Доступность ссылок

Узбекские беженцы в Казахстане стали объектом вымогательства и волокиты


Некоторые узбекские беженцы живут в таких самодельных укрытиях вблизи Алматы. Сентябрь 2008 года.

Некоторые узбекские беженцы живут в таких самодельных укрытиях вблизи Алматы. Сентябрь 2008 года.

Узбекские беженцы рассказали радио Азаттык, что казахские офицеры угрожают им выдачей узбекским спецслужбам, подбрасыванием наркотических веществ. На родине их обычно ждут пытки.

БЕЖЕНЦЫ - В ЗАМКНУТОМ КРУГЕ МЕЖДУ КАЗАХСКОЙ ПОЛИЦИЕЙ И УПРАВЛЕНИЕМ ООН

Лучшим спасением для беженцев в случаях задержания казахской полицией может служить информирование сотрудников Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) города Алматы о своем местонахождении. Но далеко не всегда беженцы могут это сделать.

Беженцы оказались, как бы, между молотом и наковальней. С одной стороны, в последнее время Алматинское представительство УВКБ ООН требует от обращающихся к ним за помощью беженцев в обязательном порядке регистрироваться в казахстанских миграционных службах.

С другой стороны, сотрудники миграционных органов требуют от беженцев полной информации об их местонахождении. Беженцы опасаются, что полученная таким образом информация может быть использована не по назначению. В частности, казахстанские правоохранительные органы могут передать ее своим узбекским коллегам.

Сложную ситуацию с беженцами репортеру радио Азаттык разъяснил сотрудник алматинской правозащитной организации Денис Дживага. По его словам, в случае отказа беженцев от регистрации в миграционном органе, УВКБ ООН не может гарантировать их безопасное нахождение на территории Казахстана:

- Беженец может отказаться от регистрации. Но если завтра сотрудники миграционной полиции
Вот так выглядит убежище некоторых узбекских беженцев вблизи Алматы. Укрытие сделано из картона, внутри - простейшая печка. Сентябрь 2008 года.
задержат его, то могут с полным правом инкриминировать ему незаконное нахождение на территории страны. При таком развитии событий УВКБ ООН не сможет оказать ему помощь. Конечно, УВКБ ООН сделает все от него зависящее, чтобы беженца не передали узбекским властям, но оно не готово платить штраф за нарушение миграционного законодательства Казахстана. Так как штраф за нарушение миграционного законодательства страны составляет приличную сумму, я ещё не встречал беженца, который бы хотел его заплатить.

КУДА ПРОПАДАЮТ УЗБЕКСКИЕ БЕЖЕНЦЫ В КАЗАХСТАНЕ?

В прошлом году в Алматы пропал без вести узбекский беженец Хуршид Шамсутдинов. Впоследствии узбекский сайт «Пресс-уз.инфо» распространил информацию о том, что Хуршид Шамсутдинов 23 ноября по своей воле уехал из Казахстана в Молдову и оттуда был депортирован в Турцию.

По словам беженцев, проживавших вместе с Хуршидом Шамсутдиновым, у него не было денег на поездку в Молдову. Кроме того, он оставил свои документы в доме, где проживал в последнее время.

Виталий Пономарёв, московский правозащитник, выразил сомнение по поводу информации сайта «Пресс-уз.инфо»:

- Беженец может быть депортирован только в ту страну, откуда он приехал или в ту страну, чьим гражданином он является. Если Хуршид Шамсутдинов приехал в Молдову через Турцию, то он мог быть депортирован в Турцию. Как мне известно, у него не было средств, чтобы уехать в Турцию.

Напомним, что в 2005 году в городе Шымкенте было похищено девять узбекских беженцев. Тогда казахстанские спецслужбы отрицали факт содействия узбекским коллегам. Но позже Служба национальной безопасности Узбекистана распространила информацию о том, что они поймали девять узбекских беженцев на территории Ташкентской области.

Все перечисленные нами случаи вынуждают проживающих в Казахстане узбекских беженцев периодически менять номера своих мобильных телефонов, места проживаний и выходить на улицу только в случае острой необходимости.

Правозащитник Евгений Жовтис подтвердил, что у узбекских и уйгурских беженцев есть серьёзные основания для беспокойства за свою жизнь. Но Евгений Жовтис далек от мысли, что казахстанские власти могут быть напрямую причастны к аресту и выдаче беженцев:

- Я не верю в то, что узбекские или китайские спецслужбы могут свободно работать на территории Казахстана, задерживать нужных им людей и отправлять на родину. У меня нет по этому поводу никаких заслуживающих доверия доказательств. Тем более нет оснований говорить и о том, что казахстанские власти закрывают глаза на подобного рода факты. Не говоря о прямом участии казахстанских спецслужб в таких операциях.

По мнению правозащитников, беженцы не ощущают себя полностью защищенными на территории Казахстана, несмотря на оказываемую со стороны УВКБ ООН помощь.

ДЕПОРТИРОВАННЫХ БЕЖЕНЦЕВ НА РОДИНЕ ЖДУТ ПЫТКИ

Узбекские беженцы небезосновательно опасаются за свою жизнь. Узбекский беженец, покинувший свою страну по религиозным мотивам, сказал репортеру радио Азаттык:

- В лучшем случае, на родине нас ждут пытки. Это не голословное утверждение: несколько религиозных людей уже пропали без вести, других посадили в тюрьмы, а потом сообщили, что они там умерли. В тюрьмах Узбекистана религиозных заключенных заражают разными болезнями, например, туберкулезом или венерическими заболеваниями. Это именно те болезни, которыми верующий мусульманин не может заразиться по определению. Я лично знаком с верующими, которых засадили на 15 суток или месяц, после чего они вышли на свободу больными. Такие методы воздействия сотрудники узбекских правоохранительных органов применяют, в основном, к верующим людям. Забирают их под разными предлогами, а впоследствии делают из них калек. Среди узбекских беженцев, которые находятся в Казахстане, тоже есть верующие, которые заболели в тюрьмах Узбекистана.

Тюремная фотография Улугбека Хайдарова. Навои, октябрь 2006 года.
Улугбек Хайдаров, получивший убежище в Канаде, в телефонном интервью репортеру радио Азаттык рассказал о пытках в узбекских тюрьмах по отношению к инакомыслящим заключенным, в частности к людям, осужденным по религиозным мотивам. Улугбек Хайдаров вспоминает о тех днях, когда он отбывал срок наказания в колонии общего режима города Навои:

- 1 ноября 2006 года нас, пятнадцать человек, прибывших по этапу, стали «ломать» «гады». «Гадами» на тюремном жаргоне называют заключенных, работающих на администрацию колонии и выполняющих карательные функции. «Гады», заставив нас сесть на корточки, приказали заложить руки за шею. Через полчаса нахождения в такой позе у нас начали отниматься ноги, а осужденные старшего возраста начали по одному падать. «Сидеть, не двигаться!» - закричал «гад» по имени Умар Яндиев. Затем, словно из под земли, появились три сотрудника колонии. Они, схватив дубинки, приказали разуться тем, кто упал, и начали наносить им удары по пяткам, при этом каждому упавшему досталось минимум по десять раз. Особенно тяжело пришлось Мардону Отаджанову из Хорезма: от ударов дубинками по ногам он потерял сознание. Я сам испытал на себе удары дубинкой по пяткам, которые стали причиной травм. И хочу сказать, что это - ничто по сравнению с другими более изощренными видами пыток и истязательств.

По словам Улугбека Хайдарова, в тюрьмах Узбекистана по отношению к заключенным чаще всего применяются пытки в виде приседания с закрытыми глазами и вытянутыми вперед руками под удары полуторалитровой пластиковой бутылкой, наполненной водой.

Или же - «гусиный шаг», когда на корточках нужно подняться по лестнице на третий этаж, а затем спуститься обратно. В случае невыполнения изнуряющего упражнения «гад» может сильно покалечить заключенного.

Улугбек Хайдаров - независимый журналист, бывший корреспондент Института по освещению войны и мира в Узбекистане. Был арестован 14 сентября 2006 года в Джизаке, 5 октября того же года осужден на шесть лет лишения свободы по сфабрикованному обвинению в «вымогательстве».

Улугбек Хайдаров освобожден 7 ноября 2006 года благодаря широкой международной кампании, поднявшейся в его защиту. Решающим моментом в деле освобождения Улугбека Хайдарова послужил визит в Узбекистан в начале ноября того же года министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера.
XS
SM
MD
LG