Доступность ссылок

Суды над бывшими главами национальных компаний вызывают массу вопросов. Один из возможных ответов – государственной машине наказаний нужны новые жертвы. Вспоминаются публичные порки в Туркменистане во времена Туркменбаши.

КОМУ НА МОЗОЛЬ НАСТУПИЛ СЕРИК БУРКИТБАЕВ?

Финальный аккорд судебного дела бывшего руководителя «Казахтелекома», бывшего главы национальной компании «Казмунайгаз» Серика Буркитбаева звучит для уха обывателя довольно угрожающе: военный суд Акмолинского гарнизона 20 марта вынес приговор. Самому Серику Буркитбаеву дали шесть лет тюрьмы. С ним по тому же делу проходили еще восемь его коллег. Их всех тоже не пощадили.

До сих пор остается без ответа все тот же вечный вопрос, который порождает целую цепь дополнительных вопросов. Почему «зацепили» Серика Буркитбаева? Кто поставил на нем метку? Он же ведь не был политическим деятелем, то есть не составлял никакую потенциальную конкуренцию крутящимся у власти (не к региону будь сказано!) серым, черным и коричневым «кардиналам».

Серик Буркитбаев был одним из тех менеджеров, которых власть отмечала за их профессионализм. Они делали карьеру не банальным и широко распространенным способом в советских и постсоветских образованиях: интригами, подсиживаниями и лестью. Они строили свою биографию, опираясь на свои знания, умение и интеллект.

В таком случае – кому Серик Буркитбаев наступил на мозоль? Во-первых, казалось бы, обыкновенное хищение, а при чем здесь военный суд? Либо пришла команда сверху отдать дело трибуналу, либо сам закон о возможностях использования военных судов настолько размыт, что практически любую криминальную историю в Казахстане можно упаковать в процедуру трибунала.

Между тем там, в гарнизонной ситуации, с человеком можно творить что угодно, не миндальничая и не оглядываясь на общественность. Значит, хотелось завинтить ситуацию покруче. Хорошо порывшись в биографии Серика Буркитбаева, какие-то крутые пацаны от силовиков увязали дело даже с самим президентом Нурсултаном Назарбаевым. Не исключено, что тот или те, кому пришло это в голову, обмывают сейчас свои новые погоны.

ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ ЗА ПРОСЛУШКУ

К делу Серика Буркитбаева пристегнули связку с опальным родственником Нурсултана Назарбаева - Рахатом Алиевым. Согласно тем информационным «крохам», которые вышли из стен военного суда, Серик Буркитбаев вместе с Рахатом Алиевым что-то такое вместе делали со специальным оборудованием для тайной прослушки телефонов.

В интервью нашему радио Азаттык Рахат Алиев рассказал то, что он знает о спецоборудовании. Кстати, по словам Алиева, вся история со спецоборудованием проходила с полного одобрения самого президента Нурсултана Назарбаева и Серик Буркитбаев к ней имел абсолютно формальное отношение. Куда больше с этой историей был связан сам президент Казахстана.

Когда Рахат Алиев вплотную занялся органами в 2001 году, он увидел, что техническое оснащение КНБ было на уровне еще советских времен. Он предложил Нурсултану Назарбаеву построить в системе органов специальную техническую службу по типу российского ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации).

Рахат Алиев ездил в Москву для ознакомления - как функционировала система прослушивания в России. Алиев представил Нурсултану Назарбаеву план, который тот одобрил. Как вспоминает Рахат Алиев в интервью радио Азаттык, тогда Казахстан закупил у израильской фирмы «Инфосиз» специальную компьютерную технику, благодаря которой можно было прослушивать все телефонные разговоры на территории Казахстана. Рахат Алиев даже вспомнил цену этой покупки – около пяти миллионов долларов.

Ничего этого Серик Буркитбаев не знал, хотя был к тому времени руководителем «Казахтелекома». Просто «Казахтелеком» выделил для КНБ специальный канал связи, в режиме которого работал израильский компьютер. Тогда-то первым главой созданной Рахатом Алиевым и Нурсултаном Назарбаевым СИС (Специальная информационная служба) стал генерал Жомарт Мажренов, который впоследствии стал жертвой антиалиевских разборок и погиб при странных обстоятельствах в тюрьме. Вот какую историю поведал Рахат Алиев в интервью радио Азаттык.

Кстати, на своем сайте Рахат Алиев сообщает, что «Серик Буркитбаев и пятнадцать (а не восемь, как указывается в официальном сообщении КНБ) его партнеров и сотрудников приговорены к длительным срокам заключения закрытым военным судом».

По мнению Рахата Алиева, прилежные сотрудники трибунала по-своему интерпретировали причастность к подслушивающей аппаратуре Серика Буркитбаева для того, чтобы придать этому делу дополнительную негативную динамику, связав дело с Рахатом Алиевым лично. Это гарантировало успех прежде всего у президента Нурсултана Назарбаева.

КОМУ НЕ ПРИШЕЛСЯ ПО ВКУСУ ЖАКСЫБЕК КУЛЕКЕЕВ?

Совсем недавно в системе казахстанской следственно-судебной индустрии имело место событие, которое во многом напоминает буркитбаевскую драму. Перед судом вдруг предстал человек, которого считали настоящим реформатором. Это был Жаксыбек Кулекеев.

Как и Серик Буркитбаев, Жаксыбек Кулекеев не участвовал в политических тусовках. Он был технократом и способным менеджером, не принадлежащим ни к одному властному клану. К моменту, когда Жаксыбек Кулекеев попал в черный список, он возглавлял национальную компанию «Казахстан темир жолы».

Как не раз уже подтверждала казахстанская действительность, что-то случилось и на Жаксыбека Кулекеева пал судебно-лотерейный номер. Кому он перешел дорогу? Кто состряпал на него первый донос? Кто был автором этой интриги и почему?

Жаксыбека Кулекеева 13 ноября 2008 года осудили в Астане на три года за (как звучал вердикт) совершение должностных преступлений. Во все лингвистические умозаключения суда можно было бы поверить, если бы не одно обстоятельство.

Главное обвинение, по которому собственно арестовали Жаксыбека Кулекеева, основывалось на провокации, организованной самими органами. Ему в качестве наживки подбросили 100 тысяч долларов, которые он, кстати отверг, но несмотря на это ему эти деньги приписали как взятку. Провокационную махинацию раскрыли прямо на суде.

Но... (Трудно поверить в это магическое «но».) Жаксыбека Кулекеева все равно засудили на основании сопутствующих раскрытой провокации фактов, которые истолковали как должностные преступления.

ПУБЛИЧНЫЕ ПОРКИ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

Государственная машина наказаний дает очевидные сбои. Или, может быть, эта машина приобрела новое содержание? Она не может себя контролировать. Она, как показывает практика, может только множить процессы. Ей нужны постоянные жертвы для обслуживания самого механизма.

К такому состоянию в свое время пришел Туркменистан. На каком-то этапе практически почти каждое совещание наверху, почти каждое заседание кабинета министров не обходилось без публичного истязания одного из руководящих кадров.

Это стало неотъемлемой частью государственного процесса. Когда прямо после совещания очередную жертву в ранге министра или зама, или главу банка, или директора завода препровождали прямо в застенки.

Бывший генеральный прокурор Туркменистана Гурбанбиби Атажанова.
Еще памятны всем туркменам кадры ниязовской расправы над генеральным прокурором Гурбанбиби Атажановой, которая слезно просила прощения у Туркменбаши прямо перед телекамерой. Сапармурад Ниязов ее простил на камеру. Что было после сьемок, можно только себе представить. На свободу ее до сих пор не выпустили.

Подобные публичные порки были у Сапармурада Ниязова чем-то вроде главной народной забавы. Народ это действительно забавляло. Потому что на глазах у публики Сапармурад Ниязов «избивал» тех, кого перед этим по-отцовски взращивал, пестовал, холил и лелеял. Превращал в себе подобных.

Потом наступало время, и... Получалась парадоксальная, чуть ли не мистическая инсценировка своеобразного пожирания Главным Адом своих Миниадских творений. Забава остановлена самой природой - Сапармурад Ниязов скончался. Так до сих пор и неясно – то ли от разрыва сердца, то ли от сердечной недостаточности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG