Доступность ссылок

Турецкий журналист в течение 15 дней передавал репортажи об Андижанских событиях


Журналист турецкой международной новостной службы «Ихлас» Калман Косчигит в Алматинском бюро радио Азаттык. Алматы, 12 мая 2010 года.

Журналист турецкой международной новостной службы «Ихлас» Калман Косчигит в Алматинском бюро радио Азаттык. Алматы, 12 мая 2010 года.

Турецкий журналист Калман Кочигит, побывавший в Андижане сразу после расстрела демонстрации 13 мая 2005 года, в интервью радио Азаттык поделился своими впечатления от увиденного.


РАЗОРВАННЫЕ НА ЧАСТИ ТЕЛА


- Господин Кочигит, вы посетили Андижан на следующий день после тех общеизвестных событий. Ваши видеозаписи, сделанные там, были показаны по телеканалам многих стран мира. Как вам удалось попасть в Андижан?

- В 2005 году я работал специальным корреспондентом турецкой информационной службы ИХА в Алматы. Я поехал 8 мая в Ташкент и там ожидал приезда моих коллег из Стамбула. 13 мая пришло сообщение о восстании в Андижане. Я на рынке Ташкента купил видеокамеру и на такси поехал в Андижан.

Когда приехал в Андижан, мне сначала показалось, что там царит мирная атмосфера. Жизнь шла своим естественным чередом. Когда я подошел к одной из площадей города, то заметил там вооруженных солдат, которые стояли на улице и никому не разрешали пройти на площадь. Ко мне подошел один солдат и спросил: «Вы кто? Что вы снимаете?» Я ответил, что являюсь журналистом и имею право делать видеосъемки и добавил: «Мне разрешило ваше начальство». После этого они перестали задавать мне вопросы.

С другой стороны улицы были слышны выстрелы. Но туда никого не пропускали. Вдруг ко мне подбежал один мальчик-узбек и попросил, чтобы я заснял на видеокамеру трупы людей, которые, по его словам, валялись в подземном переходе. Когда я пришел туда, то никаких трупов я не обнаружил.

Там дежурили около 50 солдат, и на их лицах я увидел страх. Всем им было по 18–19 лет, и они сильно волновались, думая о том, что их вот-вот могут отправить на войну. Я спросил разрешения и попытался объяснить солдатам, что мне нужно заснять на камеру события, которые там происходили, но их командир не разрешил. Через некоторое время солдатов увезли на машине. Ограждение убрали и люди беспрепятственно стали переходить на другую улицу.

- Господин Кочигит, вы видели тела убитых людей на улицах города?

- Я увидел тела двадцати человек, погибших от пулевых ранений. Ни один из них не был военным. Судя по внешности, все были обыкновенными гражданами, молодыми людьми. Также я заметил, что у некоторых в руках были сумки, а у некоторых – зонты. Наверное, за день до этого шел дождь. Они не были похожи на террористов. Не было у них и оружия.

Среди погибших людей я заметил труп одного 14–15-летнего подростка. Пуля сразила его насмерть, когда он ехал на велосипеде. Его тело лежало в арыке. Я заметил, что ни на одном трупе не было следов от пулевых ранений. Похоже, что было применено крупнокалиберное оружие.

Я присмотрелся вокруг и заметил, что кроме меня здесь не было ни одного журналиста. Опасаясь за свою жизнь, я решил быстро уехать из города. Еще я боялся, что у меня отберут отснятую видеозапись.

Возле меня собрались местные жители, которые хотели мне рассказать о произошедшем. Но я опасался того, что их интервью может стать причиной их бед и несчастий в будущем, и отказался интервьюировать их. Я сразу сел на такси и поехал в город Байтук, который находится от Андижана на расстоянии 7–8 километров.

ВЛАСТИ СКРЫВАЛИ ИНФОРМАЦИЮ

- Что знали жители города Байтук о событиях в Андижане? Как потом вы смогли, имея такую ценную видеозапись, вернуться в Ташкент? На дороге вас никто не останавливал?

- Те, кто жили в том маленьком городке, жили как обычно и не знали о том, что произошло в Андижане. Оттуда я поехал в Ташкент. По дороге меня 12 раз останавливали представители различных правоохранительных структур страны, но, узнав, что я журналист, не стали обыскивать.

После приезда в Ташкент я передал видеозаписи своим коллегам по спутниковому устройству, которое было установлено на крыше 17-этажного здания гостиницы «Узбекистан». Заснятые видеосюжеты были отправлены в Стамбул в течение 5–10 минут. А когда через полчаса в своем номере я включил телевизор, там уже передавали те же самые кадры по каналам Си-эн-эн, Би-би-си и «Россия».

Жители Ташкента оставались в неведении относительно случившихся событий. Телеканалы Узбекистана об этом молчали. Те люди, которые имели своих родственников в Андижане, связывались с ними по телефону. Но позже и эту связь прервали. Власти Узбекистана скрывали от общественности информацию о событиях в Андижане как могли.

РЕВОЛЮЦИОФОБИЯ

- Господин Кочигит, как вы думаете, что могло стать причиной тех злополучных событий? Многие считают, Андижанские события являются результатом провокации властей Узбекистана.

- Весной 2005 года в Кыргызстане произошла революция, в результате которого Аскар Акаев бежал из страны. Сразу вслед за той революцией вспыхнуло восстание в Андижане. По моему мнению, власти Узбекистана специально расстреляли митинг людей в Андижане для того, чтобы поселить в людях страх. Поэтому люди в других регионах не посмели выражать свой протест так открыто, как в Андижане.

Как журналист, я заметил, что люди, погибшие на площади в Андижане, не были похожи на террористов. Если бы они были террористами, то пришли бы подготовленными для вооруженного противостояния: в специальной одежде и с оружием в руках.

Как я узнал, среди убитых были и старики, и женщины, и дети. Их тела власти успели спрятать, а на площади остались трупы только мужчин. Говорят, что там было убито около полутора тысяч человек. Окружили площадь, потом вели прицельную стрельбу из пулемета и крупнокалиберного оружия. Я думаю, что это была специально организованная операция на уничтожение.

ДО ИСТИНЫ ДОБРАТЬСЯ ТРУДНО

- После тех событий вы все еще оставались в Узбекистане? К вам не стали относиться с подозрением?

- После тех событий мы работали в Ташкенте около 15 дней. Перегоняли по спутниковому передающему устройству видеоматериалы в Швецию, Россию, Турцию, Украину, Грузию и на телеканал «Аль-Джазира».

Через 15 дней власти Узбекистана узнали про нас. Мы не видели ни представителей полиции, ни сотрудников спецслужб. Директор гостиницы вежливым тоном дал нам понять, что мы должны уехать. По нему было видно, что он сильно расстроен. Наверное, ему объявили выговор. Может быть, это было по причине плохой работы спецслужб Узбекистана, а может, на это имелись другие причины, но на нас никто не стал давить, и нам удалось без проблем покинуть Узбекистан.

- Господин Кочигит, хотелось бы услышать ваше мнение как журналиста, как вы думаете, когда все узнают правду о событиях в Андижане?

- Без установления демократической власти и открытого общества в Узбекистане, без реализации свободы распространения информации будет трудно добиться полного выяснения подробностей об Андижанских событиях.

Власти не разрешают независимым экспертам из других стран работать по данному вопросу. Власти не дают разрешений также на въезд в страну иностранным журналистам. Те журналисты, которые посмели собирать материалы о тех событиях и распространять эти материалы, подвергаются давлению и гонениям.

Даже если власть изменится, многое будет зависеть от тех, кто придет к власти после Каримова. Кто знает, может быть, новая власть будет еще деспотичнее, чем нынешняя.

- Господин Кочигит, спасибо за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG