Доступность ссылок

Мать осужденного русского мусульманина страшится его пребывания в тюрьме


Раиса Селезнева, мать осужденного мусульманина Валерия Твердохлеба. Кокшетау, 2 июня 2010 года.

Раиса Селезнева, мать осужденного мусульманина Валерия Твердохлеба. Кокшетау, 2 июня 2010 года.

Акмолинский областной суд не удовлетворил жалобу осужденного на четыре года тюрьмы мусульманина Валерия Твердохлеба. Родные говорят, что надеются на бесплатные услуги адвоката, так как остались без средств.


«ЗА ПЯТЬ МИНУТ»

В Акмолинском областном суде состоялось рассмотрение апелляционной жалобы жителя поселка Жаксы Валерия Твердохлеба на решение районного суда, который признал его виновным по статьям «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды» и «Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма».

Ранее решением судьи Жаксынского районного суда Акмолинской области Зауре Жоламановой 9 апреля 2010 года Валерий Твердохлеб был приговорен к четырем годам тюрьмы общего режима.

Напомним, что в 2005 году Валерий Твердохлеб принял ислам, и органом обвинения - департаментом КНБ по Акмолинской области - ему также инкриминировалось и распространение религиозной литературы с проповедями о строгом единобожии (книг имама Ан-Навави, Ибн Теймийя и других), а также распечатка лекций одиозного идеолога джихада на Кавказе Саида Бурятского.

Председатель коллегии по уголовным делам Акмолинского областного суда Дана Мукушева 2 июня 2010 года рассмотрела апелляционную жалобу Валерия Твердохлеба. Однако, по мнению матери осужденного Раисы Селезневой, суд прошел при крайне подозрительных обстоятельствах.

Как сказала нашему радио Азаттык Раиса Селезнева, несмотря на то, что она вошла в областной суд в 09:10 утра - но «заблудилась
Осужденного мусульманина Валерия Твердохлеба уводят в тюрьму. Поселок Жаксы, 8 апреля 2010 года.
между тремя зданиями», - к 09:30 адвокат ее сына, Идрис Нагаев, проинформировал ее в коридоре, что «суд уже закончился».

По словам Раисы Селезневой, она не доверяет ни адвокату, ни судье, которые за закрытыми дверями «за пять минут» решили судьбу пятерых людей - Валерия Твердохлеба, двух его малолетних детей, жены и матери, не дождавшись ее - общественного защитника.

Напомним, что два свидетеля - жители Жаксынского района Алексей Карасев и Дмитрий Костомаха, также ранее принявшие ислам, в ходе судебных заседаний давали настолько путаные показания, что судья не выдержала и спросила прямым текстом одного из них: «Не знаешь, как говорить, - вашим или нашим?»

Алексей Карасев на суде сказал, что признательные показания от него в ходе предварительного следствия были получены сотрудниками спецслужбы после трехдневной изоляции и пыток всех троих на конспиративных квартирах Кокшетау в сентябре 2009 года.

Как пишет в апелляционной жалобе осужденный Валерий Твердохлеб, факты избиения подтверждают не только свидетель Алексей Карасев, но и хирург и медсестра районной больницы, а также его жена Нина Твердохлеб и мать Раиса Селезнева. В качестве доказательства они предоставили любительское фото, но постановлением Акмолинской областной прокуратуры от 4 марта 2010 года защитникам было отказано в возбуждении уголовного дела против сотрудников департамента КНБ.

ИНСТРУКЦИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ

Сидя в привокзальном кафе, Раиса Селезнева перебирала кучу ходатайств, написанных от руки, где она просила районную прокуратуру сделать запрос по поводу личности Дамира Янтураева - главного свидетеля обвинения департамента КНБ. По словам Раисы Селезневой, уже после оглашения приговора она встретилась с родственниками Дамира Янтураева.

Напомним, что этот свидетель заявил суду, что в марте 2009 года его ногу повторно ампутировали «по самую голень» в Жаксынской
Свидетель Дамир Янтураев, поселок Жаксы, Акмолинская область, 4 марта 2010 года
районной больнице и через несколько дней после ампутации он случайно познакомился с Валерием Твердохлебом на улице села. Судья посчитал правдивыми его показания, хотя свидетель путался даже в датах своей операции, ведь местный хирург заявил суду, что нога Янтураеву была ампутирована в январе 2009 года.

Что примечательно, в ходе предварительного следствия Дамир Янтураев заявил, что встреча с Валерием Твердохлебом произошла в конце марта 2009 года, но родственники осужденного представили информацию, что в этот момент они находились на западе страны, в городе Атырау. Чтобы доказать лживость показаний Янтураева, родственники настаивали на запросе в национальную железнодорожную компанию, но этого сделано не было.

Однако уже в зале суда Дамир Янтураев поменял свои показания, и согласно его новой версии они познакомились с осужденным в середине апреля 2009 года. Причину изменений в показаниях свидетеля Валерий Твердохлеб видит в том, что «с самого начала судебного разбирательства всегда присутствовал сотрудник ДКНБ Баяндинов Д. А. Все время находился в зале суда, владел ситуацией, а впоследствии был допрошен в суде в качестве свидетеля».

Как заявила жена Нина Твердохлеб, все свидетели по делу доставлялись в зал суда на автомобиле данного сотрудника ДКНБ, который якобы их инструктировал перед дачей показаний.

АДВОКАТ И ЕГО ЛИЦЕНЗИЯ

Больше всего мать осужденного шокировало то, что Дамир Янтураев скрыл от суда то обстоятельство, что он был дважды судим. Хотя адвокат Идрис Нагаев ее не поддерживает и не видит в этом большой проблемы. Как он заявил нашему радио Азаттык, «допустим, пусть пятьсот раз Янтураев судим, это ни о чем не говорит», и подтвердил, что он, адвокат, отказался писать запрос в прокуратуру по поводу сомнительного, но главного свидетеля обвинения.

Раиса Селезнева говорит, что после того как адвокат отказался содействовать ей в запросе о судимостях свидетеля Янтураева, она трижды посещала районную прокуратуру, но ее ни разу не впустили даже за проходную, объяснив, что запрос должен сделать адвокат.

Адвокат Идрис Нагаев в зале Жаксинского районного суда, 4 марта 2010 года.
«Вот так я пробегала два месяца, потеряла дни и в итоге ничего не узнала. Хожу по кругу, и все», - горестно говорит она о своих злоключениях в поисках справедливости в Казахстане. Из ее слов следует, что ей, хотя она общественный защитник, ни разу не позволили встретиться с сыном, пока он в течение месяца находился в изоляторе временного содержания при районном отделении полиции.

Как считает Нина Твердохлеб, именно из-за отсутствия адвоката Идриса Нагаева на очной ставке со свидетелем Янтураевым в деле появились нужные следствию показания, что они якобы тесно знакомы, хотя Валерий Твердохлеб отказался от контакта, заявив, что «видит впервые в жизни этого человека» и ни слова не скажет без адвоката.

«Я отдала адвокату 250 тысяч тенге, которые собрали по родственникам и из моей пенсии», - сказала Раиса Селезнева, сожалея, что «зря отдала деньги», поскольку, оставив деньги на поездку в Кокшетау, последние четыре тысячи тенге она выслала переводом двум малолетним детям сына.

«С ним было очень трудно встретиться, и он отказывался делать запросы и защищать мужа, мотивировав этот тем, что у него заберут лицензию адвоката. От него было только присутствие в суде», - подтверждает слова свекрови Нина Твердохлеб.

Валерий Твердохлеб также пишет в своей апелляционной жалобе, что до сих пор не ознакомлен с протоколом судебного заседания. «В связи с этим я не смог отразить в данное жалобе все моменты, не учтенные судом», - говорится в его жалобе.

ЧИТАТЬ ПО ОДНОЙ КНИГЕ

Интересно складывается судьба литературы, изъятой у осужденного в качестве доказательства его принадлежности к экстремистскому течению ислама. Теперь Раиса Селезнева вместе с другими документами в полиэтиленовом пакете хранит
Одно из главных доказательств «религиозного экстремизма» Валерия Твердохлеба возвращено Раисе Селезневой. Кокшетау, 2 июня 2010 года.
известные труды «Сахих» аль-Бухари и «40 хадисов» Ан Навави.

Однако решением судьи Зауре Жоламаной часть литературы должна быть уничтожена как не представляющая ценности. Среди книг и брошюр, подлежащих уничтожению решением Жаксынского районного суда, корреспондент нашего радио Азаттык обнаружил и настольную брошюру «Крепость мусульманина», и знаменитый труд Мухаммада ибн-Абд-Аль-Ваххаба «Книга единобожия».

Примечательно, что в ходе судебного процесса было озвучено заключение религиоведческой экспертизы, которая посчитала, что каждая изъятая книга в отдельности не является запрещенной, однако в сочетании они содержат призывы к осуществлению «джихада мечом».

- Читать их надо по одной, но если сложить в кучку и прочитать, то это уже терроризм, - резюмировал смысл этой экспертизы адвокат Идрис Нагаев в интервью нашему радио Азаттык.

НЕФОРМАЛЬНЫМ МУСУЛЬМАНАМ ОСОБЕННО ТЯЖЕЛО

Сейчас семья Валерия Твердохлеба в явной растерянности. Раисе Селезневой одна поездка в Астану обойдется в пять тысяч тенге (около 30 долларов), и она не знает, когда сможет навестить сына до этапирования в колонию. Погрязшая в долгах Нина Твердохлеб, которой, по ее словам, еще отдавать 160 тысяч тенге (около тысячи долларов) долгов, взятых на услуги адвоката, рассчитывает только на то, что кто-нибудь из адвокатов-профессионалов поможет бесплатно подготовиться к апелляции в Верховном суде.

Но она смотрит на ситуацию реалистичнее свекрови Раисы Селезневой. «Нас сейчас больше всего беспокоит, что будет с моим мужем в тюрьме, потому что мы знаем о том, как издеваются в тюрьмах над мусульманами», - заявила Нина Твердохлеб нашему радио Азаттык по телефону.

Раисе Селезневой кто-то в селе Жаксы тоже успел рассказать о судьбе тех мусульман, которые были осуждены раньше, и она с неподдельным ужасом говорит, что «в тюрьме, оказывается, жестоко избивают, а потом заставляют в течение суток стоять на ногах, и попробуй ты присесть».

Не имея возможности рассчитывать на квалифицированную защиту и считая, что судебная машина уже начала перемалывать судьбу ее семьи, у Раисы Селезневой остается только последний и, по ее мнению, самый устрашающий для правосудия довод. «Мне, что, теперь президенту Назарбаеву писать что ли?» - говорит она в отчаянии. Репортер нашего радио Азаттык не стал ее переубеждать в потенциальных возможностях президента страны.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG