Доступность ссылок

Вышедшим из зоны теперь предлагают «центр для бомжей»


Центр адаптации для бывших заключенных в Усть-Каменогорске, который подлежит сносу по решению суда.

Центр адаптации для бывших заключенных в Усть-Каменогорске, который подлежит сносу по решению суда.

Из центра адаптации для бывших заключенных Усть-Каменогорска вывозят мебель. По решению суда здание должны снести, так как оно находится в природоохранной зоне.

Центр помощи бывшим заключенным в Усть-Каменогорске надеются еще сохранить. Председатель общественной организации Answer Елена Растокина получила ответ от администрации президента страны на обращение с просьбой сохранить их центр. Ей сообщили, что ее письмо отправлено на рассмотрение в генеральную прокуратуру.

По словам адвоката организации Виктора Дака, генеральная прокуратура может вынести протест, что может изменить исход дела. В начале июня Answer пытался оспорить в суде результаты внеплановой проверки Иртышской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов, но проиграл суд.

Здание центра находится под угрозой сноса с прошлой осени, когда специализированный административный суд Усть-Каменогорска вынес соответствующее решение. Сотрудники Answer пытаются его обжаловать. Они доказывают уникальное значение этого центра для Казахстана, где, по официальной информации, на свободу ежегодно выходит от 9 тысяч до 11 тысяч человек. При этом в стране, как сообщается, работает только два государственных центра адаптации для бывших заключенных — в Павлодаре и Шымкенте.

НЕКУДА ПОДАТЬСЯ

Сотрудник центра адаптации организации Answer Евгений Матунов не знает, как отвечать на звонки обращающихся к ним бывших заключенных.

И всё идет к тому, что человек после зоны остается теперь в безвыходном положении. Единственное, что они еще могут, — это поехать в центр для бомжей, 30 километров от города, в поселке.

— Сегодня звонят: двое освобождаются после обеда сегодня, один — завтра. Некуда им податься. Один детдомовский, а другие, пока сидели — длительные срока, — родители умерли, а квартиры без них перепродали. Но к нам они уже не могут прийти. Мы мебель вывозим, суды все проиграли. И всё идет к тому, что человек после зоны остается теперь в безвыходном положении. Единственное, что они еще могут, — это поехать в центр для бомжей, 30 километров от города, в поселке, — говорит Азаттыку Евгений Матунов.

Евгений Матунов и сам бывший заключенный. Говорит, что, когда вышел на свободу четыре года назад, у него не было прописки. Сотрудники общественной организации Answer взяли его на работу. Евгений начал ходить по тюрьмам и объяснять, что при освобождении бывшие заключенные могут обратиться в Answer за помощью — им предоставят временное жилье, помогут с восстановлением документов и поисками работы.

По его словам, в этом году у центра адаптации появился огород и подсобное хозяйство — куры и кролики. Постояльцы посадили картошку, помидоры и огурцы, но урожай собрать, скорее всего, уже не получится.

— Это мы делали для того, чтобы у человека занятость какая-то была: пошел полил, пропорол, — зелень к столу, — говорит Евгений Матунов.

РАЗРЕШЕНИЕ И ОГРАНИЧЕНИЕ

Здание центра адаптации для освобождающихся из тюрем построено в Усть-Каменогорске на грант от посольства Японии. Организация Answer не имеет собственных средств и существует на гранты. По словам председателя организации Елены Растокиной, за пять месяцев существования центра у них побывал 41 человек.

Но почти сразу в центре прошла внеплановая проверка Иртышской бассейновой инспекции, которая заключила, что здание построено в природоохранной зоне.

Председатель организации Answer Елена Растокина.

Председатель организации Answer Елена Растокина.

— В документах, которые нам выдали при покупке, не содержится информации, что земля находится в природоохранной зоне. Один государственный орган (РГП «НПЦзем») выдал правоуставливающие документы без ограничения и специального режима, а другой государственный орган (Иртышская бассейновая инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов) выявил нарушения и предоставил документ об ограничении деятельности на данном земельном участке, — говорит Елена Растокина.

По ее словам, строительство центра не началось бы, если бы в документах из государственных учреждений было указано, что земельный участок находится в водоохранной зоне. Активистка отмечает, что при строительстве было соблюдено 20-метровое расстояние в ограничении хозяйственной деятельности от водоохранной полосы.

Answer хотел легализовать это здание после окончания строительства — не было свободных денег для создания проекта здания, его утверждения, а затем сдачи его в эксплуатацию.

Представитель Иртышской бассейновой инспекции заявляет, что проверка в отношении центра адаптации была проведена внепланово, после поступления жалобы от садоводческого общества «Дружба».

Мы даем гуманитарный пакет, помощь — психологическая, медицинская. Помогаем с пропиской и работой. За это время, что человек находится у нас, он делает всё необходимое, чтобы реализоваться и не вернуться в зону.

«В ходе проверки было установлено, что согласно Постановлению Восточно-Казахстанского областного акимата за №163 от 03.07.2007 года данный земельный участок расположен в водоохраной полосе, в связи с чем, там регламентирован режим ограниченного использования участка. Вместе с тем, на данном участке ОФ Answer в нарушении данного Постановления, а также требований статьи 125 Водного Кодекса произвело строительство здания, при этом до начала строительства не было получено согласование, при обращении ОФ Answer в РГУ «Иртышская бассейновая инспекция по регулированию использования и охране водных ресурсов» ими был бы получен отказ в согласовании», — говорится в постановлении специализированного административного суда Усть-Каменогорска.

Активистка Елена Растокина заявляет, что их центр адаптации освободившихся из тюрем — единственный в Восточно-Казахстанской области. Он стал победителем в областном конкурсе «Лучший социальный проект 2014 года», а также лауреатом республиканского конкурса «Лучший социальный проект 2014 года».

— Если ты только вышел из зоны и у тебя 60 тенге в кармане и тебе пойти некуда, ты не заработаешь себе уже завтра на то, чтобы снять себе квартиру, — говорит Азаттыку председатель организации Answer Елена Растокина. — Наш центр — это место, где человек может первые две недели адаптироваться. Проживание возможно до шести месяцев. Мы даем гуманитарный пакет, помощь — психологическая, медицинская. Помогаем с пропиской и работой. За это время, что человек находится у нас, он делает всё необходимое, чтобы реализоваться и не вернуться в зону.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG