Доступность ссылок

Чем для Казахстана ценен турецкий опыт создания партии на исламских ценностях


Президент Турции Абдулла Гюль (справа) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Анкара, 22 октября 2009 года.

Президент Турции Абдулла Гюль (справа) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Анкара, 22 октября 2009 года.

В Казахстане с визитом находится президент Турции Абдулла Гюль. Его партии удалось начать плавную смену политических основ светской Турции. В Казахстане политики пока не ожидают возникновения подобной политической силы.


УНИКАЛЬНАЯ ПАРТИЯ

Особую важность, и не только протокольную, нынешнему официальному визиту президента Турецкой Республики Абдуллы Гюля в Казахстан придает то обстоятельство, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев лично отправился в приграничный город Шымкент, чтобы встретить коллегу. Абдулла Гюль представляет Партию справедливости и развития, которая в корне меняет политический облик современной Турции, несмотря на наличие и духовного лидера нации в лице Ататюрка, и сопротивления значительной части светского общества.

Adalet ve Kalkınma Partisi, появившись фактически из ниоткуда в начале 2000-х годов, в кратчайшие сроки бескровно пришла к власти и начала плавную, но фундаментальную смену политических основ современной Турции, при этом одновременно умудряясь, как минимум внешне, соблюдать ритуальное уважение к лидеру турецкой нации Ататюрку.

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган (справа) и Абдулла Гюль (слева) после объявления его кандидатом на пост президента. Анкара, 24 апреля 2007 года.
Уникальность Партии справедливости и развития, созданной 14 августа 2001 года, состоит в том, что даже при наличии сугубо светской Конституции и законов, запрещающих регистрацию религиозных партий, она открыто позиционируется как исламская. Партия в течение нескольких лет смогла нарушить не только гегемонию светских политических конкурентов, но и посягнуть на оплот наследия Ататюрка - генеральный штаб турецкой армии.

По крайней мере, об этом можно судить по 29 поправкам в Конституцию, которые принял парламент Турции 7 мая 2010 года, как и их коллеги в Казахстане, которые приняли конституционные изменения, ссылаясь на прошлый турецкий опыт 20-го века. Напомним, что в 20-м веке в Турции военные трижды сменяли гражданские правительства. Например, в ходе военного переворота 12 сентября 1980 года.

Однако, в отличие от Казахстана, президент Турции Абдулла Гюль, придерживающийся светских демократических принципов и подписавший через шесть дней конституционные изменения, принятые в парламенте, окончательное слово оставил за обществом и назначил общенациональный референдум на 12 сентября 2010 года.

После шестимесячных дискуссий гражданам Турции предстоит голосование за поправки в Конституцию, которые не только реформируют систему турецкого правосудия, но и наделяют возможностью суда над военными генералами, некогда «святой касты» Мустафы Кемаль Ататюрка. Избирателям предстоит даже определиться, дать ли государственным чиновникам право на проведение забастовок.

ХАРИЗМАТИЧНЫЙ ЛИДЕР

Что примечательно, в Турции создан не менее уникальный тандем двух политиков, при котором существует всеми уважаемый и авторитетный президент Абдулла Гюль, но за его спиной маячит не менее авторитетная фигура соратника и создателя самой партии Реджепа Тайип Эрдогана, который является главой доминирующей партии и считается духовным вдохновителем нынешней трансформации политического облика Турции.

Кстати, данная схема не без оснований рассматривается частью казахстанского общества как один из наиболее вероятных вариантов отхода первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева от повседневной и активной политической деятельности.

Материалы турецкой прессы свидетельствуют о том, что главным секретом Партии справедливости и развития стало наличие харизматичного лидера Реджепа Эрдогана, выходца из бедной семьи и выпускника не светского, а исламского учебного заведения.

Популярность в народе он завоевал, когда в 1994 году получил первую реальную политическую возможность реализации своих духовных принципов на посту мэра Стамбула, бюджет которого, по сообщениям турецких газет, к тому времени погряз в долгах примерно в два миллиарда долларов.

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган. Анкара, 19 апреля 2010 года.
Откровенно подчеркивая соблюдение мусульманских ритуалов, Реджеп Эрдоган не ограничился запретом на продажу и употребление спиртных напитков в городских учреждениях мэрии. Главным секретом его политических успехов стало то, что он не дал ни малейшей возможности политическим оппонентам упрекнуть себя в коррупции, и из материалов местной прессы следует, что политика чистых рук впоследствии позволила бы ему достичь бюджета многомиллионного Стамбула с семипроцентным профицитом, если бы не арест за публичное чтение стихов религиозного содержания.

Аналогичных успехов партия добилась и на общенациональном политическом уровне, когда правительству Реджепа Эрдогана удалось провести эффективную денежную реформу, обуздать инфляцию, урезать расходы бюрократической машины и снизить коррупционное давление госорганов на частный бизнес.

Вместо идеалов олигархической Турции партия исламских реформаторов провозгласила, что любой труд, в том числе инвестиции и открытие новых рабочих мест, - богоугодное дело, а увод денег из страны или хранение их на депозитах, вместо вовлечения в реальный сектор национальной экономики, - как минимум неразумно.

ИСЛАМ И ЗАПАДНЫЕ ЦЕННОСТИ

Как свидетельствуют данные статистики, с 2002 по 2006 год новая экономическая программа Партии справедливости и развития, разработанная бывшим директором банка «Мэрилл Линч» по Ближнему Востоку и Африке Мехметом Симсеком, позволила практически удвоить ВВП Турции, доведя его до 400 миллиардов долларов.

Успех же идеологической платформы Партии справедливости и развития, по мнению некоторых источников, зиждется на искусной комбинации исламских ценностей, их адаптации к реалиям современного мира и умелом использовании стремления турецкого общества к вступлению в Европейский союз. При этом нынешняя политическая верхушка страны уверена, что ислам и западные демократические ценности, такие как честные выборы, свобода печати и вероисповедания, не антагонистичны.

Уже в своем первом внешнеполитическом выступлении в Стамбуле 14 июня 2004 года на очередной сессии стран - членов Организации Исламская Конференция тогда министр иностранных дел Абдулла Гюль заявил, что такие фундаментальные религиозные принципы, как стремление к справедливости, терпимости, любви и солидарности, открывают дорогу перед мусульманским миром для создания демократических и открытых обществ.

Однако даже реформы в области свободы слова и ломка основ военно-полицейского государства не решили многих общественных проблем и не могут быстро изменить традиционные взгляды и приоритеты турецкого общества. Например, из-за своих нестандартных для среднестатистического турка оценок турецко-армянского конфликта страну вынужден был покинуть лауреат Нобелевской премии
Турецкий писатель Орхан Памук. Стамбул, 15 сентября 2006 года.
2006 года в области литературы писатель Орхан Памук – блистательный очеркист многоликого Стамбула.

Европейский союз до сих пор имеет вопросы по другим внутриполитическим аспектам турецкого общества, но, оценивая роль фактически исламских реформаторов, журнал Newsweek в декабре 2004 года писал, что «великая революция, совершенная Эрдоганом, заключается в том, что, придя к власти в 2002 году, заставил скептически настроенных политиков Турции и ее могущественное военное лобби принять как должное тот факт, что ислам является важным явлением в политической жизни страны».

«МОЛЧАЛИВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»

Свои лавры достаются и соратнику Реджепа Эрдогана - президенту Абдулле Гюлю, которого испанская газета El Pais в одной из статей назвала «привлекательным лицом турецкого исламизма».

Правда, в нынешней турецкой политической практике существует и своя восточная экзотика. Например, как писал журнал Newsweek, «в конце сентября 2004 года, Реджеп Эрдоган попытался провести законопроект, согласно которому лица, виновные в супружеской измене, могли быть наказаны тюремным заключением до трех лет. Опросы общественного мнения показывали, что 70 процентов населения Турции выступают за принятие такого закона, однако большинство либеральных СМИ, а также Брюссель, были в ужасе».

По иронии судьбы об этой законодательной инициативе вспомнили в турецком обществе, когда в 10 мая 2010 года с позором покинул большую политику многолетний лидер сугубо светской Народной республиканской партии Дениз Байкал.

В понимающем суть мужской полигамии турецком обществе скандал вызвал особый ажиотаж тем, что сексуальной партнершей многоопытного политика оказалась член его парламентской фракции, депутат Несрин Байток. Судя по комментариям на турецких форумах, особый гнев граждан вызвало то обстоятельство, что депутат оказалась женщиной замужней, что никак не может красить моральный облик светской оппозиции и привести в ее ряды новых сторонников.

Однако, совершая, по словам одной из западных газет, «молчаливую революцию», нынешние политические реформы в Турции проводятся максимально корректно, так как в глазах значительной части турецкого общества Ататюрк остается основателем нынешней государственности и экономических достижений страны.

Поэтому праздник День молодежи и спорта 19 мая отмечается и как день памяти Ататюрка. И в нынешнем году руководство страны традиционно возложило цветы в Мавзолее Ататюрка, однако в словах праздничной речи президента Абдуллы Гюля «мы вновь выражаем гордость нашей славной историей и успехами наших предков» уже не чувствуется того запала патриотизма и безусловно позитивных оценок наследия основателя турецкой государственности.

ПРИОРИТЕТ - СВЕТСКИМ ЦЕННОСТЯМ

В телефонных интервью большинство казахстанских политиков не ожидают в ближайшем будущем появления в Казахстане номинально светской, но основанной на религиозных принципах партии.

Политический долгожитель и сенатор Гани Касымов был краток и в телефонном разговоре с нашим радио Азаттык заявил: «Казахстан поступательно движется по светскому направлению, и никаких других признаков я не вижу. Тут и комментировать-то нечего».

Сопредседатель партии ОСДП «Азат» Болат Абилов считает, что при отсутствии политической конкуренции и монопольной системы люди ищут выход и «некоторые находят себя в том, что уходят в различные течения внутри ислама, и это главная опасность, которая угрожает Казахстану в будущем».

В то же время он усматривает в назначении Кайрата Сатыбалды секретарем президентской партии «Нур Отан» первый шаг в этом плане. «И хотя мы по Конституции светское государство, но вот уже приверженец исламской ориентации становится одним из руководителей «Нур Отана», - говорит Болат Абилов.

Напомним, что 24 мая 2010 года заместитель председателя партии Нурлан Нигматулин представил нового секретаря партии «Нур Отан» Кайрата Сатыбалды, племянника президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, ранее замеченного в попытке создания партии «Акорда». По сообщениям в то время казахстанской прессы, в одном из своих выступлений в 2005 году, аргументируя необходимость религиозной идеологической платформы, Кайрат Сатыбалды якобы заметил: «Бойся человека, который не боится Бога».

В то же время Болат Абилов считает: «Нам нужно больше ориентироваться на светские ценности, и это будет общечеловеческая позиция Казахстана, который многонационален и многоконфессионален. Тут не стоит торопиться».

АЛЬТЕРНАТИВА - ТУРЕЦКИЙ ВАРИАНТ

Иной точки зрения придерживается председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков, который в телефонном интервью нашему радио Азаттык посчитал перспективу появления новой партии с учетом роста приверженцев ислама «вполне реальной, вероятной и возможной».

- Многие представители политического истеблишмента не афишируют, но и не скрывают своих симпатий и приверженности исламу. Многие государственные деятели Казахстана, в том числе и президент, совершают паломничество. Все это говорит о том, что процесс назревает, и думаю, что турецкий вариант является той разумной альтернативой исламскому фундаментализму и религиозному экстремизму. Это разумный и гармоничный синтез культурных, светских и исламских традиций, - обосновал свою позицию Мурат Телибеков.

Религиовед Муртаза Булутай в редакции радио Азаттык. Прага, 20 января 2010 года.
Однако он оговорился, что «ярко выраженной личности, с которой общество связывало бы надежды на реформы и трансформацию общества, пока еще на политической арене нет». Назначение Кайрата Сатыбалды секретарем президентской партии «Нур Отан» он оценил как попытку «влить свежую кровь в ряды партии с падающей популярностью» и не исключил замысла «разыграть исламскую карту и использовать этот фактор для усиления партии».

Напротив, религиовед и общественный деятель Муртаза Булутай, не скрывающий своих симпатий идейной платформе общественного объединения «Изги Амал», в интервью нашему радио Азаттык 15 февраля 2010 года опасался, что «сторонники религиозных сект и течений есть в системе образования, бизнеса и даже среди государственных служащих. Некоторые из них активно включены в их деятельность и верят, что они на правильном пути и все делается ради Всевышнего». Он выразил опасения, что этим сектам и течениям оказывается поддержка извне. «Это непосредственно связано с политикой», - сказал Муртаза Булутай.

АНКАРА ИЗ РАЗРЯДА «ТЯЖЕЛОВЕСОВ»

Новые политические силы, пришедшие к власти в Турции, не стесняются выражать свою позицию по многим внешнеполитическим вопросам. Только одно гневное выступление Реджепа Эрдогана после израильской операции «Литой свинец» в секторе Газа или заявление о геноциде уйгурского народа в Синцьзян-Уйгурском районе Китая резко усилило авторитет Турции даже в арабских странах.

Президент США Барак Обама (слева) и президент Турции Абдулла Гюль (справа). Анкара, 6 апреля 2009 года.
Сегодня руководство Турции может позволить себе не поддаться телефонному нажиму Барака Обамы после заключения 17 мая 2010 года неожиданного трехстороннего соглашения об обмене ураном между Ираном, Турцией и Бразилией, где Турция выступает гарантом возврата и точкой обмена высокообогащенного урана Ирану. Несмотря на звонок 19 мая Барака Обамы, Турция отказалась присоединиться к обсуждаемым санкциям ООН, доказав, что Анкара во внешнеполитической среде перешла в разряд «тяжеловесов», имеющих собственное видение в разрешении многих региональных проблем.

Однако визит в Казахстан подтверждает восточную взвешенность и прагматичность внешнеполитического курса Анкары. Поэтому не случайно, что политик-реформатор Абдулла Гюль 24 мая 2010 года, получив в Туркестане диплом о присвоении ему звания почетного профессора Международного университета имени Яссауи, в свою очередь подарил Нурсултану Назарбаеву символический скипетр власти, по-восточному цветисто обосновав свой подарок словами: «Вы являетесь великим аксакалом тюркских стран. Этот скипетр символизирует первое лицо государства, как это было у древних тюрков».

Судя по действиям турецких политиков новой формации, традиции древних тюрков можно не без успеха адаптировать под стандарты 21-го века. Просто у каждого политика это получается по-своему.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG