Доступность ссылок

В суде над «террористами» свидетели обнаруживают нестыковки в записях их показаний


Двоюродные братья Жасулан Сулейменов (слева) и Куат Жоболаев (справа), обвиняемые в создании террористической группы «Джамаат Аль-Фараби», на скамье подсудимых. Астана, 11 сентября 2009 года.

Двоюродные братья Жасулан Сулейменов (слева) и Куат Жоболаев (справа), обвиняемые в создании террористической группы «Джамаат Аль-Фараби», на скамье подсудимых. Астана, 11 сентября 2009 года.

В суде Астаны продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении Жасулана Сулейменова и Куата Жоболаева, обвиняемых в создании группы «Джамаат «Аль-Фараби». Понятой сказал, что гранату подсудимому могли подкинуть.

Напомним, что в январе 2009 года ФСБ России задержала в Ингушетии группу молодых граждан Казахстана, которые «признались в том, что приехали на джихад для помощи братьям по вере в борьбе против неверных». Пятеро молодых жителей астанинского микрорайона Аль-Фараби из шести задержанных на Кавказе позднее казахскими следователями были переквалифицированы в свидетелей. Парализованный ниже пояса инвалид первой группы Жасулан Сулейменов и его двоюродный брат Куат Жоболаев, который не поехал на Кавказ, стали главными фигурантами уголовного дела.

ЗНАКОМСТВО ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ

Как показал свидетель Данияр Глухомедин, житель микрорайона Аль-Фараби и товарищ детства, члены «джамаата» религией увлеклись два-три года назад, а не весной 2008 года, по версии следствия.

– Когда мы встречались во дворе, они держались обособленно, подальше от остальных, – сказал Данияр Глухомедин судье.

На суде были озвучены предварительные показания Азата Абденова, одного из «джихадистов», которого переквалифицировали в свидетеля. Из них следует, что решение поехать на Кавказ приняли они сами, но подтолкнул их Куат Жоболаев, который подсказал, что есть хороший повод – помочь его парализованному брату съездить на Кавказ на лечение, а они «по ходу могут посмотреть, как там живут братья по вере».

Из показаний родителей, в частности Камшат Смагуловой, явствует, что никто из них ранее никогда не встречал Жасулана Сулейменова.

Из рассказа Азата Абденова следует, что по прибытии на Кавказ группа молодых казахов направилась на такси в Ингушетию. Лекаря в селе Плиево они не нашли, но таксист отвез их в близлежащее село Экажево, где местный целитель согласился принять гостей из Казахстана.

Буквально через несколько минут (через 20 минут, по показаниям свидетеля Ильяса Смагулова) после начала сеанса лечением Кораном, в дом к лекарю явилась местная милиция, которая и арестовала незваных гостей.

ФИЗИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПЫТКИ

Как говорят подсудимые, признательные показания о принадлежности к «Джамаату «Аль-Фараби» и признание инвалида Жасулана Сулейменова в качестве духовного лидера и «амира» группа молодых ребят дала под пытками русских чекистов из ФСБ.

Впрочем, в ходатайстве Жасулан Сулейменов утверждает, что унижениям и побоям они подвергались и в Казахстане, после передачи из рук ФСБ сотрудникам КНБ на границе в Атырауской области.

Координатор проекта «Правовая защита от пыток в Центральной Азии» Татьяна Чернобиль сказала нашему радио Азаттык:

- Физические пытки выражалось, в частности, в избиении инвалида по ногам и другим частям тела; удержании в наручниках и удушении; отказе в питье, еде и необходимом инвалиду гигиеническом уходе. Психологические пытки носили форму шантажа и угроз в отношении матери и близких задержанного. Психологическое давление усугубилось, когда Жасулану сообщили, что задержан его единственный младший брат, Куат Жоболаев, 1987 года рождения, который якобы признал вину во вменяемом им обоим преступлении и взял ответственность за его совершение на себя.

ПОНЯТЫЕ ССЫЛАЮТСЯ НА ПЛОХОЕ ЗРЕНИЕ

Также стали известны подробности изъятия сотрудниками ДКНБ в съемной комнате Куата Жоболаева гранаты и флеш-карты со сценами насилия и призывов к джихаду.

Куат Жоболаев знакомится с материалами дела в зале суда. Астана, 11 сентября 2009 года.
По показаниям Ляззат Канафиной – хозяйки квартиры, Куат Жоболаев проживал в полуподвальном помещении. Слева от входа в комнату располагалась вешалка для верхней одежды. Спустившись вниз на несколько ступенек, сотрудники ДКНБ в присутствии понятых и хозяев частного дома начали обыск кроватей. В сумке Куата Жоболаева ими были обнаружены 10 компакт-дисков и пневматический пистолет.

Согласно протоколу обыска, под подушкой были также изъяты флеш-карта, географические карты Северного Кавказа, а к моменту окончания обыска, из рабочей куртки Куата Жоболаева, висевшей на вешалке у входа, была изъята крашеная граната в разобранном состоянии.

Второй свидетель Кайрат Канафин показал, что при предъявлении ордера было семь-восемь сотрудников ДКНБ, при проведении обыска их стало больше. Он засвидетельствовал, что из сотрудников ДКНБ только двое, в том числе и видеооператор, были перед их глазами, а понятые и хозяева стояли сзади них и наблюдали за действиями чекистов.

Назад, к двери, где висела куртка на вешалке, никто не оглядывался, то есть фактически все остальные сотрудники ДКНБ остались вне поля зрения очевидцев и понятых, говорит свидетель. Понятой Нуржан Байгозин, также подтвердив, что остальные сотрудники ДКНБ находились сзади, на прямой вопрос Куата Жоболаева, «могли ли они подкинуть гранату», ответил: «Могли, но я не видел».

Самое интересное, что обнаружение флеш-карты со сценами насилия (один из главных вещдоков дела) никто из троих свидетелей обыска толком объяснить не мог. Ляззат Канафина сослалась на плохое зрение, а Кайрат Канафин и Нуржан Байгозин этот момент не помнят.

Что касается показаний на предварительном следствии, согласно которым Куат Жоболаев и Жасулан Сулейменов убедительно агитировали молодежь за джихад, то после их оглашения и Виталий Гришин, и Ержан Бейсембаев выглядели крайне озадаченными, но не отказывались от показаний. Слово в слово они повторили: «Многое добавлено в наши слова, по тексту вроде бы то, а вроде бы и не то…»

Свидетель Азамат Фазылов был жестче в оценке и заявил судье Нурлану Баяхметову о текстовом варианте озвученных показаний: «Все приукрашено. Такого не было». На вопрос судьи: «Много таких мусульман у вас во дворе?» - он начал было отвечать: «Так сейчас по всему Казахстану …» - но не был дослушан и прерван следующим вопросом.

В Алматинском районном суде Астаны также выяснилось, что Куат Жоболаев был задержан не сотрудниками ДКНБ Астаны, а 12 января 2009 года родственниками «джихадистов». Предоставив ему временное убежище (Куат Жоболаев уже знал о том, что он разыскивается ДКНБ после задержания его брата и друзей на Кавказе), старшие братья «джихадистов» Диас Смагулов и Асет Бейсембаев получили от сотрудников ДКНБ диктофон.

В результате долгих бесед в течение недели с Куатом Жоболаевым они записали его высказывания об исламе и, в частности, о джихаде. Фонограмма аудиозаписи также приобщена к делу в качестве вещественного доказательства.

Нелегким оказалось общение с обвиняемым для Диаса Смагулова, который рассказал суду: «Куат явно не тупой. Пока он был у меня неделю на квартире, я многое узнал об этой жизни. Куат может долго рассказывать, это втягивает: еще чуть-чуть и я бы встал на его позиции».

«ЭТО ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕСТВА»

Неожиданной стала реакция коллектива учителей средней школы № 37, расположенной в микрорайоне Аль-Фараби, где учились в свое время «джихадисты». Обычная средняя школа, куда деньги от правительственной антикризисной программы «Дорожная карта»
Парадный вход в школу №37. Астана, сентябрь 2009 года.
поступили лишь к концу лета.

Сейчас строители лихорадочно ведут ремонтные работы, чтобы успеть до 1 октября. Учителя не скрывают радости – впервые за многие годы им провели ремонт водоснабжения, отопления, заменили разбитые окна и, самое главное, привели в достойный вид школьные туалеты.

После двухдневных переговоров о встрече директор Базыл Ахметов направил корреспондента нашего радио Азаттык в кабинет преподавания музыки, где из техники присутствовал лишь покрытый пылью веков катушечный магнитофон-проигрыватель «Романтика».

Через некоторое время в класс дружно вошли учителя, но директор школы лично проверил, чтобы в классе присутствовали лишь доверенные преподаватели со стажем, а «молодежь» от общения с журналистом он удалил подальше. Но и «достойные» общения отозвались о своих учениках очень положительно.

Софья Сапарова, классная руководительница Виталия Гришина, отрицает, что он мог попасть под влияние других, тем более еще одного выпускника Куата Жоболаева. Что касается последнего, то учителя вспомнили, что он отличался тем, что «он много читал» и
Магнитофон "Романтик" в кабинете музыки школы №37. Астана, 11 сентября 2009 года.
часто на переменах бегал к себе домой, чтобы помочь старшему брату-инвалиду Жасулану Сулейменову.

- Поскольку его мать-одиночка была постоянно на работе, то в его обязанности входило регулярное переворачивание брата от пролежней. Я была бы рада, если бы дети были такими. И это проблемы общества, что такие ученики не могут найти себе применение в этой жизни, – вспомнила одна из преподавательниц.

Удивительно, но учительница Динара Букурубова вспомнила и Жасулана Сулейменова, который учился в этой школе много лет назад лишь в последнем классе.

– Он был очень начитанным и спокойным учеником. Я знаю, что он самостоятельно поступил в институт, и если бы не этот несчастный случай…» - горестно вздыхала она.

«НИЧЕГО ПОДОБНОГО НЕ БЫЛО!»

Некоторые учителя школы № 37 в ходе нашего интервью поинтересовались деталями громкого уголовного дела. Но по мере изложения обвинений в адрес бывших учеников их лица становились все мрачнее, а взгляды - жестче. Удивительно, но первым не выдержал сам директор школы Базыл Ахметов.

В тот момент, когда корреспондент нашего радио Азаттык приступил к пересказу версии следствия о «промывке мозгов» и подготовке молодежи микрорайона Аль-Фараби Астаны к джихаду на Северном Кавказе, он не выдержал и выкрикнул:

- Какой духовный лидер? Какие джихадисты и террористы? Мы живем и работаем в этом районе много лет, но ничего подобного не было!

Тут же по команде рассерженного директора все учителя встали и дружно потянулись к выходу, с негодованием обсуждая услышанную информацию, и через несколько секунд корреспондент снова остался в пустой комнате наедине с пыльным «Романтиком».

Но через минуту дверь тихо скрипнула и в кабинет вошла преподавательница Динара Букурубова. Несмотря на возможное недовольство директора школы от общения с глазу на глаз с журналистом, учительница, вспомнившая подсудимого Жасулана Сулейменова, набралась духу вернуться обратно. Динара Букурубова подошла к журналисту, на которого пало коллективное осуждение, и сказала лишь одну фразу: «Этот мальчик очень хороший. Не пишите неправду».

ОТЦЫ И ДЕТИ

Судебные заседания выявили явный и извечный конфликт поколений. Ильяс Смагулов прямо в зале суда начал пререкаться с матерью, и свой неоконченный спор мать и сын продолжили на улице, и в тот день они пошли домой раздельно.

Когда в спор с отцом вступил и Ержан Бейсембаев, то судья не выдержал, и удалил его из зала суда. Отец Ержана, Ельтай Бейсембаев, оценивает действия сына и его друзей: «Они ударились в религию, как наши старики в свое время». Свой атеизм он обосновал тем, что он ведь «из советского поколения». И сейчас отец продолжает считать: «Главное, сын понял свою ошибку, а я свой стыд и позор
Прокурор Вероника Шукан по делу двоюродных братьев, обвиняемых в создании террористической группы. Астана, 11 сентября 2009 года.
как-нибудь переживу».

Последние заседания проходят крайне однообразно, прокурор Вероника Шукан упорно называет религиозность молодых людей «увлечением». Судья Нурлан Баяхметов 14 сентября при допросе свидетеля Данияра Глухомедина поинтересовался религиозной ситуацией в микрорайоне Аль-Фараби: «А давно они начали определяться?»

На что молодой астанчанин стилистически адекватно ответил: «Мы тоже понятия имеем и понимаем, что они должны были держаться подальше от тех, кто курит и пьет».

Местонахождение двух ключевых свидетелей, проживавших вместе с Куатом Жоболаевым в съемной комнате, согласно рапорту ДКНБ установить не удалось.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG