Доступность ссылок

Афгано-американская писательница Нушин Арбабзадах в своей новой книге оспаривает широко распространенные представления об Афганистане.


Подпольное обращение в христианство, жизнь трансвеститов и гей-блогер — всё это, как правило, никак не вяжется с Афганистаном. И всё же является частью реального, но зачастую невидимого мира, в котором живут афганцы.

Эта неизвестная сторона жизни в Афганистане — тема новой книги «Базар афганской молвы: секретные субкультуры, скрытые миры и повседневная жизнь Абсурда» писательницы афганского происхождения Нушин Арбабзадах, проживающей в США.

Нушин Арбабзадах преподает в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе (UCLA). Ее удручает однобокая информация об Афганистане, которая подается западной прессой. В ее книге предпринята попытка выйти за пределы
Я сосредоточилась на необычных людях на задворках общества и на тех, кто не соответствует общепринятым стандартам Афганистана.
представлений о бомбах и бурках, чтобы у читателей появился новый ракурс видения этой страны.

— Я гораздо больше заинтересована в нонконформистах. Мне неинтересны устоявшиеся факты об Афганистане и о тех людях, которые, как правило, подаются в качестве представителей Афганистана. Я сосредоточилась на необычных людях на задворках общества и на тех, кто не соответствует общепринятым стандартам Афганистана, — рассказывает автор книги.

ВЫСОКАЯ ЦЕНА ОТКРОВЕНИЙ

Среди героев ее книги — подпольное гей-сообщество в Афганистане. Нушин Арбабзадах говорит, что опасность быть геем-афганцем не отвратила гей-активистов и блогеров от разговора о своей сексуальности, пусть даже и в безопасных интернет-форумах и социальных сетях. В Афганистане гомосексуализм является уголовным преступлением, наказуемым смертью. Геи также рискуют быть отвергнутыми семьей или, что еще хуже, стать жертвой так называемого убийства чести.

Одним из первых афганцев, открыто признавших свою гомосексуальность, был Хамид Захер, в 2001 году бежавший из Афганистана и оставивший свою семью, и в конце концов обосновавшийся в Канаде в 2008 году. Буквально через год он написал свои откровенные мемуары на языке дари «По ту сторону ужаса: это ваш враг с обрубленным хвостом». Обрубленный хвост — это арабское выражение по отношению к человеку без сына.

В прошлом году книга была опубликована на английском языке. В ней он раскрывает страшные подробности и одиночество бытия гея, описывает свою первую любовь. Эти откровения Хамида имеют свою цену. Его семья отреклась от него, и он больше не общается ни с кем из родственников. По словам Нушин Арбабзадах, те, кто не соответствуют ценностям консервативого общества страны, обречены жить в Афганистане тайной жизнью.

ИЗ ДОЧЕРЕЙ — В СЫНОВЬЯ

Другой малоизвестный старый афганский обычай — переодевание девочек под мальчиков. Некоторые семьи без сына — символа престижа и респектабельности в Афганистане — представляют дочь как сына, причем даже после того, как реальный пол ребенка обнаружен.

Афганская женщина идет с сыном. Кабул, 5 апреля 2012 года.

Афганская женщина идет с сыном. Кабул, 5 апреля 2012 года.

Волосы этих девочек коротко острижены, у них мужские имена. Они обретают все обязанности и свободы, которыми наделяются мужчины. Эта практика продолжается до тех пор, пока ребенок не достигнет половой зрелости, и тогда ему возвращается женское обличье.

— Это может показаться странным, если не совершенно невероятным, что в обществе, одержимом отстаиванием строгих гендерных ролей, одна из форм трансвестизма получила широкое распространение и даже приемлема, — пишет Нушин Арбабзадах, родившаяся в Афганистане, но покинувшая страну во время советской оккупации в 1988 году.

Эта практика, однако, оказалась в поле зрения афганских правозащитных групп. Как отмечает Нушин Арбабзадах, традиция является не только «проявлением женоненавистничества, но и нарушением прав девочек быть самими собой».

БОРЬБА СО СТРАННОСТЯМИ

В книге также описываются сообщества транссексуальных мужчин. Пару лет назад видео с арестом трансвестита полицейским обошло весь Афганистан, вызвав недоумение многих афганцев такой практикой.

— Когда кадры были показаны по телевидению, можно было увидеть недоумение среди полицейских. Когда видео появилось в эфире, оно сопровождалось подписью: «Мужчина, одетый как женщина, но почему?» Женщины в Афганистане угнетаются, поэтому никто не понимает, зачем кто-то хочет стать одной из них, — говорит Нушин Арбабзадах.

Священнослужитель в католической церкви в Кабуле. 13 марта 2013 года.

Священнослужитель в католической церкви в Кабуле. 13 марта 2013 года.

Нушин Арбабзадах, в прошлом журналистка BBC, также пишет о часто упускаемых из виду религиозных общинах в Афганистане. Среди них всё больше открытых сообществ новообращенных христиан.

Христианские миссионеры открыли церковь в Кабуле в 1970 году. Хотя церковь была снесена через несколько лет, миссионеры вдохновили небольшое количество новообращенных. С тех пор афганские церкви возникли в местах, расположенных далеко друг от друга, наводя на мысль, что число новообращенных возросло. Сегодня маргинальная христианская община в Афганистане имеет собственный интернет-телеканал. Христианство, отмечает Нушин Арбабзадах, особенно заметно на севере страны, где христианские концепции попали в школьные материалы.

В такой глубоко исламской и консервативной стране, как Афганистан, маргинальные личности сталкиваются с огромными препятствиями и невзгодами. Но автор книги предполагает, что их жизнь потихоньку налаживается и всё большее число людей признаёт нонконформистские группы и отдельных лиц.

В подготовке материала участвовали Фруд Бежан и Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG