Доступность ссылок

Серик Абдрахманов: Престолонаследники с коммерческим нутром могут загубить Казахстан

  • Болат РЫСКОЖА

Бывший депутат парламента Серик Абдрахманов дает интервью радио Азаттык.

Бывший депутат парламента Серик Абдрахманов дает интервью радио Азаттык.

Экс-депутат парламента Серик Абдрахманов призывает всех претендентов на президентский пост, чтобы они были готовыми к честным выборам. При этом он всегда поддерживает антидемократические шаги Назарбаева.

«ОЛИГАРХИ НЕ ДОЛЖНЫ ИМЕТЬ СВОИ ПАРТИИ»

В начале декабря пропрезидентский политик, один из сильнейших сторонников Назарбаева Серик Абдрахманов выступил в Астане с докладом на международной конференции, посвященной проблеме финансирования политических партий, после чего у корреспондента радио Азаттык появился ряд вопросовк нему.

– Господин Абдрахманов, давайте разговор начнем с конференции, где вы выступили с докладом. Что вы узнали для себя интересного?

– Самое главное это то, что в цивилизованных странах государство стремится создать равные условия для всех политических партий. Государственное око четко следит за тем, чтобы партии не попали в зависимость от финансово-промышленных групп, от денег какого-то олигарха и, что там скрывать, хотя об этом не было разговора, чтобы деньги не попали к иностранному шпиону. Ведь в наше непростое время и такие моменты не исключены, когда какой-нибудь миллиардер вдруг захочет через купленную партию прибрать к рукам какое-либо государство.

Далеко за примерами не надо ходить. Архивные данные подтвердили, что Владимир Ульянов захватил власть в России, используя германские деньги. И к чему это привело, мы все хорошо знаем. Да и в казахстанской новейшей истории была партия, которую финансировал иностранный олигарх. Что в корне было недопустимо.

Потому такому молодому государству, как Казахстан, надо быть особо бдительным в этом вопросе. Не дай бог, если произойдет подобное, то есть власть в стране захватит партия, финансируемая из-за бугра, от нас останутся рожки да ножки. А люди продажные в стране и во власти всегда найдутся.

Так вот, на Западе, в частности в Великобритании, развита система косвенного финансирования партий, то есть предоставления бесплатного эфирного времени на телевидении. Законодательство как в отношении государственных вещательных СМИ, так и частных коммерческих теле- и радиокомпаний устанавливает, чтобы их программы были политически нейтральными.

Также запрещено частным телевизионным компаниям брать плату за рекламу политических партий и организаций. Там состоятельность партии выясняется во время выборов. Получил энное количество голосов, прошел требуемый порог, попал в парламент, значит, ты состоятелен, не получил – извини, государство не будет финансировать липовые партии.

Это я считаю очень правильным. Вот почему в Великобритании, система которой мне особенно нравится, партии мало озабочены поисками спонсоров. Что интересно, богатые люди там не создают свои партии. И только во время выборной кампании спонсоры могут оказывать свою поддержку партиям.

– Господин Абдрахманов, какую организацию вы представляли на конференции?

– Партию «Адилет», где я являюсь заместителем.

– Были ли на конференции представители других партий?

– Были из двух коммунистических партий и «Нур-Отана».

– А из других оппозиционных?

- Какие партии вы считаете оппозиционными?

- ОСДП – Жармахана Туякбая, «Азат» – Болата Абилова…

- Лет пять назад, отвечая на подобный вопрос лорда Спринга из Великобритании о направленности казахстанских партий, я сказал: «Господин Спринг, я не знаю, какая из этих партий настоящая, а какая - создана по сценарию аппарата президента».

Поэтому кто-то их называет оппозиционными партиями, а другие говорят, что их создала власть по спланированному сценарию, для имитации демократии, бурной политической деятельности, для отвлечения народа. На этот счет в последнее время пресса дала много материалов для размышлений.

РЫБАК РЫБАКА ВИДИТ ИЗДАЛЕКА

– Господин Абдрахманов, давайте вернемся к вашему докладу. Вспоминая парламентские выборы 1999 года, вы сказали, что победа далась вам в тяжелейшей борьбе. Но некоторые аналитики еще тогда отметили, что если бы Абдрахманов сразу же после окончания выборов не выступил с резким заявлением против лидера оппозиции Акежана Кажегельдина, то вряд ли бы ему удалось пройти в парламент. Тем более с вашими, нет-нет да и оппозиционными выступлениями в адрес власти. Что вы скажете на это?

– Во-первых, я пользовался абсолютной поддержкой своих избирателей. Это было мною доказано затем не раз. Во-вторых, по поводу своей оппозиционности хочу сказать: я никогда им не был. Я всегда был самим собой.

Когда-то я признал Нурсултана Назарбаева лидером, хотите - по расчету, хотите - сердцем молодости. Но я осознанно пошел за ним. Я знаю, что он - не идеальный. У казахов есть поговорка: «Плохое надо скрыть, а хорошее возвысить». Вот хочу попросить вас назвать идеального лидера. Вряд ли вы такого найдете.

– Если пройтись по странам Запада…

– Я живу не на Западе, а потому выбираю из того, что имею. Если хотите, из двух зол мы всегда выбираем меньшее. Разве не так? Вот почему я остановил свой выбор на Нурсултане Назарбаеве. Хотя скажу честно, никогда у Назарбаева не просил портфеля, не лебезил перед ним, не шкурничал. Однажды я ему сказал прямо в лицо: «Нуреке, я никогда за вашей спиной не крысил, ничего не приватизировал, ничего не украл».

Что касается Акежана Кажегельдина. Резкие слова Абдрахманова в адрес Кажегельдина звучали и в 1994-ом, и в 1995 годах, когда я его обвинил в казнокрадстве, назвал жуликом и вором. А ведь он тогда был вторым человеком в государстве: вначале вице-премьером, а затем премьером. После этого, как по команде, на меня налетели различные силовые структуры.

Тогда я возглавлял фонд «Елим-ай». Я никуда не убежал. Меня и мой фонд проверяли под микроскопом в течение четырех лет. Моя супруга вместе со мной пережила все: унизительные допросы, обыски, слежки. Напряг был не только у моих родственников, но даже - у однофамильцев.

Так что в 1999 году, я считаю, против Кажегельдина я выступил очень мягко в сравнении с прошлыми моими наездами на него. Ну, а если вас интересует мое сегодняшнее отношение к Кажегельдину, то оно таково. Я недавно прочитал в одной газете, что якобы он ведет переговоры с кем-то в Казахстане и что за ним стоят магнаты с деньгами, с которыми он готов прийти в Казахстан, чтобы поднять страну.

У меня вопрос: с кем он ведет переговоры? С судьями Верховного суда, которые намотали ему 10 лет? Если так, то мне очень интересно, как они будут все отматывать назад? Может он на связи с какими-то авторитетами, стоящими над законами? Какова процедура его возвращения? А может, он решил хоть полсрока отсидеть и попасть под амнистию? В этом случае добро пожаловать, господин Кажегельдин!

Как-то во время выборной кампании 1994 года я перед избирателями резко раскритиковал Кажегельдина. Тогда один аксакал лет 80-ти мне говорит: «Сынок, успокойся. Кто в наше время не ворует? Все воруют!»

Иногда, вспоминая того почтенного аксакала, задумываюсь, а может, действительно нашей стране нужен вор с опытом, который бы пришел к нам, выступил со своей воровской программой и убедил бы пойти за ним, пообещав народу, что из всех сделает профессиональных «щипачей», карманников.

– Господин Абдрахманов, допустим, что найдется человек, который действительно убедил бы народ в своей воровской правоте. В этом случае вы бы поддержали его?

– Нет. Я всегда буду против таких аферистов, в частности, против Кажегельдина. Потому что я знаю его мелкое, коммерсантское, базарное нутро. И еще. Раз уж коснулись персоны Кажегельдина. В открытой и честной борьбе он никогда не победит.

– Значит вы, господин Абдрахманов, считаете, что у Кажегельдина мало шансов прийти к власти? А у кого она есть?

– Вы знаете, вопрос престолонаследника сегодня многих сильно волнует. Назарбаев - не вечный. Хотя дай Бог ему здоровья и сто лет жизни. Но рано или поздно состоится смена. Кое-кто из его окружения желает видеть следующим президентом только своего человека. Таким наплевать на народ, на демократию, на «свежего», «незапятнанного» человека. Хоть он будь семи пядей во лбу.

Они озабочены только одним – не потерять то, что смогли прихватить. То есть они беспокоятся за свои богатства и за свое положение больше, чем за страну. Это опасная, хищническая сила, способная на многое. И допускаю, что именно с такими людьми, возможно, ведет переговоры Акежан Кажегельдин. Как в поговорке о рыбаках, видящих собрата издалека.

Но им надо понимать, что «артели» других «рыбаков» тоже не будут спать и наверняка готовят свою «уху».

ПОЕЗДКА В США, СТОИВШАЯ КАРЬЕРЫ

– Господин Абдрахманов, а как по поводу акима Астаны Имангали Тасмагамбетова, который якобы в узком кругу недавно заявил, что станет следующим президентом Казахстана? Об этом подробно написала Гульжан Ергалиева в своей газете «Свобода слова».

– Я не был участником этого разговора, но на подобное, абстрагируясь от конкретной личности, могу сказать только одно: кто бы ни мечтал о президентской должности, должен понять, что мандат надо получить у народа. Любой другой путь опасен. История подтвердила эту истину многократно.

На нашей земле издревле большим признанием пользовались ханы, вознесенные на престол на белой кошме в соответствии со сложившимися в степи традициями, а не те, кто травил или убивал своих предшественников.

Сегодня наш народ трудно, скорее, невозможно выстроить в одну шеренгу. Чтобы понять эти простые истины, необходимы честные выборы. И надо это начинать с маслихатов.

Депутаты, по-настоящему избранные от народа, опустят на землю любых акимов и акимчиков, почувствовавших себя полубогами, ибо раздражение от них у населения нарастает год от году. Алчность и наглость некоторых местных царьков переходит все пределы.

Авторитет власти сейчас держится только на имени Нурсултана Назарбаева. Но мы должны понимать, что и этот ресурс исчерпаем.

– Господин Абдрахманов, что ж, раз вы сами затронули тему престолонаследника, то не могу не вспомнить одну старую легенду. Кстати, тоже касательно престолонаследника. Давайте вернемся в атмосферу 15-летней давности. В год 1994-й, когда Серик Абдрахманов, так сказать, был на коне. Он - депутат парламента, президент самого крупного общественного фонда «Елим-ай» и любимчик Назарбаева. Тогда многие говорили, что следующим президентом, скорее всего, будет Абдрахманов. Но однажды Абдрахманов едет в Америку во главе делегации. Там его встречают на солидном уровне. И вот тогда-то Абдрахманов допустил непростительную для политика роковую ошибку. Якобы вы заявили американцам, что они имеют честь общаться с будущим президентом Казахстана. Естественно, эта реплика тут же дошла до ушей кое-кого, после чего звезда Абдрахманова закатилась на долгие годы. Было такое?

– Поездка была. Именно в США, согласованная с президентом Назарбаевым и премьер-министром, для представления американским деловым кругам плана фонда «Елим-ай». Фонд «Елим-ай», который я возглавлял в то время, был первым партнером известной международной аудиторской компании «Прайс Уотерхаус», с которой мы разработали план экономического развития Казахстана. В США я презентовал вместе с заместителем министра экономики Казахстана 22 проекта.

– В каком году это было?

– В 1993-м. Сутью этого плана была разработка казахстанского варианта «Плана Маршалла». Если Джордж Маршалл, министр иностранных дел США, своей гениальной программой за короткий срок восстановил послевоенную Западную Европу, которая находилась, как мы знаем, после войны в упадке, в тупике, в золе, то мы точно также хотели поднять Казахстан. План-проект наш мы разрабатывали совместно с лучшими молодыми экономистами того периода, при участии компании «Прайс Уотерхаус». Наш проект был полностью одобрен президентом Нурсултаном Назарбаевым.

И вот на одной из этих встреч сопровождающие меня коллеги излишне лестно представили меня тогдашнему лидеру республиканцев в сенате Бобу Доулу. Вот и все. Из моих уст не вышло ни одного слова, восхваляющего самого себя, тем более заявления, что будущим президентом Казахстана буду я. Да у меня, если хотите, никогда и не было этой натуры плебеев – бить себя в грудь, корчить из себя великого.

Буквально минут 20 назад вы сами были свидетелем моей встречи со старыми коллегами из домостроительного комбината. Вы заметили, как эти простые строители, работяги, обнимали меня, приглашали зайти к ним, чтобы вспомнить старое и как долго они не хотели отпускать меня? Именно там, куда я пришел после Декабрьских событий, в начале 1987 года, покинув пост первого секретаря республиканкой комсомольской организации, я полностью излечился от карьеристских болезней.

– А болезнь была серьезная?

– Конечно, была, что там скрывать. Я же был комсомольским лидером страны – молодым, энергичным. Да, я спал и видел себя в должности первого секретаря обкома партии, и не только обкома, а даже выше. Это было нормальное явление на тот период, вполне здоровая амбиция. Я жаждал власти, хотел командовать, управлять людьми, влиять на политику государства.

Но когда попал на стройку, я понял, что есть другая жизнь. Жизнь без портфеля, без высокого кресла, что простые взаимоотношения с людьми дорогого стоят.

– И сколько бывший комсомольский вожак проработал на стройке?

– Три года. Хотя я работал главным строителем комбината, но всегда находился среди рабочих, вникал во все тонкости стройки и многое делал своими руками. А чтобы совсем стать своим среди простых рабочих парней, поступил в городское профессионально-техническое училище и овладел рабочей профессией электросварщика. Из меня получился неплохой электросварщик.

После этого меня все зауважали. Когда я варил швы, то после меня можно было не проверять качество работы. Я их делал филигранно. Вы думаете, что я хвалюсь? Нет, я просто с гордостью вспоминаю те годы. И все это могут подтвердить мои бывшие коллеги.

ЖАРМАХАНУ ТУЯКБАЮ ИЗВЕСТНА ИСТОРИЯ ИСЧЕЗНУВШИХ ДЕНЕГ ФОНДА «ЕЛИМ-АЙ»

– Итак, перед лидером Республиканской партии США вас, представив в хвалебном тоне, тем самым «подставили». И, наверняка, среди вас находились посольские работники, в обязанность которых входит все подмечать, отмечать?

– Все произошло именно так. Все эти хвалебные эпитеты в мой адрес кто-то постарался быстренько донести до чьих-то ушей. Это я понял сразу по приезду в Казахстан. Конечно, мои недоброжелатели все преподнесли президенту в искаженном, перевернутом виде, чтобы полностью опорочить меня в глазах Нурсултана Назарбаева.

– Господин Абдрахманов, вы сделали попытку объясниться с президентом, поговорить начистоту?

– А как же. Как только я понял, что что-то не так, я так и поступил. Я сказал Назарбаеву: «Нурсултан Абишевич, вы меня давно знаете. Если бы я действительно был карьеристом, то, пользуясь вашей благосклонностью ко мне, давно выпросил бы у вас должность министра или акима». Нурекен улыбнулся и говорит: «Давай, Серик, проси любую должность, я тебе ее дам». Я отвечаю: «Нет, не буду я просить».

После этого написал заявление о снятии с себя полномочий председателя Союза народного единства Казахстана (СНЕК), кстати, на тот период самого крупного политического объединения. Разумеется, и работа фонда «Елим-ай» после этого застопорилась.

– Да, кстати, позвольте, господин Абдрахманов, спросить: куда испарились миллиарды рублей фонда «Елим-ай»?

– У меня на руках до сих пор хранятся копии платежных поручений с подделанной моей подписью и суммами, отправленными за рубеж в западные банки. Хотя аферисты уж очень старательно выводили мой почерк, экспертиза доказала, что они не мои. Поэтому я сам не знаю, кто, куда и когда успел умыкнуть деньги фонда «Елим-ай».

Но после длительных финансовых проверок с меня были сняты все обвинения. Но если вы хотите получить исчерпывающий ответ на этот вопрос, я бы вам посоветовал обратиться к лидеру оппозиции Жармахану Туякбаю, тогдашнему генеральному прокурору.

Тогда за мной шла настоящая охота. Не все мне понятно и много лет спустя. На меня искали компромат очень тщательно. Ничего не нашли: я ведь не мешочник. У меня на квартире в Алматы до сих пор стоит та же «комсомольская» мебель румынского производства конца 1970-х годов.

А члены той «артели», которые «охотились» на меня тогда, сейчас грызут глотки друг другу. На них самих сегодня накоплено столько компромата, что каждого из них можно засадить по несколько раз на 10 лет. Их воровские «подвиги» освещает оппозиционная пресса, а они, как говорится, и в ус не дуют.

НА ФОНЕ ПАРТИИ «АДИЛЕТ» ПАРТИЯ «НУР-ОТАН» ПОМЕРКНЕТ

– Господин Абдрахманов, давайте вернемся к нашей основной теме. В 2010 году Казахстан будет председательствовать в ОБСЕ. Чем ближе этот срок, тем больше слышны слова критики от международных организаций, что с однопартийным парламентом Казахстану управлять ОБСЕ просто несолидно. А потому многие аналитики предрекают, что в 2009 году пройдут досрочные парламентские выборы. Более того, ходят разговоры о том, что в качестве второй партии в парламенте будет восседать партия «Адилет», где вы являетесь заместителем, а председателем – Максут Нарикбаев. А он, как известно, старейший друг президента Нурсултана Назарбаева. Словом, эксперты ожидают очередную игру в демократию. Что бы вы сказали по этому поводу?

– Скажу лично от себя: я никогда не играл. Не играю, когда поддерживаю Назарбаева, не играю, когда критикую ошибочный курс правительства. Любой политолог, аналитик, если возьмет в руки мои выступления по годам, то сможет убедиться, что я всегда последователен. Я никогда не кривлю душой.

Что касается досрочных выборов и двухпартийности парламента. Если в Казахстане провести честные, прозрачные выборы, а итоги не считать по-сталински или «по-балиевски», то я уверен, что несколько партий попадут в парламент. Поэтому не надо говорить о двухпартийности, а надо говорить о честных выборах.

Эту же мысль я высказал президенту Нурсултану Назарбаеву перед последними парламентскими выборами. Я сказал ему: «Нурсултан Абишевич, у вас очень высокий рейтинг, вас как минимум поддерживает 70 процентов населения». Я не сказал, что его поддерживает 91 процент, как это делают подхалимы.

Я сказал президенту, что народ на парламентских выборах на 70 процентов изберет депутатов, поддерживающих его, но это будут настоящие депутаты, которые искренне его поддерживают и, когда надо, подставят плечо. К сожалению, окружение президента, Центральная избирательная комиссия, акимы пошли на выборы с заданными результатами.

Последние парламентские выборы вызвали «изжогу» в обществе.
А теперь о том, какая партия могла бы стать лидером, если выборы пройдут честно. Ваше мнение?

– О чем разговор? Президентская партия «Нур-Отан»?

– Ошибаетесь. У «Нур-Отана» нет такого шанса. Вся интеллигенция настроена против «Нур-Отана». А она - определяющий фактор. Люди смеются над «нур-обувью», «нур-коже», «нур-ботка». Лепят куда попало приставку «нур». Разве не смешно? Цирк да и только!

Поэтому я авторитетно и убежденно говорю, что партией номер один станет партия «Адилет». И даже не сомневайтесь.

– Очень неожиданное заявление. Можно допустить, что вы, господин Абдрахманов, поэтому пошли в партию «Адилет»?

– Все наоборот. Я пришел, чтобы помочь сделать из этой партии – ведущую. Я никогда не воровал чужие голоса, не просил чиновников приплюсовывать их мне. Я всегда побеждал честно, в открытой альтернативной борьбе. Точно также и партия «Адилет» поднимется на высоту. Я абсолютно убежден, что мои сторонники меня поддержат и свои голоса отдадут за партию «Адилет» («Справедливость»), где собралась интеллектуальная элита страны.

Что касается срока выборов, то я думаю, что они состоятся в следующем году. И тогда «Адилет» станет той силой, на которую будет опираться Нурсултан Назарбаев. А «Нур-Отан» уйдет в тень. Должны уйти на свалку истории все партии, созданные по сценарию КНБ, аппарата. Кто есть кто, должен определить народ на свободных и честных выборах.

– Если не ошибаюсь, вы ведь, господин Абдрахманов, совсем недавно были активистом президентской партии «Нур-Отан», которую сейчас так жестко критикуете.

– Да, я был в этой партии, которой предшествовали «Отан», «ПНЕК», «СНЕК», «ФНЕК», рожденный на Алматинском домостроительном комбинате в 1987 - 1988 годах. Не отрицаю, что я был душою в рядах президентской партии. Но однажды выяснилось, что у них даже нет решения, что я член этой партии.

– И вы на это обиделись и ушли?

– Ничего подобного. Вы должны были уже меня понять: я не из тех, кто обижается, тем более по таким пустякам. Просто я еще раз убедился, что у партии программа красивая, а по сути вся она состоит из инструкций отдела внутренней политики администрации президента.

Аппаратные микровожди, современные молодые Черненко, не нюхавшие пороха, извините, жуют то, что изжевано в советском прошлом КПСС. У нур-отановцев одна задача – создать партийную видимость там, где появляется глава государства. Людям хочется пообщаться с президентом, которого они действительно уважают, а потому изображают из себя нур-отановцев: машут лозунгами, эмблемами, заготовленными администрацией.

А я не привык заниматься показухой, фальшивить. Работать надо так, чтобы душа пела и людей зажигало.

– Господин Абдрахманов, давайте честно. Если бы вам предложили высокую должность в «Нур-Отане» плюс депутатское кресло – согласились бы?

– Нет, ни за что. Подобные предложения были. Я отказался. Потому что мои мысли и устремления не вписываются в их методы работы.

ЕСЛИ НАЗАРБАЕВ НЕ РАЗБЕРЕТСЯ СО СВОИМ ОКРУЖЕНИЕМ, ЕГО МОЖЕТ ПОСТИГНУТЬ СУДЬБА КУНАЕВА

– Господин Абдрахманов, завершая наш разговор, хотелось бы сказать вот о чем. Вот вы хорошо говорите о демократии, и Нурсултан Назарбаев очень хорошо говорит о демократии. А что в реальности имеет Казахстан? Назарбаев находится во власти почти 20 лет, он три-четыре раза менял Конституцию под себя, продлевал срок президентского правления, парламент сделал однопартийным, молоденьких племянников, зятьев, которые ни одного дня не служили в армии, одаривает генеральскими эполетами, тем самым унижая достоинство кадровых офицеров. Как вы считаете, разве все это можно назвать демократией?

– По поводу 20 лет пребывания Нурсултана Назарбаева на посту президента. Простой пример для аналогии. Великий Ли Куан Ю почти 40 лет правил Сингапуром. Его весь мир признает и реформатором, и демократом. Так вот, он принял страну в бедном состоянии, а превратил в богатейшее и процветающее государство. Он каждый раз приходил к власти, набирая около 60 процентов голосов, в соответствии с однажды принятыми правилами.

По тем же правилам его последователи, как я знаю, удерживаются на этом посту меньше. Полтора столетия в США не было ограничений сроков пребывания на посту президента, но лишь двоим удавалось избираться более чем два раза.

Уверен, если пройдет референдум в Казахстане о продлении срока пребывания Нурсултана Назарбаева на посту президента, то большинство населения и без акимов, и без Центральной избирательной комиссии поддержат это. У окружения президента не хватило ума претворить эту идею достойно, и потому появился повод для критики.

Соревнования акимов за проценты «Нур-Отану» на последних выборах, как писала пресса, опошлили всю демократическую идею и вызвали негодование у весомой части избирателей. Аппарат добился лишь одного – в парламенте нет тех депутатов, которые задавали бы неудобные вопросы министрам, властной элите.

Они устроили себе безрисковый «дикий» капитализм в современных условиях, варварски расхищая, разворовывая вверенные им государством богатства. Они не понимают того, что тихая «аквариумная» жизнь рано или поздно закончится и что им, «золотым рыбкам», придется в будущем окунуться в «океан». От этого не уйти.

Самое смешное в этой однопартийности состоит в том, что завтра, если вдруг неожиданно произойдет смена власти, тут же все члены «Нур-Отана», которые сегодня бьют себя в грудь, заявляя о своей верности партии, - все, за очень редким исключением, побегут в партию-победительницу. И подобные метаморфозы людей мне приходилось наблюдать в жизни множество раз. А я, наоборот, ушел от них тогда, когда они чувствуют себя всесильными.

Как-то на заседании нижней палаты парламента в 2001 году, когда обсуждался проект закона о первом президенте, я сказал коллегам: «Не делайте раньше времени из Назарбаева Брежнева». И напомнил о том, что в начале 1986-го на 16-м съезде компартии Казахстана Динмухамеда Кунаева избрали первым секретарем ЦК под бурные аплодисменты и всего несколько человек проголосовали против него. Ну, а когда, буквально несколько месяцев спустя, Динмухамеда Кунаева освобождали от занимаемой должности, лишь несколько человек отважились подойти к нему и поздороваться. От него шарахались, как от зачумленного. Так что, час «икс» поставит свою оценку нынешней однопартийности.

Что касается родственников президента. Свое специфичное, особое мнение я говорил им самим, при встрече. Говорил и Нурсултану Назарбаеву еще в начале 1990-х. Вам же скажу, что родственники президента, также как и любой гражданин Казахстана, в соответствии с Конституцией, имеют равные и одинаковые со всеми права. Другое дело, что к ним приковано пристальное внимание общества. К ним - другие мерки. С них - повышенный спрос. И любая соринка в их глазу может быть возведена в ранг вселенской проблемы. Такое происходит во всем мире, не только у нас. Если это в полной мере понимают близкие главы нашего государства, то им честь и хвала.

Про коррупцию в стране мы говорим очень много. Она разъедает нашу государственность. К сожалению, борьба с коррупцией стала самым высокодоходным бизнесом. Посмотрите, что творится в регионах - в каких дворцах живут эти «борцы» с коррупцией? Но я верю, что можно одолеть этот недуг. Наша партия имеет свою четкую программу и на сей счет. А потому, приход к власти партии «Адилет» будет означать победу законности и справедливости. Уверяю вас.

Заканчивая, я хотел бы сказать вот о чем. Все-таки у Казахстана по сравнению с другими центральноазиатскими государствами есть определенные подвижки на пути к демократии. Хотя согласен, что за 17 лет мы могли бы сделать куда больше.

– Господин Абдрахманов, спасибо вам за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG