Доступность ссылок

Лишенные крова афганцы переселились в пещеры


Гульсом, одна из обитательниц пещеры вблизи города Бамиан.

Гульсом, одна из обитательниц пещеры вблизи города Бамиан.

Для стороннего наблюдателя тысячи пещер в скалах песчаника древнего афганского города Бамиан — напоминание о другой эпохе, когда монахи, посещавшие район знаменитых статуй Будды, селились здесь. Но для сотен афганцев пещеры их каждодневная действительность.


Не имея возможности вернуться в небезопасные регионы, из которых они бежали из-за того, там разрушили их дома и деревни, многие афганцы вынуждены были искать убежище в пещерах.

Для них борьба за выживание начинается с самого необходимого — еды, жилья и здоровья.

БРОШЕННЫЕ НА ПРОИЗВОЛ СУДЬБЫ

Такова жизнь Гульсом, 34-летней матери семерых детей, которая живет в пещерах Бамиана более пяти лет. О ее жизни рассказывают репортеры А Дети у палаток в лагере для оставшихся без крова афганцев. Афганистан, 14 февраля 2012 года.

Дети у палаток в лагере для оставшихся без крова афганцев. Афганистан, 14 февраля 2012 года.

фганской редакции радио Азаттык Фруд Бежан и Али Ерфан.

Гульсом вернулась в Бамиан, когда ее с детьми депортировали из Ирана.
После поездки в свое бывшее село она, обнаружив его пустым и полностью разрушенным, последовала по стопам сотен других репатриантов и перемещенных семей в регионе и переехала в пещеру.

Она жалуется, что получила от местных властей и гуманитарных организаций маленькую помощь. После кончины мужа Гульсом с детьми бросили на произвол судьбы.

Чтобы свести концы с концами, Гульсом копается в отбросах в поисках дров и продуктов питания и проходит несколько километров от дома, чтобы набрать воды для питья и мытья.

Пещера, которую Гульсом называет домом, приблизительно два метра шириной, с одной покосившейся деревянной дверью, защищающей от непогоды. Свет проникает в комнату из заклеенной пластиком дыры в стене. Здесь нет туалета.

Незамысловат скарб Гульсом: старый ковер, на котором она спит, и несколько ржавых посудин, которые она использует, чтобы готовить и есть.

— У меня здесь нет работы, — говорит она. — Я много раз голодала и плачу по ночам. Я молю о том, чтобы получить немного денег, работая на других людей, чтобы добыть что-то и прожить. Если что-то есть, я ем. В противном случае я просто нахожусь в этой пещере.

Гульсом рассказывает, что по возвращении из Ирана она, пытаясь прокормить семерых детей, привезла их в местную неправительственную организацию, которая пообещала ей, что их примут в детский дом.

Это было пять лет назад, говорит она. С тех пор она ничего о них не слышала и не знает, где они находятся.

ЧИСЛО ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ СТРЕМИТЕЛЬНО РАСТЕТ

Сотрудники местного отделения департамента Афганистана по делам беженцев и репатриации говорят, что с помощью нескольких иностранных неправительственных организаций есть возможность предоставить временное убежище более чем ста обитателям пещер.

Но они признают, что более трехсот до сих пор живут в пещерах безо всякой поддержки.

Хотя организации по оказанию помощи доставляли во время суровых зим продукты питания, Гульсом настаивает на том, что местные органы власти и международные агентства по оказанию помощи ничего не делают. И она не одинока в этом.

Международная правозащитная организация «Амнести Интернэшнл» в своем последнем докладе о перемещенных лицах в Афганистане указывает, что эта проблема распространилась далеко за пределы провинции Бамиан.

Правозащитные организации призывают афганское правительство приложить больше усилий для защиты общин внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) по всей стране, которых насчитывается около 500 тысяч человек.
Обитательница пещеры близ города Бамиан.

Обитательница пещеры близ города Бамиан.


Из доклада видно, что, несмотря на усилия по решению проблемы, число перемещенных афганцев продолжает стремительно расти: каждый день появляется 400 новых вынужденных переселенцев.

Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) отметило отказ афганского правительства в предоставлении основной помощи для возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц как основной фактор резкого падения числа афганских беженцев, возвращающихся домой.

Исследователь организации «Амнести Интернэшнл» Хория Мосадик объясняет такие неудачи отсутствием политической воли и стратегии со стороны афганского правительства:

— Свидетельства, собранные «Амнести Интернэшнл», показывают, что афганское правительство, к сожалению, препятствует помощи организаций в предоставлении помощи общинам [ВПЛ] по всей стране. [Они делают это потому, что они] опасаются, что [иначе] это может стимулировать большее количество людей присоединиться к сообществу вынужденных переселенцев, и в то же время политически это не выглядит обнадеживающим.

Даже обладая ограниченными ресурсами, Афганистан должен оказывать помощь своим перемещенным гражданам, говорит Хория Мусадик в последнем докладе «Амнести Интернэшнл».

Но это, по ее словам, потребовало бы, чтобы власти использовали международную помощь, имеющуюся в их распоряжении, и устранили ограничения на предоставление гуманитарной помощи.

— Я только и хочу, чтобы иметь дом, достаточно хороший, чтобы я могла мирно жить, — говорит Гульсом. — Так что, когда я умру, меня похоронят с миром, как и других мусульман. Это всё, что я прошу. Боже, упаси меня, пожалуйста, от такой моей нынешней жизни.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG