Доступность ссылок

Сомнения о находке и рукопись Абая


Рукопись №17569 – которая представлена как автограф Абая, написанный черным карандашом. Алматы, 25 ноября 2011 года.

Рукопись №17569 – которая представлена как автограф Абая, написанный черным карандашом. Алматы, 25 ноября 2011 года.

Центральный государственный музей в Алматы объявил накануне 16 декабря, Дня независимости Казахстана, что в его фондах найден чуть ли не единственный автограф Абая. Однако не все абаеведы согласны с тем, что эта рукопись вышла из-под пера Абая.


Празднование 20-летия независимости Казахстана было омрачено трагическими событиями в Жанаозене, в числе отодвинутых на второй план оказалась и информация о найденной рукописи Абая. Но для полного анализа тут все-равно нужны годы.

РУКОПИСИ И ГОРЯТ, И ТЕРЯЮТСЯ

Творивший на рубеже 19-го и 20-го столетий казахский поэт и философ Абай при жизни опубликовал только четыре своих стихотворения. Книга его трудов при жизни опубликована не была. Почти все рукописи Абая утеряны. Есть версия, что они были конфискованы в последние годы жизни Абая для «судебного следствия» совсем по другому делу, но не были возвращены. Другая версия говорит, что рукописи были потеряны при пожаре в доме Абая уже после его смерти.

Впрочем, Юрий Домбровский в очерке «Творческий подвиг», посвященном роману-эпопее «Путь Абая» и образу Абая в нем, написал, что «до сих пор найдено всего-навсего шесть автографов Абая, обнаруженных опять-таки тем же неутомимым Ауэзовым». Однако ничего определенного об этих автографах в Доме-музее Мухтара Ауэзова выяснить не удалось. Научный сотрудник музея сказав, что они – ауэзоведы, рекомендовал обратиться к абаеведам. Те же абаеведы из Института литературы и искусства, с которыми удалось поговорить, заверили, что автографы Абая не известны.

Касира Исраилова (крайняя справа) - правнучка Абая на презентации предполагаемой рукописи Абая. Алматы, 25 ноября 2011 года

Касира Исраилова (крайняя справа) - правнучка Абая на презентации предполагаемой рукописи Абая. Алматы, 25 ноября 2011 года

После смерти Абая люди из его окружения понимали, что творческое наследие поэта и мыслителя все-таки нуждается в печатной фиксации. И уже в 1904 году его родственники приступили к сбору стихов и слов назидания.

Инициатором этого был лидер казахских националистов начала 20-го века Алихан Букейханов. В письме детям Абая он писал о необходимости издания сборника стихов поэта. Работу по сбору наследия осуществили племянник Абая Какитай и сын Турагул. К приведению в порядок собранного присоединился и духовный преемник Абая – Шакарим, участвовавший в составлении разделов, подготовке рукописи к печати.

Труды, написанные рукой самого Абая, до сих пор практически не обнаружены еще и потому, что поэт имел литературного секретаря (его имя Мурсеит Бикеулы). И многие письма, адресованные Абаем своим родственникам и знакомым, написаны, вероятно, под диктовку. Впрочем, в одном из архивов Петербурга хранится письмо Абая своему брату. И оно до недавнего времени считалось чуть ли не единственным известным автографом великого поэта и философа. Как оно оказалось в архиве Петербурга – загадка.

Отсутствие автографов произведений Абая явилось одной из причин того, что тексты одних и тех же сочинений в разных изданиях имели разночтения. Потребовалось даже разработать и применить метод, чтобы освободить от искажений тексты поэта. Такой метод в свое время разработал и применил ведущий ученый-абаевед из Семея Каюм Мухамедханов.

Стоит ли говорить, что обнаружение любого автографа Абая, по крайней мере, для Казахстана, будет событием непреходящего общественного значения, сенсацией.

И вот, сенсация, казалось бы, объявлена. Но некоторые эксперты сомневаются в подлинности этой рукописи.

ЗАГАДКА РУКОПИСИ № 17569 РАСКРЫТА?

Специалисты говорят, что объявленная сенсацией рукопись Абая, вернее, его автограф, известен узкому кругу посвященных профессионалов уже несколько десятков лет.

Среди более 410 рукописных документов и редких изданий Центрального государственного музея (ЦГМ) в Алматы есть манускрипт, на который долгое время мало обращали внимание. В инвентарной книге он числится под номером 17569. В истории его появления в фонде музея тоже не все ясно до конца. В стенах ЦГА услышал от двух научных сотрудниц два отличных друг от друга рассказа.

Один из листов рукописи №17569. Алматы, 25 ноября 2011 года.

Один из листов рукописи №17569. Алматы, 25 ноября 2011 года.

Согласно одному, рукопись в конце 1940-х годах обнаружена экспедицией в Семипалатинскую область, то есть на родину Абая, под руководством тогдашнего директора музея Абусагита Жиренчина. Согласно другому рассказу, в фонд музея рукопись перешла из Института языка и литературы (существовал до его разделения на два института). Каким образом это произошло и кто ее передал, нет никаких записей. В 1945 году вышло собрание сочинений Абая и в предисловии, написанном Сабитом Мукановым, сказано про этот манускрипт, что это единственная, дошедшая до настоящего времени рукопись Абая.

То есть руке Абая выставленную ныне рукопись, как чуть ли не сенсационное открытие, приписали еще более полувека назад. И не случайно на одном из листов есть запись, что это – рукопись Абая. Кто это написал, неизвестно.

Что из себя представляет героиня нашей публикации? Эта рукопись уместилась на четырех листах. Текст на обеих сторонах, то есть на восьми страницах. Он написан большими буквами, черным карандашом. Язык – казахский. Графика – арабская вязь. В содержательной части это – труд «Біраз сөз қазақтың түбі қайдан шыққандығы туралы» («Несколько слов о происхождении казахов»). Его регулярно включают в собрания сочинений Абая.

И все-таки сомнения в том, написана ли рукопись под номером 17569 рукой Абая или чьей-либо другой, были. Иначе бы сотрудники Центра музейного источниковедения и рукописи при ЦГМ не приступили к ее комплексному изучению, в котором приняли участие четыре тюрколога, один арабист и один иранист. При этом одной из основных трудностей было чтение рукописной арабской вязи.

Пакизат Ауесбаева, эксперт группы исследователей рукописи №17569. Алматы, 25 ноября 2011 года.

Пакизат Ауесбаева, эксперт группы исследователей рукописи №17569. Алматы, 25 ноября 2011 года.

В результате исследователи пришли, как они уверены, к доказательству того, что рукопись – абаевский автограф. Во-первых, сын Абая Турагул в своих воспоминаниях свидетельствовал, что Абай действительно писал эту рукопись черным карандашом.

Во-вторых, был проведен сопоставительный анализ стиля письма рукописи № 17569 и стилей письма людей из ближайшего окружения Абая, в том числе и Мурсеита Бикеулы, Турагула Абайулы. Каждую букву сличали под лупой. И пришли к выводу, что стиль письма рукописи совершенно отличен от особенностей письма людей из окружения Абая.

Итак, сотрудники ЦГМ уверены, что есть полное основание считать данную рукопись автографом поэта. И заверяют, что многие исследователи поддерживают эту точку зрения и считают рукопись абаевской. По словам ученого секретаря ЦГМ, выводы коллектива ученых по изучению рукописи № 17569 тянут на открытие, какое бывает, наверное, не чаще одного раза в сто лет.

Попутно исследователи из Центра музейного источниковедения и рукописи ЦГМ установили, что в печатных изданиях подвергнутого анализу текста Абая встречается немало неточностей, отличий от оригинального текста. В этом – вина переводчика на современный язык и на современную графику. Правда, имя его неизвестно.

В настоящее время по результатам исследования готовится книга – текстологический анализ и разбор рукописи и обнаруженных ошибок при изданиях текста. В нее войдут и другие сочинения Абая – стихотворения, переводы из трудов Пушкина и другие.

МНЕНИЯ ЗА И ПРОТИВ

Понятное дело – интерес к выставленной рукописи проявили и сотрудники отдела абаеведения и новой казахской литературы из Института литературы и искусства. Правда, заведующий этим отделом доцент Серикказы Корабай из-за командировок рукопись эту еще не видел и ничего определенного пока сказать по ее поводу не может. Но удалось узнать мнение у кандидата филологических наук Ажар Зекеновой:

– Если бы это не было не доказано, то они, наверное, об этом не говорили. Они же по каллиграфии смотрели. Но нельзя сказать, что эта рукопись стала известна вчера или позавчера, – о ней известно давно. В принципе, еще в 1970-е годы говорили о существовании рукописи Абая, написанной карандашом, например, Заки Ахметов. Но тогда это было недоказуемо.

На вопрос, почему тогда никто не пытался доказать принадлежность автографа Абаю, связано ли это только с отсутствием специалистов по каллиграфии, Ажар Зекенова сказала, что была, очевидно, и другая причина. А конкретнее – замалчивание восточных, исламских тем в творчестве Абая, поскольку в советское время крен абаеведения был в основном в сторону исследования связей Абая с русской литературой. И произведение, чья рукопись выставлена в музее, не особенно печатали в то время.

Ажар Зекенова выразила сожаление, что на выставке в Алматы ничего не услышала, кто проводил экспертизу демонстрируемой рукописи, на каких основаниях, сколько времени она проводилась.

Среди около десяти абаеведов, пришедших в ноябрьский субботний день на открытие выставки «Рукопись Абая» посмотреть на редчайший экспонат был и сотрудник Института литературы и искусства Серикбай Косан, который не склонен разделять сенсацию от своих коллег из ЦГМ:

Серикбай Косан, сотрудник Института литературы и искусства. Алматы, 25 ноября 2011 года.

Серикбай Косан, сотрудник Института литературы и искусства. Алматы, 25 ноября 2011 года.

– Уже 60 лет эта работа издается. Еще при жизни Мухтара Ауэзова нашли. Похоже, что язык – точно абаевский. Наверняка эту статью написал сам Абай. Но то, что эта рукопись написана рукой Абая, надо исследовать до конца. Это осложняется тем, что знатоков арабской каллиграфии в Казахстане нет. В нашем институте к таким вопросам, как рукописи Абая, относятся осторожно. Сомнения вызывает не то, что написано, а где найдено, кто нашел.

Почему, на его взгляд, эту рукопись решили выставить для обозрения именно сейчас?

– В канун Дня независимости Казахстана наблюдался сезон любви к отечеству. Каждая организация показывала свою лепту, свой вклад.

Абаеведы говорят, что поиск автографов Абая надо продолжать, в том числе и в зарубежных архивах – в Москве, Петербурге, Омске, Томске и Ташкенте.

Реакция научной среды на такие события, как обнаружение неизвестных автографов выдающихся людей или на заявление, что предполагаемый автограф действительно принадлежит такому-то, не так быстра, как у СМИ. Наука, особенно гуманитарная, филологическая живет совсем в ином ритме, чем журналистика. Уже хотя бы потому, что научные темы требуют более глубокого и менее спешного анализа, а научные сборники статей выходят не так часто, как газеты, журналы или статьи на веб-ресурсах. Да и какой серьезный разговор о том, насколько выводы исследователей загадочной рукописи из музея верны, может быть до выхода в свет обещанной ими монографии с подробным отчетом о результатах своей экспертизы?! Не исключено, что окончательное принятие выводов по автографу Абая или же высказывание возражений со стороны научного мира последует не раньше чем через год-два.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG