Доступность ссылок

У Рахата Алиева требуют «компенсацию» за репрессии и страдания в тюрьме


Рахат Алиев в эмиграции. Вена, 2008 год.

Рахат Алиев в эмиграции. Вена, 2008 год.

Бывший офицер КНБ Петр Афанасенко заявил, что подаст гражданский иск против Рахата Алиева, обвиняя его в своих несчастьях. Рахат Алиев утверждает, что такие действия бьют рикошетом по самой Астане.


О намерении одного из бывших телохранителей экс-премьера Казахстана Акежана Кажегельдина «подать исковое заявление в европейские и американские суды» за репрессии и страдания в тюрьме первым нашему радио Азаттык сообщил Лотар де Мезьер из берлинской адвокатской компании Kärgel de Maizière & Partner в Германии. Но адвокат Лотар де Мезьер в своем письме не назвал ни имени своего клиента, ни имени того человека, против которого якобы подается иск.

ИНФОРМАЦИОННАЯ АРТПОДГОТОВКА

Очень скоро, как водится в таких случаях, была организована утечка информации в прессу, и в некоторых алматинских газетах началась информационная атака на «будущего ответчика», им оказался Рахат Алиев – сам бывший генерал КНБ и неудачный продукт назарбаевского непотизма. Формальное гражданское дело очень быстро оказалось обернутым в упаковку из политического лексикона, одна за другой в двух алматинских газетах вышли две публикации с обструкцией «будущего ответчика».
Меня доставили в кабинет Рахата Алиева, после разговора с которым мне стало ясно, что он имеет задачу возбудить против Акежана Кажегельдина уголовное дело по «тяжелой статье».


На сегодняшний день новый для казахстанского общества конфликт предстоит так, что Петр Афанасенко – бывший полковник КНБ и бывший начальник охраны экс-премьера Акежана Кажегельдина - грозится подать гражданский иск против Рахата Алиева. Пока это только намерение. Бывший начальник Алматинского департамента КНБ Рахат Алиев характеризируется тут как главный, кто виноват в фабрикации уголовного дела против охранников Кажегельдина в 1999 году, в репрессиях, страданиях и лишениях в тюрьме.

Рахат Алиев в своем комментарии нашему радио Азаттык говорит, что воспринимает заявления Петра Афанасенко как новые происки властей Казахстана. Рахат Алиев говорит, что если у Петра Афанасенко есть какие-то претензии по своему осуждению в апреле 2000 года, то такие иски должны подаваться против правительства Республики Казахстан, против государства Казахстан. Рахат Алиев отрицает свою какую-либо причастность к делу Петра Афанасенко.

Как бы то ни было, новый конфликт налицо. Политэмигрант, который прошел через мясорубку назарбаевского режима, который выжил нелегкой ценой в казахстанских тюрьмах, ищет теперь сатисфакции, ищет «компенсации» за свои нравственные и физические страдания, за сломанную жизнь и потерянное здоровье. Однако он требует «компенсации» не от властей Казахстана, а от Рахата Алиева.

«МЕНЯ ДОСТАВИЛИ В КАБИНЕТ РАХАТА АЛИЕВА…»

В апреле 2000 года Петр Афанасенко и его коллега майор КНБ Сатжан Ибраев были приговорены каждый к трем с половиной годам тюрьмы по обвинению в «незаконном хранении оружия» и «подготовке к вооруженному выступлению». Петр Афанасенко заявляет, что их «признательные» показания были получены «с применением психотропных средств». В частности, бывший полковник Афанасенко утверждает, что его допрашивали почти беспрерывно в течение двух суток.

Нашему радио Азаттык удалось связаться с Петром Афанасенко и получить от него ряд ответов по поводу его заявлений. Отметим, что ответы Петра Афанасенко, как и письмо его адвоката Лотара де Мезьера, были получены редакцией радио Азаттык по электронной почте, а комментарии предполагаемого «главного ответчика» – по телефону.

Как выяснилось в последний момент, Петр Афанасенко свои ответы на присланные редакцией радио Азаттык вопросы почему-то послал не только нашей редакции. В опубликованном в одной из алматинских газет интервью Петр Афанасенко дает и политическую оценку нынешней деятельности своего оппонента. Эти же аргументы приводит Петр Афанасенко и нам:
Акежан Кажегельдин, лидер казахской оппозиции в изгнании.


«Я считаю виновником моих несчастий, прежде всего, Рахата Алиева. Проживает он, судя по всему, в Австрии. Занимается тем, что рядится в тогу демократа и поборника свободы. Для любого человека, знакомого с Рахатом, это звучит кощунственно!»

Как утверждает Петр Афанасенко, возбужденное против него и его бывших коллег уголовное дело вел следователь департамента внутренних дел Алматы некий Костенко, однако на самом деле всё происходило будто бы в помещениях департамента КНБ по Алматы и Алматинской области, который на тот момент возглавлял не кто иной, как Рахат Алиев.

Петр Афанасенко утверждает, что он же – Рахат Алиев – руководил и принимал решения по этому делу и каждый вторник следователи следственной группы на совещаниях в кабинете Рахата Алиева докладывали последнему о ходе следствия и получали указания.

Как утверждает Петр Афанасенко, он и его коллеги содержались в следственном изоляторе КНБ, на допросы их привозили в здание КНБ. Он также настаивает, что его несколько раз якобы допрашивал лично Рахат Алиев в своем кабинете в здании КНБ.

По версии Петра Афанасенко, «Рахат Алиев добивался от него, чтобы он оговорил себя и своих коллег и признался в совершении бредовых поступков – хранении огнестрельного оружия в целях совершения государственного переворота». И целью всей этой провокации, считает Петр Афанасенко, был Акежан Кажегельдин, на тот момент свежеиспеченный топ-политэмигрант и в то время самый главный критик президента Казахстана.

«8 декабря 1999 года, то есть вскоре после отъезда Акежана Кажегельдина из Казахстана, я и несколько моих коллег, осуществлявших ранее охрану бывшего премьер-министра, были задержаны. Меня доставили в кабинет Рахата Алиева, после разговора с которым мне стало ясно, что он имеет задачу возбудить против Акежана Кажегельдина уголовное дело по «тяжелой статье», что должно было повлечь за собой экстрадицию бывшего премьер-министра в Казахстан.

...Мне было предложено стать участником инсценировки, в рамках которой я должен был помочь заложить в собственный гараж десяток единиц огнестрельного оружия, а потом «добровольно сдать» их сотрудникам КНБ. Мне было сказано, что добровольная сдача оружия избавит меня от уголовного преследования.

Объясняя мотивы хранения оружия, я, по версии Рахата Алиева, должен был дать показания, что это оружие приобреталось и хранилось по указанию Акежана Кажегельдина, который готовил государственный переворот.

Естественно, я отказался. Вот с этого момента и начались события, которые подробно описаны в моем иске. В конечном итоге меня сломали, поскольку возникли реальные угрозы жизни и здоровью моей жены и двух дочерей.

На суде я полностью отказался от данных на следствии показаний, заявил о фальшивых обвинениях и самооговоре. ...В результате я и мой коллега Сатжан Ибраев получили по 3,5 года тюрьмы по абсолютно бредовым обвинениям», – пишет Петр Афанасенко спустя десять лет после драматических событий.

АФАНАСЕНКО ХОЧЕТ «КОМПЕНСАЦИЮ»

По описанию Петра Афанасенко, его умышленно отправили в тюрьму, где содержатся обычные уголовники, вместо специальной тюрьмы для бывших госслужащих и сотрудников правоохранительных органов. Это, как он считает, было незаконно.

Петр Афанасенко, не выдержав, как он утверждает, моральных и физических страданий в тюрьме, в мае 2000 года написал на имя президента Казахстана прошение о помиловании поскольку «другие пути освобождения для него были исчерпаны».

Он также уверен в том, что просьба о помиловании не является признанием вины. Главной причиной своей просьбы о помиловании он указывает семейные обстоятельства и состояние собственного здоровья.
Я хотел бы окончательно восстановить свое доброе имя, опороченное бредовыми обвинениями в подготовке вооруженного переворота в Казахстане с помощью нескольких охотничьих ружей.


Для сравнения с положением еще одного бывшего охранника Кажегельдина Петр Афанасенко пишет, что им обоим пришлось хлебнуть лиха:

«Сатжана Ибраева Рахату так и не удалось сломить. Он прошел весь путь на Голгофу несмотря на унижения и избиения, содержание в одиночках, угрозы расправы со стороны уголовников».

Причину своей эмиграции в Бельгию, где ему ныне предоставлено политическое убежище, Петр Афанасенко объясняет тем, что «вышел из этой мясорубки, устроенной Алиевым, больным, без денег, без шансов устроиться на нормальную работу».

«Всё, чего я хочу, – получить достойную компенсацию за мои мучения и за разрушенное здоровье, за слезы моей жены и дочерей.

И еще я хотел бы окончательно восстановить свое доброе имя, опороченное бредовыми обвинениями в подготовке вооруженного переворота в Казахстане с помощью нескольких охотничьих ружей», – говорится в письме Петра Афанасенко.

Петр Афанасенко и его адвокат утверждают, что намерены возложить на Рахата Алиева ответственность за якобы причиненные по его вине физические и нравственные страдания по иску о взыскании компенсации морального вреда. Кульминацией обещаемого иска, по утверждению Петра Афанасенко, может быть апеллирование к нормам международного законодательства против пыток. Однако Петр Афанасенко уклоняется от ответа, в чем именно они хотят обвинить персонально Рахата Алиева относительно «пыток».

Тем временем эти угрозы в свой адрес сам Рахат Алиев прокомментировал очень коротко: «Бред сивой кобылы. Что касается пыток или еще тому подобное, если у него есть какие-то претензии, он должен их предъявлять к Республике Казахстан, к государству, а не к частному лицу».

РАХАТ АЛИЕВ ОТРИЦАЕТ

Что касается предполагаемого «ответчика», то, похоже, информационная атака Петра Афанасенко и его сторонников не тревожит Рахата Алиева. Он считает слова своих новых оппонентов «фабрикацией, клеветой и диффамацией».

«Ну собраны документы, ну флаг им в руки! Пожалуйста, подавайте в суды – в судах будем встречаться и разговаривать. Это же не казахский суд, когда есть указание: всё, надо сделать из Алиева обычного уголовника. Хотя, я подчеркиваю, я занимаюсь политикой, оппозиционной деятельностью. И всё это направлено на дискредитацию моего имени», – уверен бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев.
Дворец мира и согласия в Астане.


Кроме того, по его словам, «на Западе лжесвидетельствование карается очень серьезной статьей уголовного кодекса» и ему «непонятно, что за юридические конторы, высокооплачиваемые адвокаты стоят за тем человеком, который получил политическое убежище». Рахат Алиев убежден, что за иском Петра Афанасенко стоят сам президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и новый председатель КНБ Нуртай Абыкаев.

По версии Рахата Алиева, Петр Афанасенко подписал «явку с повинной» и именно поэтому был осужден на небольшой тюремный срок. Кроме того, по словам Рахата Алиева, Петр Афанасенко не был кадровым офицером КНБ, а в службу охраны президента попал благодаря тому, что имел родственную связь с супругой Акежана Кажегельдина в его бытность премьер-министром.

Рахат Алиев также информирован о том, что Петр Афанасенко вышел на свободу, написав на имя президента Казахстана прошение о помиловании, после чего получил политическое убежище в Бельгии, где живет поныне. Рахат Алиев утверждает и то, что Афанасенко живет «бедно, на пособие как политический беженец».

Рахат Алиев категорически отрицает свою причастность к расследованию уголовного дела Петра Афанасенко, говорит, что никогда не допрашивал Петра Афанасенко, «ибо это функция следователя»:

«Насколько я знаю, его уголовным делом занимался департамент внутренних дел города Алматы по прямому указанию президента Назарбаева. Насколько я помню, данный человек проходил и в агентурном аппарате КНБ и именно с его помощью было раскрыто это преступление».

Бывший зять президента Казахстана называет Петра Афанасенко «очередной жертвой режима Назарбаева». И тут же Рахат Алиев заявляет, что «прекрасно понимает: Афанасенко исполняет чужую волю».

Развивая теорию заговора, Рахат Алиев утверждает, что по председательству Казахстана в ОБСЕ на пиар-акции выделено «до 20 миллионов долларов». «Из них половина этой суммы идет на дискредитацию меня в средствах массовой информации. В зарубежных, я подчеркиваю. ...И я не исключаю, что до конца года… Есть соответствующий приказ президента Назарбаева, чтобы меня каким-то образом нейтрализовать или устранить», – продолжает Рахат Алиев свою версию.

В заключение Рахат Алиев утверждает, что всё, что ни делали Астана против него с 2007 года, – это все сфабриковано. «Все их обвинения, например, в похищении людей, отмывании денег и другие рассыпались, как карточный домик». Рахат Алиев приводит в пример, как он считает, предпоследний свежий пример:

«Меня обвиняли в убийстве Анастасии Новиковой в Ливане. Но Верховный суд Ливана подтвердил, что никакого убийства не было. Я еще раз подчеркиваю, что еще ни одного суда никто не выиграл».

Рахат Алиев утверждает, что если ему предъявят какие-то претензии, как, например, в обещаемом иске Петра Афанасенко, то они бьют рикошетом по самой же Астане. Напомним, что сам Рахат Алиев бежал из Казахстана весной 2007 года, когда после многомесячной информационной атаки против него было проведено расследование по исчезновению двух менеджеров «Нурбанка». Скандалу в «Нурбанке» скоро исполнится три года, однако следы двоих менеджеров так до сих пор и не найдены.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG