Доступность ссылок

«Книга слов» Абая была впервые с 1982 года переиздана, к тому же в новом переводе, большим для Казахстана тиражом в 50 тысяч экземпляров. Чем же сегодняшнее положение в обществе отличается от описанного Абаем более чем сто лет назад?


ОДИН ПОКУПАТЕЛЬ ЗА ГОД

В 1995 году отмечался 150-летний юбилей Абая. В этот год я и купил “Слова назидания” в сельском магазинчике аула Ак-Булак. Продавщица долго разглядывала приезжего археолога, а потом покачала головой и сказала: «Надо же, книга целый год у нас лежит, и вы первый, кто ее купил, к тому же не местный».

Судьба мыслителя, опередившего свое время, всегда трагична. Не зря племянник Абая, историк и философ Шакарим, писал через восемь лет после смерти поэта: «Жаль, что Ибрагим-мырза жил лишь среди казахов и потому о нем мало знают в ученом мире. А иначе в его лице свет узнал бы великого философа, мыслителя. Жил среди темного народа и умер в горьком одиночестве. Умер в возрасте 60 лет в июне 1904 года. Пусть будет благословляем дух его самим Аллахом!»

Казалось бы, Шакарим не прав: ведь Абай не был забыт, в отличие от многих других деятелей казахской культуры. Более того, он даже вошел в «советско-казахский» канонический ряд, своего рода триаду: Абай Кунанбаев, Шокан Уалиханов, Ибрай Алтынсарин. Ему воздвигались памятники…

Но мне кажется, Абай одинок и сейчас - в год своего 165-летия. Конечно, здравиц в его честь будет масса, хотя и не так много, как 15 лет назад. Но что стоит за этими здравицами? Какие из заветов великого мыслителя суверенный Казахстан сумел воплотить в жизнь?

СЛОВА ГОРЕЧИ И ОБИДЫ

Для меня Абай прежде всего великий философ и гуманист, а его «Книга слов» - настольная книга. Стала ли наша жизнь в эпоху независимости и всеобщей грамотности, в смысле умения читать и писать, ближе к его идеалам, чем жизнь его подневольных и неграмотных современников?

«Почему казахи смотрят друг на друга волками? Почему у них нет сопереживания за родичей, нет правдивости? Откуда, когда вошли в кровь гордого степняка праздность и леность?» - писал Абай.

Много таких слов горечи и обиды к своему народу в «Книге Слов», и это не от презрения или высокомерия – это от любви. Мыслитель не опускается до уровня толпы, он всей силой души хочет, чтобы она поднялась до него. В конце позапрошлого века это было невозможно. А сейчас? Давайте посмотрим.

Одни из наиболее серьезных для Казахстана опасностей - трайбализм и местничество. С ними же тесно связана и повальная коррумпированность власти. Понятие честности в обществе размыто, оно не в чести. Это было всегда, и этого… не было. Молчали. И сейчас пишут об этом редко и как-то застенчиво, не называя вещи своими именами. Абай называл…

1891 год - Слово третье: «В чем кроется причина разрозненности казахов, их неприязни и недоброжелательности друг к другу? Отчего слова их неискренни, а сами они ленивы и одержимы властолюбием?..

Воровство в степи не прекращается. Будь в народе единство, не стали бы люди мирволить вору, который, ловко пользуясь поддержкой той или иной группировки, только усиливает свой разбой.

Над честными сынами степи чинятся уголовные дела по ложным доносам, проводятся унизительные дознания, загодя находятся свидетели, готовые подтвердить то, чего не видели и не слышали. И все ради того, чтобы опорочить честного человека, не допустить его к выборам на высокие должности. Если гонимому ради своего спасения приходится обращаться за помощью к тем же негодяям, он поступается своей честью, если он не идет к ним на поклон – значит быть ему несправедливо судимому, терпеть лишения и невзгоды, не находя в жизни достойного места и дела».

Прошу прощения за длинную цитату, но она того стоит. Узнали? Это же наше недавнее… или настоящее?!

ВЫБОРЫ И СУДЫ ВЕК НАЗАД И СЕЙЧАС

Во времена Абая, в отличие от нынешних, местная власть в Казахстане, входившем в состав Российской империи, была выборной - пусть и на низовом уровне. Волостной имел полномочий побольше, чем сейчас сельский аким, хотя и был ниже, чем нынешний районный аким.

Абай пишет по поводу слуг народа: «Достигнув власти хитростью и обманом, волостные не замечают тихих и скромных, а стараются наладить отношения с людьми, подобными себе, – увертливыми и ухватистыми, рассчитывая на их поддержку, а пуще всего опасаясь их вражды…

Волостные избираются сроком на три года. Первый год их правления проходит в выслушивании обид и упреков: «Не мы ли тебя выдвигали?» Второй год уходит на борьбу с соперниками. И третий – в предвыборных хлопотах, чтобы снова быть избранным. Что остается?»

Абай прекрасно знал современное ему казахское общество. Изменилось ли оно за более чем сто лет - пусть каждый решает для себя.

Одной из главных проблем сегодняшнего Казахстана является проблема судов. Ими недовольны буквально все. Нынешние судьи в единственном лице стали буквально вершителями человеческих судеб. И даже маститые адвокаты не стесняются говорить, что без взяток в судах ничего не делается. На этом фоне кое-кто пытается идеализировать старую судебную систему биев…

Абай писал о ней: «Люди, хорошо знающие казахов, говорили: «Если биев двое, то споров четыре»… Пусть бы споры решались двумя судьями и посредником. Выбранным истцами. И только не сыскав истины у этих людей, не придя к мировой, спорящие обращались бы к одному из трех постоянных судей. Тогда бы суды не затягивались».

Ну чем не проект судебной реформы?

Продолжать путешествие в море мыслей «Книги слов» можно бесконечно. Но я не хочу больше злоупотреблять цитированием классика. Прошло больше ста лет. Мы прошли бытовавшие во времена мыслителя «пережитки патриархально-родовых отношений», испробовали разные формы социализма и вернулись на магистральную дорогу цивилизации. Но все получается как-то не очень. Не знаю, кто тут виноват, но люди с тех пор, кажется, совсем не изменились.

И тем не менее стоит быть оптимистом. «Будь моя власть, я бы отрезал язык тому, кто утверждает, что человек неисправим» - это тоже Абай. И самая последняя цитата: «Сущность человека составляет любовь, справедливость и душевность. Люди не могут обходиться без этих начал».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG