Доступность ссылок

Первый казахский космонавт Тохтар Аубакиров: Получаю пенсию в размере зарплаты прапорщика


Первый казахский космонавт, генерал-майор авиации в запасе Тохтар Аубакиров.Байконур, 1998 год.

Первый казахский космонавт, генерал-майор авиации в запасе Тохтар Аубакиров.Байконур, 1998 год.

Первый казахский космонавт Тохтар Аубакиров — пенсионер, разводит лошадей и отстреливает волков. Но он не исключает, что будет баллотироваться в депутаты парламента. Об этом и о многом другом он рассказал в интервью нашему радио Азаттык.

КОСМОНАВТ № 1 РЕШИЛ НИ В КАКИЕ ПАРТИИ НЕ ВСТУПАТЬ

- Господин Аубакиров, нас часто спрашивают о том, где сейчас первый казахский космонавт, чем он занимается, почему ушел из парламента и так далее. В связи с этим у нас первый вопрос: почему вы не баллотировались на очередных досрочных парламентских выборах, назначенных после очередного “самороспуска” нижней палаты, где вы были депутатом? Тем более всем известно, что в “самораспущенной” нижней палате парламента предшествующего созыва звучал единственный критический голос – депутата Тохтара Аубакирова.

- Что я хочу сказать, во-первых? Спасибо вам большое, что интересуетесь моей судьбой, не забываете. Во-вторых, не только мои родные и близкие, но и весь народ, наверное, знает, что я пенсионер. Я на пенсии.

Меня никто и никуда не приглашал с тех пор, как я ушел и сдал свой депутатский мандат. Хотя по закону меня должны были трудоустроить. Однако никто не позвонил, не поинтересовался, где я и что делаю. Но это их проблема.

Следующее. Почему я не баллотировался? Баллотироваться я не мог по одной простой причине. Для того чтобы баллотироваться в депутаты, необходимо быть членом партии. Хотя бы партии “Нур-Отан”.

- Господин Аубакиров, перед досрочными парламентскими выборами или после них вас не приглашали вступить в ряды партии “Нур-Отан”?

- И партия “Нур-Отан” приглашала, и все другие партии в общем-то приглашали к себе в ряды. Но я не могу. Я уже был членом одной партии - коммунистической. Тогда она была единственной, руководящей, направляющей силой, все и вся подчинялась только этой партии.

В цивилизованном мире такого нет. Этот прецедент был только в Советском Союзе и, может быть, еще в Китае. И теперь это повторилось только у нас, в независимом Казахстане.

Партия власти - единственная партия, которая превалировала над всеми. Я считаю: не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что тебе никто бы не позволил идти наперекор программе и уставу партии, ее наставлений и вообще поперек того, что нужно говорить только правильные слова.

Как вы сами заметили, в «самораспустившемся» парламенте был единственный критический голос - голос Аубакирова. И этот голос, если бы я даже был от “Нур-Отана”, перестал бы звучать. Это естественно.

И чтобы этого не было, чтобы не позорить себя, не позорить, будем говорить так, окружающих, я решил вообще ни в какие партии не вступать, ни с кем не связываться.

КОСМОНАВТ В ЧИНЕ ГЕНЕРАЛА ПОЛУЧАЕТ ПЕНСИЮ В РАЗМЕРЕ ЗАРПЛАТЫ ПРАПОРЩИКА

- Господин Аубакиров, вы сказали, что являетесь пенсионером. В связи с этим я хочу задать вам не совсем корректный вопрос. Какова пенсия бывшего летчика-испытателя и космонавта, генерал-майора авиации, Героя Советского Союза и Героя Казахстана, бывшего депутата первого парламента независимого Казахстана и “самораспущенного” парламента 4-го созыва, основателя и первого руководителя Национального аэрокосмического агентства?

- Получает столько, сколько сейчас получает, может быть, военнослужащий нашей казахстанской армии в звании прапорщика.

- Ваш богатый опыт летчика-испытателя, накопленный еще в советский период, и ваш опыт летчика-космонавта не пригодился независимому Казахстану?

- Нет. Посчитали, что у них самих достаточно опыта в этих вопросах. Поэтому, конечно, несколько странно было. Тем не менее я это дело уже пережил.

- Вы были и остаетесь гордостью казахов и всей страны и как первый летчик-испытатель, получивший самое высокое звание Советского Союза, и как первый казах, покоривший космос. Но в последнее время вас не так часто видно и слышно. Вы “пропали” из поля зрения общества.

- Нет, почему исчез?! Время от времени обо мне говорят, вспоминают. Недавно состоялось вручение наград в номинации “Алтын адам” («Золотой человек»). Номинанта выбирали из граждан стран СНГ. И среди казахстанцев эту награду вручили мне.

Мне, конечно же, было очень приятно, что народ меня не забыл. На вопрос анкеты люди ответили: да, этот человек достоин быть Человеком года. Хотя, как вы сами констатировали, меня нигде не показывают: и телевидение, и газеты стараются сторониться. Тем не менее народ избрал меня Человеком года и наградил премией “Золотой человек”.

ПРЕЗИДЕНТ УГОВАРИВАЛ МЕНЯ ОСТАТЬСЯ, НО Я САМ УШЕЛ НА ПЕНСИЮ

- Господин Аубакиров, вы на пенсию вышли по возрасту или все же потому, что остались невостребованным?

- Нет, я сам пожелал уйти. Я по выслуге лет вышел. У меня выслуга лет значительно больше, чем собственно мой возраст. Потому что, вы знаете, в авиации год за два идет. Тем более что в космической отрасли совсем другие параметры.

И так получилось, что к тому моменту (когда я очень настроился было уйти), хотя президент Назарбаев уговаривал меня остаться, я сказал: “Нет, не могу”. И ушел на пенсию. Сам!

Всегда нужно принимать решение самому. Лично. Очень плохо, когда спортсмен уходит побежденным. Уходит не вовремя. Правда же?

- Господин Аубакиров, именно вы были первым руководителем Национального аэрокосмического агентства, которому была поручена подготовка договора с Россией по Байконуру. Теперь в Казахстане появилось новое агентство?

- Нет, это не новое агентство. Это агентство, которое я создал. Сейчас его просто возглавляет другой человек.

- Да, так вот недавно новый глава Национального космического агентства, или «Казкосмоса», Талгат Мусабаев, ваш коллега, казахский космонавт № 2, заявил, что первый казахский спутник «Казсат-1», уже потерянный Казахстаном навсегда, заказали, мягко говоря, очень далекие от космической отрасли люди. Ряд депутатов парламента выразил озабоченность тем, что «Казсат-2» может ожидать такая же участь. По словам главы «Казкосмоса» Талгата Мусабаева, космический комплекс “Ишим”, разработку которого заказало в России прежнее руководство агентства, также является устаревшей техникой. На ваш взгляд, почему руководить такой специфической отраслью, как космос, не назначают или не приглашают профессионалов, которых в Казахстане, может быть, не так уж много, но все же имеются?

- По-видимому, считают, что люди, которые знают очень много в своем деле - больше, чем большие начальники, - вредят отрасли. В Казахстане в кадровой политике принято так, чтобы во главе какой-нибудь отрасли стоял человек, который знаком с этой отраслью только понаслышке.

Если он узнает эту сферу глубоко, то он не годится ей. Он будет везде и всюду все знать и давать указания. А это уже против проводимой политики.

«МОЛОДОЙ» ДЕД МЕЧТАЕТ УВИДЕТЬ СВОЕГО ВНУКА КОСМОНАВТОМ

- Господин Аубакиров, вы - пенсионер, который получает пенсию в размере месячного оклада прапорщика национальной армии...

- ...это в лучшем случае.

- Даже “в лучшем случае”? Тогда чем же живет, чем “промышляет” космонавт-пенсионер, генерал-пенсионер?

- У меня есть дети, которые помогают. Есть хорошая пословица “Что посеешь, то и пожнешь”. Видать, мы с супругой посеяли хорошо, теперь мы пожинаем. У меня два сына, у меня есть внучка.

- Одна?

- Одна. Но я еще «молодой» дедушка. И думаю, что это только начало. Даст бог, внуков у нас будет много-много. Оба сына женаты.

- А вы не хотите, чтобы ваши внуки тоже стали, скажем, летчиками-испытателями или космонавтами?

- Если переиначить известное выражение, то «Какой дед не мечтает увидеть своего внука в кабине самолета или за управлением космическим кораблем?».

- Господин Аубакиров, из ваших немногочисленных интервью известно, что вы большой любитель коневодства. Сейчас вы, случайно, не бросили это свое увлечение?

- Вы знаете, у меня это не бывает преходящим. Если пришло, то уже навсегда, тем более любовь к лошадям.

Я никогда не выставляю своих лошадей на байгу, на всякие там скачки. У меня нет такой «кровожадности», чтобы загнать лошадь до смерти на скачках, где нужно одолеть по 30 - 40 километров.

У меня есть другое хобби – смотреть на эту красоту, встречаться с этой красотой, любоваться ею. Вместе со мной и мои дети идут и любуются, когда мои лошади на выгоне скачут, подняв гривы и хвосты, встают на дыбы. Все это само по себе величественно красиво.

- Господин Аубакиров, нам также известно, что вы еще неплохой охотник. Как-то пресса сообщала, что первый казахский космонавт, сев на свой снегоход, помогал жителям Карагандинской области в отстреле волков. Помнится, что в тот год наблюдалось редкое нашествие волков, особенно в центральных областях республики. А в этом году нет подобной проблемы? Местные жители не обращались к вам за помощью?

- К моему счастью, сейчас многие в Казахстане живут зажиточно, у многих имеются такие же снегоходы, если даже не лучше моего. Многие имеют возможность, бросив работу, выезжать на отстрел, на охоту или на отдых. Потому что у нас работа налажена, стоит на твердых рельсах. И без первых начальников система функционирует, нормально работает.

А они [руководители] отбивают волков. Я в этом году специально слежу за тем, где и какие начальники, бастыки гостят и сколько волков они отстреляли. Сам я еще не выезжал.

Но даже из далекого Талдыкоргана мне сейчас звонят и говорят, что на самом деле в этом году везде замечается небывалое нашествие волков. Их очень много появилось, так что меня без конца приглашают помочь в их истреблении.

Вообще очень важно поддерживать природный баланс, равновесие между хищниками и всякой другой живностью. К примеру, когда было много сайгаков, архаров и так далее, тогда можно было не опасаться из-за количества волков.

Но когда количество сайгаков резко уменьшилось, то количество волков осталось на прежнем уровне. И волки тогда нанесли, конечно, огромный ущерб не только популяции сайгаков, но и животноводству страны. И в свое время регулирование нами количества волков было правильно воспринято даже самой природой.

КАЗАХСТАН ПОТИХОНЬКУ СПОЛЗАЕТ ВНИЗ, И ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО

- Нашествие волков в нынешним году неразрывно связано, видимо, с тяжелой экономической ситуацией в стране. Вы, наверное, отслеживаете, что сейчас в стране безработица резко увеличивается, идет массовое закрытие малых, средних и даже крупных предприятий. По сообщениям официальных СМИ, правительство, вроде, предпринимает какие-то меры, а народ-то этого особо не ощущает. А вы, господин Аубакиров, как ощущаете нынешнюю ситуацию в национальной экономике?

- Я вам хочу сказать, что народ не ощущает этого в полной мере. Я думаю, что скоро, к лету, реально почувствует. Потому что секвестирование бюджета уже начинается. Я думаю, что премьер, если он в здравом уме, должен сейчас пересмотреть бюджет, который состряпали на скорую руку, с учетом нынешних мировых цен на минеральное сырье.

Мы потихонечку сползаем вниз. И это только начало нашего «пике». Мы еще пока по наклонной идем, а потом уже, может быть, где-то (не дай бог, конечно)... Все будет зависеть от того, как себя поведет мировой кризис.

Если же в мире будет продолжаться такое бедствие, то, что будет с нашей страной, даже предсказать невозможно. Мы же страна непроизводящая. Мы все зависим от того, насколько мир потребляет наши минеральные ресурсы.

Если в мире из-за кризиса сократится потребление нашего сырья, то мы тогда действительно «спикируем» глубоко вниз. Вот тогда народ поймет то, что когда-то наши предки говорили: вы, казахи, всегда должны иметь скот в запасе. Только скот как-то может дать бедным шаруа не умереть с голоду.

КАЗАХСТАН – МОЯ РОДИНА, ЗЕМЛЯ МОИХ ПРЕДКОВ, А НАРОД ЖДЕТ ЗАЩИТЫ

- Господин Аубакиров, давайте вернемся к политике. В Казахстане, видимо, без политики уже никуда. Наверное, вы сами хорошо знаете, что и политологи, и лидеры оппозиции, и представители общественных организаций в один голос твердят, что в Казахстане в этом году, скорее всего, состоятся очередные досрочные парламентские выборы в связи с председательством Казахстана в ОБСЕ. Если эти ожидания оправдаются, то у вас нет намерения баллотироваться от какой-либо партии? Не важно какой – оппозиционной или президентской “Нур Отан”. Главное, чтобы вы могли принять участие в политических процессах в стране.

- Как говорится, пути господни неисповедимы. Все может произойти. Я не могу сказать твердо “нет”. Потому что это моя родина, это земля моих предков и это народ, который ждет некоторой защиты от того, что у нас порой случается.

И я же вам говорил, что не зря очень много посланников приходит ко мне. Они просят, а порой требуют, чтобы я баллотировался в депутаты.

- Господин Аубакиров, как показывают итоги опросов, значительное число вполне преуспевающих служащих частных компаний, банков и даже государственных чиновников среднего и высшего звена (и в основном казахской национальности) в случае чего готовы сорваться на постоянное место жительство в другие страны. И как заявил один сотрудник частного банка из Алматы, Казахстан постепенно превращается из родины-матери в мачеху для самих казахов. У вас нет такого ощущения?

- Нет! Вы знаете, это те люди, которые пытаются оправдать свои “деяния”. Это люди, которые по тем или иным причинам вынуждены были бежать из страны или готовятся к бегству. И после этого громогласно объявляют, что родина - мачеха.

Я с этим категорически не согласен и не соглашусь вообще никогда. Какая бы ни была родина, она - мать. Вы посмотрите: когда детям в неблагополучных семьях говорят, что их мама - беспробудная пьяница, бездельница или еще что-то в этом роде, они все равно скажут, что хотят к маме. Когда некоторые люди так выражаются о родине-матери, для меня это дикость. Вы не нашли в этом вопросе от меня поддержки.

Но я хочу спросить, где были и что делали люди (которые имеют определенное положение, имеют деньги, имеют все) во время президентских или парламентских выборов, которые уже прошли? В лучшем случае они легко отмахивались, говоря, что не пойдут голосовать.

Это они сами подвели себя. Здесь народ должен был пойти на выборы и сказать: нравится или не нравится. Объявили же, что 91 процент поддержал Нурсултана Назарбаева. Вот мы и получили Назарбаева.

И я думаю, что сам народ его избрал. Здесь подтасовки особой нет. Я сам своими глазами видел, как народ шел и голосовал за него.

- Но, тем не менее, лидеры оппозиции неустанно заявляют, что за годы независимости в Казахстане еще ни разу не было справедливых и открытых выборов, соответствующих стандартам демократии. То есть в Казахстане сталинская традиция “не важно, как проголосуют, важно, как посчитать” стала нормой?

- Дорогой мой, ты скажи мне, пожалуйста, а кто считает их? Сам Назарбаев, что ли, считает? Нет, считаем мы с тобой. Такие, как мы с тобой.

- Господин Аубакиров, что бы вы пожелали слушателям и читателям радио Азаттык?

- Мне, к сожалению, редко выдается возможность послушать ваше радио Азаттык. Но вас слушает очень большое количество людей не только в Казахстане, но и за рубежом.

Я пожелал бы всем слушателям и читателям радио Азаттык критически относиться к своим деяниям. Все, что ты делаешь, нужно анализировать. Правильно ли ты делаешь или только для себя делаешь?

Поэтому всем моим дорогим радиослушателям и читателям я скажу одно: будьте самокритичны. И воспитывайте своих детей в этом духе.

- Большое спасибо за беседу, господин Аубакиров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG