Доступность ссылок

Братья из «списка террористов» судятся с полицией


Самат и Санат (слева) Кожаниязовы в зале суда на процессе по иску против ДВД Актюбинской области. Актобе, 13 сентября 2016 года.

Самат и Санат (слева) Кожаниязовы в зале суда на процессе по иску против ДВД Актюбинской области. Актобе, 13 сентября 2016 года.

Обнаружившие себя в «списке террористов» братья Кожаниязовы требуют с департамента внутренних дел Актюбинской области 10 миллионов тенге компенсации морального вреда. Между тем в полиции говорят, что к списку «не имеют никакого отношения».

Актюбинский городской суд № 2 начал рассматривать иск жителей села Жагабулак Мугалжарского района, братьев Самата и Саната Кожаниязовых, поданный ими 13 сентября против областного департамента внутренних дел.

Кожаниязовы, фотографии и имена которых оказались в «списке подозреваемых в терроризме» после вооруженных нападений в Актобе 5 июня, требуют от полиции и от опубликовавшей информацию местной газеты 10 миллионов тенге.

«ВСЕ НАШИ ДНИ ПРОХОДЯТ В ПЕРЕЖИВАНИЯХ»

Житель села Жагабулак Мугалжарского района Самат Кожаниязов говорит, что 5 июня — в день, когда в Актобе были совершены вооруженные нападения, — он столкнулся с неприятностями.

— В ночь на 6 июня ко мне в дом пришли бойцы спецназа и проверили мои документы. Однако они не сказали, чтобы я последовал за ними. Возможно, они собирали обо мне предварительные сведения. Все знакомые знают, что 5 июня мы с младшим братом находились в селе. В тот день мы провели годовые поминки по нашему отцу Минажиту, который умер в прошлом году, — рассказывает Самат Кожаниязов.

"Список подозреваемых в терроризме", якобы причастных к нападениям в Актобе, распространявшийся в Сети.

"Список подозреваемых в терроризме", якобы причастных к нападениям в Актобе, распространявшийся в Сети.

Младший брат Самата Санат Кожаниязов 13 июня — в день, когда «красный» уровень террористической угрозы сменили на «желтый», — приехал в департамент внутренних дел Актюбинской области, чтобы выяснить, каким образом они с братом оказались в «списке террористов».

— На входе в здание мы простояли целый час, затем зашли в кабинет руководителя управления по борьбе с экстремизмом Серика Сейсембина. Его позднее повысили в должности, назначив заместителем руководителя департамента. Серик Сейсембин сказал, что проводится служебное расследование. Мы ждали в течение трех месяцев, пока завершится расследование, — говорит Санат Кожаниязов.

В полицию Санат ездил с невесткой Гульмизой Калыбековой — женой старшего брата Самата. Гульмиза Калыбекова во вторник, 13 сентября, давала свидетельские показания в суде. По ее словам, за «эти три месяца они многое пережили из-за ошибочной информации».

— Наша дочь достигла совершеннолетия и поехала в административный центр Мугалжарского района за удостоверением личности. Оттуда вернулась вся в слезах, говорила, что «ее отец — не террорист». Нашему сыну, который служит в армии, задали много вопросов. Мой деверь Санат также столкнулся с неприятностями, когда пошел на почту. Наши друзья, которые недавно ездили в гости в Бейнеуский район Мангистауской области, сообщили нам, что фотографии Самата и Саната до сих пор висят на вокзале. Сколько можно это терпеть? Все наши дни проходят в переживаниях, — говорит жена Самата Кожаниязова Гульмиза Калыбекова.

Теща Самата Кожаниязова Разия Шандирова говорит, что сообщение о том, что ее зять и его брат находятся в «списке террористов», стало ударом для их матери. По словам женщины, после нападений в Актобе в июне они прочитали в Интернете информацию о том, что их родственник Санат Кожаниязов якобы «ликвидирован во время вооруженного нападения».

— Дети мне сказали о шумихе в Интернете и прочли сообщение. Показали фото Саната. Была такая неразбериха. Мы переживали, что могло случиться. Что говорить о нас? Моя сватья Меруерт, мать Самата, ослепла от горя. Во время нашей встречи 5 июня с ее глазами всё было в порядке. Она пожилая женщина. От слез перестала видеть. Хотела обратиться к врачам, но двое ее сыновей числятся в «террористах». Не может выехать из села. Затем 9 июня я свозила свою сватью в Россию, в город Уфу, — говорит Разия Шандирова.

Они росли на наших глазах. Мы никогда не видели, чтобы они хулиганили.

На судебный процесс по иску Самата и Саната Кожаниязовых в Актюбинском городском суде № 2 из села Жагабулак, что в 260 километрах от Актобе, специально приехал пенсионер Серик Абуов. Он сказал в суде, что старожилы села, в котором насчитывается 250 дворов, очень хорошо знают семью Кожаниязовых.

— Мы с их отцом были ровесниками. Они росли на наших глазах. Мы никогда не видели, чтобы они хулиганили, — заявил Серик Абуов в суде.

СПИСОК, РАСПРОСТРАНЯВШИЙ ЧЕРЕЗ WHATSAPP

Заместитель руководителя департамента внутренних дел (ДВД) Актюбинской области Серик Сейсембин в судебном процессе по иску братьев Кожаниязовых участвует в качестве свидетеля. Он подтверждает, что после публикации в Интернете «списка подозреваемых в терроризме» Кожаниязовы действительно побывали у него на приеме.

— Когда я находился на должности начальника управления по борьбе с экстремизмом, они действительно были у меня на приеме. Тогда я им сообщил о проводимом служебном расследовании. Сообщил, что мы готовы принести свои извинения, если по результатам проверки наши сотрудники окажутся виновными, — сказал Серик Сейсембин.

Первый заместитель руководителя департамента внутренних дел Актюбинской области говорит, что сотрудники местной полиции не имеют никакого отношения к тому, что братья Кожаниязовы оказались в «списке подозреваемых в терроризме». По его словам, этот список, где упоминаются Кожаниязовы, не имеет отношения к официальной информации, которая распространялась через сайт и пресс-службу ДВД.

Полицейские в районе, где проводился рейд по задержанию подозреваемых в причастности к нападениям 5 июня в Актобе. 10 июня 2016 года.

Полицейские в районе, где проводился рейд по задержанию подозреваемых в причастности к нападениям 5 июня в Актобе. 10 июня 2016 года.

— Согласно приказу министерства, на рабочем месте мы не используем смартфоны с видео- и фотокамерами. Поэтому сомнительно, что сообщение распространили по WhatsApp'у сотрудники департамента внутренних дел Актюбинской области. Насколько нам известно, проводилось расследование по линии министерства, были наказаны люди. Однако это были не сотрудники департамента внутренних дел, — говорит Серик Сейсембин.

В сообщении, получившем распространение через мессенджер WhatsApp и социальные сети, в именах и фамилии братьев Кожаниязовых, данных о дате, месте рождения и адресе проживания нет ни одной ошибки. Поэтому Самат Кожаниязов уверен в том, что «сообщение было распространено официальными структурами».

В Актобе 5 июня 26 человек совершили вооруженные нападения на два оружейных магазина и собирались захватить расположение части Национальной гвардии. По официальным данным, в ходе нападения и перестрелки погибли семь человек, около 40 получили ранения. В ходе шестидневной спецоперации МВД сообщило о ликвидации 18 подозреваемых, задержании нескольких человек.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что нападения были организованы «приверженцами радикальных псевдорелигиозных течений», добавив, что «инструкции они получали из-за рубежа».

После событий в Актобе пресс-служба КНБ сообщила о пресечении в период с 12 по 30 августа деятельности трех радикальных группировок в Казахстане. С санкции суда арестованы 10 человек в Западно-Казахстанской области и 11 — в Актюбинской, сообщили в КНБ.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG