Доступность ссылок

«Бездомные» театры делают ставку на диалог со зрителем


Актеры Филипп Волошин (стоит) и Тимур Бонданк в постановке "Урод". Алматы, 7 апреля 2013 года.

Актеры Филипп Волошин (стоит) и Тимур Бонданк в постановке "Урод". Алматы, 7 апреля 2013 года.

За последний год в театральной жизни Алматы произошли перемены: образованы новые студии и экспериментальные театры. Но у них, как правило, нет постоянного помещения.


ВЗГЛЯД НА ЕВРОПЕЙСКУЮ ДРАМАТУРГИЮ

Театр европейской драматургии (ТЕД), многими нитями связанный с Немецким драматическим театром, открылся спектаклем «Урод» современного немецкого драматурга и режиссера Мариуса фон Майенбурга.

Пьеса представляет собой современную философскую притчу о потере самого себя под влиянием предписаний окружающего общества — как выглядеть, что читать и так далее. Это едкая сатира на несвободу человека в современном обществе потребления.

В Алматы за постановку «Урода» взялся Кубанычбек Адылов, известный многим любителям театра как актер и режиссер Немецкого драматического театра (DTA). В прошлом году две его пьесы в DTA были признаны лучшими по режиссуре на двух театральных фестивалях, проходивших в Казахстане. Его приглашают ставить спектакли областные театры. Наверное, зрителей ждут его интересные постановки в Государственном театре кукол, главным режиссером которого он теперь является.

Театр европейской драматургии — это 12 человек, которые на голом энтузиазме создали новый театральный проект. Кубанычбек Адылов сказал в интервью одному интернет-сайту: «Конечно, мы не станем европейским театром, как и казахи не станут никогда европейцами, но наш ТЕД — это наш взгляд на эту драматургию».

ВОЗМОЖНОСТЬ СТАВИТЬ ТО, ЧТО ХОЧЕТСЯ

В беседе с корреспондентом Азаттыка Кубанычбек Адылов говорит, что пока ТЕД театром назвать сложно:

— Мы работаем на голом энтузиазме. От государства мы не хотим зависеть. Хочется быть самим собой. ТЕД — это возможность ставить то, что хочется, а не то, что надо.
Актер и режиссер Кубанычбек Адылов. Алматы, 7 апреля 2013 года.

Актер и режиссер Кубанычбек Адылов. Алматы, 7 апреля 2013 года.


Все играющие в спектакле — нынешние или бывшие актеры DTA. Два из них преподают в недавно созданной студии актерского мастерства diWel. Именно в этой студии и прошла премьера «Урода». Студия находится в подвальном помещении одного из зданий Алматы. Привычной сцены, привычного подиума нет. Сценическое пространство находится на расстоянии руки от зрителя, актеры свободно перемещаются мимо зрителей, ведут диалоги и монологи рядом с ними, что создает эффект соучастия в действии.

В спектакле минимум декораций, основная ставка сделана на текст, что характерно для ряда национальных европейских театральных школ. В игре актеров много экспрессии. Резкие переходы от одного диалога к другому, неожиданные перемещения по сценическому пространству, абсурдность сюжета и его гротескность, заряд сатиры и юмора текста обеспечили успех премьеры «Урода» в ТЕДе в Алматы.

Зрительный зал был наполнен преимущественно молодежью, подуставшей от академизма основной массы алматинских театров и ждущей от театра спектаклей современных авторов на современные темы.

КОЧУЮЩИЙ ТЕАТР

ТЕД не единственный из алматинских театров, не имеющий своего постоянного помещения. В такой же ситуации и Молодежный театр лиц, который, в отличие от ТЕДа, существует уже седьмой год: у него тоже нет своего помещения.

Его актер и режиссер Андрей Кочинов сказал репортеру Азаттыка, что в настоящее время их театр нашел приют в андерграундном театре «АRТиШОК», в чьем помещении (подвале жилого здания) они и выступают.

В сложной ситуации из-за помещения уже несколько лет находится и Немецкий драматический театр (DTA), чьи нынешние и экс-актеры нередко играют в спектаклях других, экспериментальных театров, как например в ТЕДе.
Здание, где раньше находился DTA, в стадии реконструкции. Алматы, 6 апреля 2013 года.

Здание, где раньше находился DTA, в стадии реконструкции. Алматы, 6 апреля 2013 года.


DTA пришлось немало покочевать из помещения в помещение за свою более чем 30-летнюю историю. Созданный в Темиртау, на исходе горбачевской перестройки он был переведен в Алматы. С одной стороны, это подняло его статус как республиканского театра. Но с другой — оторвало от зрителей, на которых он был призван работать — на этнических немцев. Центр и север Казахстана ими были заселены намного плотнее, чем Алматы.

В столице DTA сначала разместили в здании Дома культуры железнодорожников. Через некоторое время он перебрался в другой бывший Дом культуры, где и имеет постоянную прописку. Здание нуждалось в ремонте, который и начали делать. Но потом выяснилось, что средства на ремонт тогдашнее руководство DTA использовало не по назначению. Виновные были осуждены. Но средства на продолжение ремонта не выделили, сам ремонт заморозили. С начала ремонта DTA вынужден выступать на сцене Дома культуры АРО.

Директор и главный режиссер DTA Ирина Симонова о ремонте с репортером Азаттыка говорить отказалась, объяснив это тем, что ей и ее коллегам не нравится, как эта тема недавно обсуждалась на одном интернет-портале.

— Мы сейчас временно не хотим говорить об этом нигде. Пока всё решается, и мы не хотим этот вопрос афишировать, — говорит Ирина Симонова.

На вопрос, как отражается игра в арендуемом помещении на творческом процессе театра, она отвечает:
Ирина Симонова, директор и главный режиссер DTA. Алматы, 3 октября 2012 года.

Ирина Симонова, директор и главный режиссер DTA. Алматы, 3 октября 2012 года.


— Без своей площадки трудно. Но, с другой стороны, всё мы делаем: план выполняем, спектакли ставим. Живем полноценной жизнью. Только нам труднее.

Ответ на вопрос, насколько то здание, ремонт которого затянулся, устраивало театр, был такой:

— Хоть маленькая, но это своя квартира. Там и театр был маленький, камерный. Не было подиума сценического. Не было границ между зрителем и актерами. Мест было 88.

В нынешнем здании, говорит директор и главный режиссер DTA, 300 мест.

Все же удалось выяснить у Ирины Симоновой, что в результате ремонта планировалось увеличить количество мест и поднять их выше над сценическим пространством. Сколько денег надо для того, чтобы закончить ремонт театра, Ирина Симонова не знает, сказав, что этот вопрос находится в компетенции специалистов, оценщиков.

По основному месту своей дислокации DTA практиковал (до ремонта) приглашение режиссеров из Германии, в чем помогал Гёте-институт в Алматы. Сейчас же не приглашают, так как, по словам Ирины Симоновой, некуда.

ЭМИГРИРУЮЩИЕ АКТЕРЫ И ЗРИТЕЛИ

Первоначальный состав творческого коллектива DTA состоял из этнических немцев. Но почти все они эмигрировали в Германию в конце 1990-х годов. В театре осталась только одна немка. Остальные актеры только владеют немецким языком. Всё чаще театральные постановки DTA проходят не на немецком языке. Даже в уставе был изменен пункт о языке спектаклей. Но о своей миссии нести немецкий язык в массы DTA не забывает. Как сказала Ирина Симонова, идет работа над новой постановкой, которая будет на немецком языке.

Оставшиеся в Казахстане этнические немцы помнят DTA и ждут его гастролей.

— Куда бы мы ни поехали, происходит оживление немецкой общины. Они всегда нас встречают, зрителей приводят, — говорит Ирина Симонова.

Очередные гастроли DTA, в Уральск, начинаются 17 апреля. На 1 января 2012 года в Уральске, по данным статистического агентства, проживало 666 немцев. И еще примерно столько же в остальной части Западно-Казахстанской области.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG