Доступность ссылок

Глухонемые добираются до работы, рискуя жизнью


Люди с ограниченными возможностями на фоне бесхозного общежития, в котором они живут. Актобе, 23 апреля 2011 года.

Люди с ограниченными возможностями на фоне бесхозного общежития, в котором они живут. Актобе, 23 апреля 2011 года.

Инвалиды-работники предприятия «Казахское общество глухих» добиваются разрешения на приватизацию комнат в общежитии. Они беспокоятся, что их детям негде будет жить после смерти родителей.


ГНИЮЩАЯ КАРТОШКА И ЧЕРНЫЕ ПОТОЛКИ

Инвалид третьей группы, глухонемая Рая Алдабергенова 20 лет работает на предприятии для глухонемых. Она с семьей живет в общежитии, которое расположено в криминальном районе города.

– Мы с мужем были вынуждены отправить двоих детей к родителям в поселок. Зимой окна покрываются льдом, потолки черные. Спим в одежде, купаемся в ванне быстро-быстро. Раньше картошку покупали в мешке, чтобы сэкономить, но от сырости она гниет. Экономим каждую копейку, зарплата 27 тысяч тенге. Мясо родители иногда присылают. В больницы не ходим, здоровье плохое. Денег нет на лечение, занимаемся самолечением. Анемией болеет у нас в общежитии почти каждая женщина, – говорит Рая Алдабергенова.
Зимой окна покрываются льдом, потолки черные. Спим в одежде, купаемся в ванне быстро-быстро. Раньше картошку покупали в мешке, чтобы сэкономить, но от сырости она гниет.

От общежития до работы глухонемые добираются группами, на пустыре, по их словам, часто происходят преступления.

– Мы должны пройти пустырь; на автобусе со старой части города доехать до микрорайона; пройти пешком еще полкилометра; перейти через железную дорогу, где нет светофора. Даже во время обеда, когда глухонемые женщины вместе шли по тропинке, третью ограбили сзади. Женщина не могла кричать, подать какой-то знак, она сопротивлялась, – говорит Рая Алдабергенова.

Были случаи изнасилования, гибели под колесами поездов, грабежей, говорят инвалиды.

СОСЕДСТВО С ТУБЕРКУЛЕЗНЫМИ

Глухонемая одинокая мать Гульсим Шайманова говорит, что акимат в прошлом году осенью подарил автобус предприятию, но он до сих пор не ездит.

– Во время гололеда зимой по пути на работу сломала ногу. Мы очень обрадовались, когда подарили автобус, но до сих пор не работает. Лекарства покупаю сама. Комнату не дают приватизировать. Если умру, где дети будут жить? Накопить денег не получается, продукты все время дорожают, а зарплата не повышается. С нами живет моя престарелая мать; у нее постельный режим, нужен уход, – говорит Гульсим Шайманова.

Каламкас Кенесова. Актобе, 23 апреля 2011 года.
По словам собеседников нашего радио Азаттык, их общежитие расположено рядом с туберкулезной больницей, которая когда-то находилась за городом, Число глухонемых, зараженных туберкулезом, растет, говорят жильцы. По их словам, из руководства предприятия и общества глухонемых к ним никто не заходит, не интересуется бытом, жизнью.

– В наше общежитие наведываются больные туберкулезом, спокойно ходят в магазины за продуктами. Мы же можем заразиться через деньги, вынуждены все равно покупать там продукты. В коридорах ночуют бомжи, рядом в двухэтажном доме живут бывшие осужденные, часто к нам придираются. Горы мусора вокруг общежития сжигают – дышать нечем. Мы живем в опасном районе. Мы незащищенные, не знаем своих прав, – говорит Рая Алдабергенова.

Инвалид третьей группы Каламкас Кенесова, 39 лет, глухонемая, ждет второго ребенка. По ее словам, она до сих пор не может оформить детские пособия.

– Я сирота, училась в интернате, в 16 лет обучилась в учебно-производственном предприятии для глухонемых. Сейчас на девятом месяце беременности. Живем на 15 тысяч в месяц, муж безработный. Лекарства бесплатно не получаю. Зимой холодно, в подвале вода, сейчас много комаров. Для оформления детского пособия в ЦОНе требуют технический паспорт комнаты, но директор предприятия мне не дает, – говорит Каламкас Кенесова.

БЕСХОЗНОЕ ОБЩЕЖИТИЕ

Директор актюбинского учебно-производственного предприятия «Казахское общество глухих» Людмила Казанец говорит, что ходит по замкнутому кругу и не может получить технический паспорт на дом.

– Комнаты в семи секциях общежития по улице Кунаева, 1, находятся на балансе нашего предприятия. На каждую комнату есть технические паспорта; приватизировать они не имеют права. Дом бесхозный, никому не принадлежит. В 1997 году дали комнаты в счет проданных квартир, ходила в земельный комитет, акимат. Не знаю куда обращаться; технического паспорта на дом не дают. У нас приходят люди, мы обучаем их. Завтра они приватизируют квартиры – кто к нам придет? – говорит Людмила Казанец.
Жильцы платят за коммунальные услуги, на ремонт – не хотят. Никто не вкладывает деньги.

По словам Людмилы Казанец, предприятию не выгодно давать разрешение на приватизацию комнат в общежитии, так как придут новые люди, которым нужно предоставить жилье.

– На учебное предприятие люди приходят и уходят. Нам нужно реабилитировать людей. Жильцы платят за коммунальные услуги, на ремонт – не хотят. Никто не вкладывает деньги. Предприятие выделяет деньги на ремонт, недавно окна меняли. Скоро оформим водителя на автобус, – говорит Людмила Казанец.

Главный специалист сектора жилищной инспекции «Отдела жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог города Актобе» Наурыз Кулимжанов говорит, что общежитие по улице Кунаева стоит бесхозным.

– Дом управляется на общественных началах. Неоднократно посещали акимы, проводили собрания, из КСК никто не хочет брать это общежитие, – говорит Наурыз Кулимжанов.

По словам инвалидов, после развала СССР ни один работник предприятия для глухонемых не получил квартиру, временно живут в общежитии, на руках не имеют договоров о найме жилья.

В беседе корреспондента нашего радио Азаттык с глухонемыми жителями общежития помощь оказала сурдопереводчик Роза Матжанова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG