Доступность ссылок

Американский этнограф Анна Генина предпочитает говорить на казахском

  • Есенгуль КАПКЫЗЫ

Докторант Мичиганского университета Анна Генина. Алматы, 20 ноября 2009 года.

Докторант Мичиганского университета Анна Генина. Алматы, 20 ноября 2009 года.

Докторант Мичиганского университета США Анна Генина с 2006 года изучает миграционную и демографическую политику Казахстана. Какие открытия она для себя сделала в Казахстане, как ей удалось овладеть казахским языком?

РАЗНЫЕ ЦЕННОСТИ

- Госпожа Генина, что Вас побудило выучить казахский язык?

- Во-первых, казахский язык был необходим в моей работе. В основном я контактирую с казахами-переселенцами из Китая и Монголии. Они не владеют русским языком, а если и знают, то на недостаточном уровне, чтобы поддерживать диалог. Их родной язык – казахский. Поэтому казахский язык был необходим с практической стороны.

Во-вторых, если я решила приехать и работать в Казахстане, то из чувства уважения к этой стране я очень старалась хоть немного изучить казахский язык. Конечно же, я пока еще не могу разговаривать свободно.

- Что конкретно Вы изучаете в Казахстане?

- Я пишу исследовательскую работу об оралманах, которые в разное время вернулись в Казахстан. Особый интерес к казахам-оралманам из Монголии, потому что они начали процесс переселения на историческую родину в 1991 году. Даже сама история их переселения очень интересна. По этой причине я выбрала именно эту тему.

Впервые в Казахстан я приехала в 2006 году. Тогда я поселилась в семье оралманов из Монголии, которая на тот момент жила в селе Шамалган. Также мне удалось познакомиться и пообщаться с другими репатриантами. Второй раз я приезжала осенью 2008 года и пробыла здесь более одного года.

- Госпожа Генина, каковы Ваши впечатления?

- Просто замечательные. Если бы у меня были не очень хорошие впечатления, я бы не стала столь долгое время проводить исследования. У оралманов очень высокая культура сохранения традиций народа.

- Какие выводы Вы для себя сделали?

- Я сначала больше внимания уделяла вопросам адаптации. Когда я посетила Монголию, то сразу поняла, что уровни развития, социальные отношения и демократические ценности у двух государств совершенно разные.

В Казахстане до сих пор происходит деление на местных и оралманов. Я думаю, что для первой волны переселенцев такое восприятие вполне нормальное. Полагаю, что после смены поколений подобных делений не будет.

ЗЕМЛЯ НА БУМАГЕ

- Госпожа Генина, семьям репатриантов в Казахстане оказывается как материальная, так и моральная поддержка. В данном контексте Вы не пытались изучить опыт Израиля и Германии? Можно ли сравнить их с Казахстаном?

- В Израиле и Германии ситуация другая. У этих стран совершенно иная миграционная политика. Как в Израиле, так и в Германии репатриантам оказывается максимальная материальная и социальная поддержка.

Конечно, в Казахстане тоже помогают оралманам, но уровень этой поддержки время от времени меняется. Например, репатриантам первой волны, с одной стороны, было тяжело, но потом стало легче. Трудности были вначале, но позже государство им выделило и жилье, и землю.

Сегодня оралманам жилье и земельные участки не выделяются. Я это знаю по оралманам в селе Узынагаш. Они сейчас в основном опираются на своих многочисленных родственников. Очень мало кто просит у государства помощи.

По закону каждый казахстанец вправе бесплатно получить 10 соток земли под индивидуальное жилищное строительство. Но все это лишь формально, на бумаге. По сути, получить бесплатную землю практически невозможно. Также остро стоит проблема с трудоустройством.

ВКЛАД ОРАЛМАНОВ

- В обществе люди по-разному относятся к оралманам. Некоторые считают, что оралманы порождают иждивенчество и всё время просят помощи у государства. Что Вы думаете по этому поводу?


- Конечно, мне приходилось слышать такие мнения, и я сразу поняла, что так думает большинство. Даже в некоторых средствах массовой информации эти идеи находили отражение. Это, конечно же, неправильное понимание проблемы, ошибочное мнение.

Я прожила в Шамалгане и Узунагаше два года и всё это время проводила рядом с оралманами из Монголии. В этих двух селах очень много казахов-переселенцев из Монголии. Они не сидят просто так, а сами поднимают свой бизнес. Один открыл парикмахерскую, другой кафе, а третий магазин и так далее.

Они вносят огромный вклад в развитие экономики Казахстана, развивая малый и средний бизнес. Почему-то об этом никто ничего не говорит. Несмотря на кризис, оралманы сами покупают землю и строят дома.

- Госпожа Генина, в целом как можно оценить роль оралманов в Казахстане? Их возвращение в Казахстан улучшило демографическую ситуацию в стране?

- Во-первых, история казахов из Монголии немножко иная по сравнению с другими. Они родились и выросли в стране, где хорошо развита демократия. Они привнесли с собой эту демократическую культуру.

Вместе с тем оралманы, в особенности их женщины, начали возрождать национальную культуру, которая местным населением постепенно предавалась забвению. Например, оралманы знают все детали конструкций юрты, ее украшение и комплектовку, чего не знают местные казахи.

В МОНГОЛИИ НЕТ ПРОБЛЕМ С ИНТЕРНЕТОМ

- Госпожа Генина, прошлым летом Вы побывали в Монголии, в автономном регионе Баян-Ульгий. Расскажите, каков там уровень жизни и как складываются культурные традиции?


- В июле и августе я побывала в Баян-Ульгий. Многие летом выходят на джайляу и живут в юртах. Практически все занимаются животноводством. Также хорошо развито ремесло, рукоделие. Когда я была в Монголии, там открылся большой кооператив, где в основном работали женщины. Эти кооперативы специализированы на производстве национальной продукции.

Прошлая зима была для них нелегкой. Был джут и массовый падеж скота. Поэтому положение у них было очень тяжелое. Многие хотели переехать в Казахстан.

В Баян-Ульгий до сих пор сохранились традиции кочевничества. Там люди, несмотря на то, что у них в городе есть жилье и работа, все равно летом живут в степи. Наверное, боятся потерять свои исторические корни. Даже казахи, переехавшие в Казахстан, все лето отдыхают в степях Баян-Ульгий. Хорошо, что между двумя государствами безвизовый режим.

Большинство жителей Баян-Ульгий – казахи. Все разговаривают на казахском языке. Этнические монголы тоже там встречаются. Я была в гостях у одной монгольской семьи. У них есть свой магазин. Они очень хорошо владеют казахским языком. Есть люди, которые знают русский язык, так как когда-то учились в Советском Союзе. Молодежь учится в Европе, знают английский.

Меня очень удивило высокое развитие Интернета и коммуникационных технологий. В Казахстане иногда и в городской местности сложно найти Интернет, а если найдешь, то очень дорого. В Баян-Ульгий с Интернетом проблем не возникает. Мобильная связь очень дешевая, и почти у каждого телефон подключен к Интернету.

О ПРОГРАММЕ ТОЛЬКО СЛЫШАЛИ

- Госпожа Генина, в целом можно ли узнать число казахов, которые уже переехали, и число тех, кто пока намеревается переехать в Казахстан?


- Вот именно этой проблеме я больше уделяла внимание. Особенно меня интересовали причины переезда. Ведь многие стремятся в Казахстан. Почему? Я думаю, что здесь первопричиной является экономическая, материальная составляющая. Если экономика Монголии развивалась бы, а уровень жизни пошел бы на повышение, то ни у кого не появилось бы желание переезжать куда-либо.

Джут сильно подкосил экономику страны. Из-за этого многие хотят уехать в Казахстан. Пожилые люди не хотят переезжать, а молодежь стремится уехать, потому что их знания в маленьком Баян-Ульгий не востребованы. Поэтому они стремятся в Казахстан.

Я по этому поводу встречалась с представителями местной власти, узнавала их мнение. На самом деле официальной статистики нет, она и не ведется. Очень сложно было узнать, сколько людей уехало, сколько готовятся уехать и сколько вернулось обратно.

Местная власть этой проблемой занималась только в начале 1990-х годов. Сейчас казахи сами переезжают. У многих в Казахстане есть родственники. Больше опираются на них, чем на государственную поддержку.

- Госпожа Генина, спасибо за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG