Доступность ссылок

В России только создается впечатление свободного телевидения, но на самом деле с государственных телеканалов исчезли аналитические программы о политике Кремля, нет правды о российско-грузинской войне, времена честных расследований миновали.

ПЯТЬ МИНУТ ПОЗОРА

На экране телевизора пожилая женщина в бедном убранстве, ей лет под восемьдесят. Это осетинка, живущая в Цхинвали, свидетельница трагических событий российско-грузинской войны прошлого года.

Она поведала, как в ее жилище ворвались грузинские военные. «Они были в американской униформе, с американскими автоматами, - говорит она. – У них еще был там инструктор главный. Он отдавал команды по-английски...»

Камера без движения следит за рассказывающей женщиной. Корреспондент не перебивает. Он не спрашивает, как она, не видевшая в своей жизни ничего, кроме своей коровы, - откуда она знает, чья это униформа и чье оружие и как она могла определить, что команды отдавались именно по-английски.

Корреспондент знает, почему надо молчать. Потому что именно он и его съемочная группа являются авторами этой очередной теледезинформации, которая победно пройдет по государственным каналам российского телевидения.

Женщине сказали так говорить, и она говорит. Корреспондент не скрывает лица – на гостелевидении высокая зарплата, а в российских средствах массовой информации царит принцип «пять минут позора – и обеспечен на всю жизнь».

Кукла, изображающая Владимира Путина, во время съемок телешоу "Куклы" на канале "НТВ". 30 марта 2000 года.
Времена НТВ Владимира Гусинского, времена свободной прессы, честного расследования окончательно миновали. Сейчас НТВ процветает как канал желтых новостей, его журналисты расползлись кто куда, кто-то вообще расстался с профессией, кто-то брезгливо не трогает политику, а кто-то дал присягу лжи.

После того как президент Дмитрий Медведев продавил через Государственную Думу изменения в выборном законодательстве и отныне новый президент будет выбираться-назначаться на шесть лет вместо четырех, все стало цинично понятным.

Дмитрий Медведев - до 2012 года, а после Владимир Путин - еще на двенадцать, и так до 2024 года без особых изменений с той же самой властью, критериями, шкалой ценностей.

К этому прибавим, что в стране почти нет оппозиционных СМИ, а если работаешь на единичных независимых СМИ, то могут убить.

НОСТАЛЬГИЯ

Это реалии российской медийной жизни. Те журналисты вчерашних честных политических репортажей, которые остались на своих каналах, ставших исключительно пропагандистскими, перешли на социальную тематику и дважды в месяц исправно приходят в кассу.

Нет, внешне они не утратили амбиций и каждую неделю можно увидеть какое-то расследование. Например, в маленьком городке издеваются над каким-то маленьким бизнесменом.

Телевидение показывает подробный репортаж, как издеваются, кто и почему. Потом на экране появляется губернатор, обязательно член «Единой России», который уверяет, что виновных уже сняли с работы и он сам лично «поставит перед вышестоящими властями вопрос о коррупции и предложит какие-то изменения в законодательстве».

Сценарий подобных «расследований» всегда одинаков: виновные - внизу, средний начальник – хороший, но все надежды на Владимира Путина, а он всегда здесь, рядом, так что нас всех ждет светлое будущее.

Никаких обобщений, никаких вопросов, а почему именно так до сих пор живем? Высшей власти в контексте проблем не существует. Есть только «Владимир Путин посетил», «Дмитрий Медведев резко заявил».

С экрана полностью исчезли дискуссионные программы. Полный профессиональный журналистский пессимизм.

РЕАНИМАЦИЯ ПРОПАГАНДЫ

Однако есть сфера, где работают только пропагандисты. Это политические заявления и политические решения Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

Тут невозможны не только дискуссии, но и даже простейшие вопросы. Есть окончательное кремлевское решение: Россия на пути информационной войны. Телевизионная ложь отныне уже не ложь, а оружие против врага. Относительно Грузии врали ежедневно и по любому поводу. Чем абсурдней, тем лучше.

Когда в Краснодарском крае зафиксировали первый случай заболевания свиным гриппом, то на телеэкране появился «ученый», рассказавший немыслимую историю. Он заявил, что «есть сведения», что грипп пришел из Грузии, где «действовала секретная биологическая лаборатория, в которой проводились эксперименты над свиньями». Потом свиньи разбежались, скрестились с дикими свиньями, пересекли границы России – и вот получай!

Женщина со свечой скорбит о жертвах войны в Южной Осетии в августе 2008 года. Цхинвали, 8 августа 2009 года.
Врали с первой минуты грузинской войны. Показывали российские «ураганы» и утверждали, что это грузинские «грады». Ежеминутно лгали о количестве погибших: сначала - 2 тысячи, потом - 160, а сейчас - то 59, то 71.

Врали, что грузины замышляли отравить воду в Цхинвали. Заврались так, что потеряли логику. Ведь отравленная вода той же рекой должна была бы вернуться в Грузию.

К годовщине событий сделали фильм «8/8/8» - это дата начала прошлогодней войны. Именно из этого фильма тот самый рассказ бабушки, к которой ворвались «грузино-американцы»

НИКАКИХ ВОПРОСОВ К КРЕМЛЮ

Главная медийная стратегия – никаких вопросов. Дмитрий Медведев едет к Ангеле Меркель в Германию и заявляет, что Россия с президентом Украины Виктором Ющенко не будет иметь ничего общего.

И никто не может спросить, что это заявление значит. Будут ли разорваны дипломатические отношения? Или будут аннулированы какие-то соглашения? Или закроют границы и остановят авиа- и железнодорожные сообщения?

Ведь относительно Грузии такое заявление было. И главное – будет ли война? Это не шутка, ведь президент Дмитрий Медведев сказал: никаких отношений.

Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала. 6 марта 2007 года.
И еще более острый вопрос: а если Виктора Ющенко вновь изберут президентом, то означает ли это, что никаких отношений не будет еще 5, 10 или 15 лет?

Но ответов нет, как и нет никакой программы, где высшее руководство обязано отвечать на вопросы и давать разъяснения относительно важнейших проблем войны и мира и относительно их заявлений, которые могут закончиться новой войной с ближайшим соседом.

Среди российских журналистов циркулирует такая шутка: «Когда я смотрю Первый канал, то у меня такое впечатление, что с экрана на меня взирает Эрнст как на мусор». Константин Эрнст – генеральный директор Первого канала.

(Журналист Матвей Ганапольский работает в радиокомпании «Эхо Москвы». Этот комментарий написан для Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Мнения и суждения, изложенные в этом комментарии, могут не совпадать с позицией нашей редакции.)

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG