались настолько размытыми и неясными, что под их определение можно подвести кого угодно, особенно если он не угоден властям, — говорит Евгений Жовтис.

По его словам, ярким примером сказанного им является дело лидера оппозиционной партии «Алга» Козлова.

— Козлову вынесли приговор по обвинению в том, что он политизировал трудовой конфликт. В его действиях не было криминала, но зато политика обвинили в том, что он занимался по существу политикой. И это стало возможным по той причине, что в статьях о разжигании розни и призывах к свержению используются политологические термины, — говорит правозащитник.

По его словам, в определении понятия «терроризм», которое предлагает КНБ,
В результате обвинение в терроризме можно предъявить не только любому неугодному политику, но даже и любому неугодному инакомыслящему, диссиденту.

сделан упор еще и на идеологический аспект.

— При использовании идеологических терминов содержание понятия «терроризм» получится вовсе размытым, а объем этого понятия практически станет неограниченным. В результате обвинение в терроризме можно предъявить не только любому неугодному политику, но даже и любому неугодному инакомыслящему, диссиденту, — говорит Евгений Жовтис.

К чему на практике может привести смешение политологических и юридических терминов в законодательстве, в том числе в уголовном, поясняет юрист Даулет Жумабеков:

— В ходе судебного процесса над Владимиром Козловым мы могли видеть, что так называемые эксперты, которые исполняли заказ следствия, подтягивали свои выводы именно под политизированные статьи уголовного кодекса. При этом они нередко выходили за рамки своих полномочий и делали еще и уголовно-правовые выводы, что им запрещено. Однако суд посчитал подобные экспертные выводы в качестве доказательных. Уверен, что при такой судебной практике и экспертизе новое определение понятия «терроризм» полностью развяжет руки режиму, чтобы обвинить любого неугодного в терроризме, — говорит Даулет Жумабеков.

«СООТВЕТСТВУЕТ ЛОГИКЕ»

Оппозиционный политик Жасарал Куанышалин отрицательно относится к попытке КНБ расширить объем понятия «терроризм». По его словам, если бы закон о терроризме был принят шесть лет назад, то его могли бы признать террористом. Тогда ему дали тюремный срок по политически мотивированному обвинению, но сразу же амнистировали.

— Этот закон, благодаря таким определениям, которые вырабатываются в недрах КНБ, направлен прежде всего для защиты имиджа президента Нурсултана Назарбаева. Я в 2006 году якобы нанес ущерб его имиджу, и меня тогда приговорили к нескольким годам тюрьмы. Если бы закон о терроризме с такими определениями, которые позволяют расширительно толковать понятие
Теперь любое объявление какой-то газетой о предстоящих повышениях цен власть может считать тоже устрашением. И такое издание может попасть в перечень террористов.

«терроризм», существовал в то время, то тогда меня признали бы террористом, — говорит Жасарал Куанышалин.

В свою очередь, политолог Мурат Лаумулин считает корректным определение понятия «терроризм», предложенное КНБ:

— Понятие «терроризм», с его приведенным определением, достаточно широкое понятие. Оно, в принципе, соответствует логике, здравому смыслу, международному праву и нашему законодательству.

Мурат Лаумулин выражает удовлетворение возросшим объемом понятия «терроризм»:

— Нам, главное, сеть побольше расставить, чтобы попались туда. А там — уже дело суда.

Оппозиционный политик Серикболсын Абдильдин, последовательный критик Назарбаева, говорит, что за инициативой КНБ о расширении объема понятия «терроризм» стоит сам Назарбаев.

— Это он огласил на заседании Совета безопасности направления, откуда могут исходить угрозы, и поэтому, мол, нужны упреждающие меры, — говорит Серикболсын Абдильдин.

По его словам, предлагаемая КНБ редакция понятия «терроризм» дает еще больше прав властям.

— Например, теперь любое объявление какой-то газетой о предстоящих Антитеррористический плакат на железнодорожном вокзале "Алматы-1". Иллюстративное фото.

Антитеррористический плакат на железнодорожном вокзале "Алматы-1". Иллюстративное фото.

повышениях цен власть может считать тоже устрашением. И такое издание может попасть в перечень террористов. Я думаю, что всё это сейчас делается не для того, чтобы беречь общество, нацию, а для того, чтобы сохранить и в определенной степени укрепить кресло пожизненного президента, — считает Серикболсын Абдильдин.

По его словам, Назарбаев, предвидя проблемы в связи с его неизбежным дряхлением, таким образом пытается принять превентивные меры для укрепления созданного им режима власти и для обеспечения собственной безопасности.

Между тем в Астане на прошлой неделе первый заместитель генерального прокурора Казахстана Иоган Меркель на международной конференции по вопросам противодействия терроризму сообщил, что в Казахстане составляется список организаций, финансирующих терроризм.

По словам Иогана Меркеля, эти списки будут составляться Генпрокуратурой «на основании тщательно проверенных данных правоохранительных органов» и проводить эту работу позволяют поправки, внесенные ранее в законодательство страны.

Обсудить эту статью можно и на личной страничке нашего корреспондента Казиса Тогузбаева в социальной сети Facebook.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG