Доступность ссылок

Матери пожизненно осужденных молодых людей говорят, что их пытали

  • Болат РЫСКОЖА

Ирина Шаламова, адвокат осужденного Ивана Ручьева в Алматинском бюро радио Азаттык.

Ирина Шаламова, адвокат осужденного Ивана Ручьева в Алматинском бюро радио Азаттык.

В редакцию радио Азаттык пришли матери пожизненно осужденных молодых людей и рассказали, что суд осудил невинных людей, а полиция пытала их. Применение пыток в Казахстане не является редкостью.

ПРИГОВОР СУДА ПО НАШУМЕВШЕМУ ДЕЛУ БЫЛ СУРОВЫМ

Год назад в городе Риддере Восточно-Казахстанской области были жестоко убиты четыре человека. По факту преступления к пожизненному заключению были осуждены трое молодых ребят.

Вначале коротко о самой истории. 3 августа 2007 года в районе крестьянского хозяйства «Кедровка», на берегу реки Быструхи, в восьми километрах от трассы Риддер-Барнаул Восточно-Казахстанской области, были обнаружены тела четырех мужчин в возрасте от 19 до 28 лет с признаками насильственной смерти. Все они являлись жителями Риддера. Двое из них были ранее судимы за разбойное нападение.

По подозрению в этих убийствах 24 августа были задержаны трое молодых ребят, тоже жителей Риддера. У двоих задержанных парней в ходе обыска обнаружили обрезы, изготовленные из охотничьего гладкоствольного ружья 16 калибра. Расследование дела составило девять томов. В ходе следствия все трое признались, что убийства они совершили с целью сокрытия разбойного нападения.

24 января Восточно-Казахстанский областной суд приговорил всех троих к пожизненному заключению. Вот некоторые выдержки из приговора:

«Доводы подсудимых Ручьева И. В., Доманова А. А., Матунова И. Ю. о том, что они дали признательные показания под физическим давлением оперативников – несостоятельны. Эти доводы в суде полностью проверены и не нашли своего подтверждения. Все следственные действия проведены в соответствии с требованиями закона, с участием адвокатов, в необходимых случаях с участием понятых, прокурора города Риддера.

…Согласно протоколу очной ставки от 3 сентября 2007 года, проведенной между обвиняемыми Матуновым и Ручьевым, они полностью подтвердили ранее данные им показания. В части того, что 2 августа 2007 года по предложению Ручьева, они в группе с Домановым совершили вооруженное разбойное нападение на пункт приема металлов по адресу переулок Хлебный, 32 в городе Риддер, откуда похитили 230 тысяч тенге и сотовые телефоны…Никифорова, Кайманакова, Гуслякова и Линева. После чего вывезли последних в район «Колотушки» в 8 километрах от города Риддер, где на берегу реки Быструха совершили их убийство из обрезов ружья 16 калибра».

В протоколе также приведен факт, что подсудимый Матунов после своих признательных показаний, находясь под стражей, пытался передать подсудимому Доманову записку, где он пишет: «Я меняю показания, говорю, что как и говорил, только изменяю в том, что я не убивал, что он нам сказал, что все должны быть повязаны и каждый должен стрелять, но мы не согласились… Зачем он нам нужен, он нас втянул в эту «блудню», и хочет, чтобы мы грузились за него, а если спросит, почему дали такие показания раньше, то говори, что под давлением».

Суд приговорил всех троих к пожизненному заключению.

МАТЕРИ ГОВОРЯТ О ПЫТКАХ ПРОТИВ ИХ СЫНОВЕЙ

Родители осужденных и их адвокаты прошли все этапы апелляции, кроме последнего - надзорной коллегии по уголовным делам Верховного суда. Они думают, что и на этом этапе приговор Восточно-Казахстанского суда останется без изменения.

Вроде бы, как теперь писать на эту тему, когда все будто бы доказано, а сами осужденные будто бы признались в убийстве? Но мы, корреспонденты радио Азаттык, не могли отказать их родителям, специально приехавшим в Алматы, чтобы рассказать о грубых и существенных процессуальных нарушениях, допущенных, по их мнению, в ходе предварительного и судебного расследования, и быть
Клавдия Ручьева, мать осужденного Ивана Ручьева.
услышанными общественностью.

В «риддерском» деле, как рассказали нам матери осужденных, не обошлось без физического и психологического давления. Плюс к этому, как они уверяют, следователи и суд не учли многие факты, которые свидетельствовали в пользу осужденных. Рассказывает Клавдия Ручьева, мать осужденного Ивана Ручьева:

– В ночь со 2 на 3 августа, когда произошло убийство, мой сын ночевал дома. Это подтверждаем мы, его родители, и его жена. Мы все живем вместе. А следствие и суд наши показания не приняли к сведению. Говорили, что родственники не могут быть свидетелями. Но тогда почему не были опрошены соседи? Это же было летом. И соседи могли видеть сына в огороде, во дворе. Когда оперативники забрали сына, его в течение двух часов избивали, надевая на голову полиэтиленовый мешок. И постоянно угрожали расправой над семьей. Кто после этого не станет оговаривать самого себя?

Во время суда всплыл один странный факт. Матери убитых парней на суде неожиданно заявили, что их дети, прежде чем быть расстрелянными, были отравлены. «Таким фактом был сильно удивлен даже судья, так как в материале уголовного дела этого не было», – говорит Клавдия Ручьева. Матери убитых парней для подтверждения своих слов рассказали, что, когда они были в морге, судебно-медицинский эксперт об этом им сказал сам. Врач определил отравление по разложившейся печени убитых.

Нина Доманова, мать осужденного Анатолия Доманова.
Нина Доманова, мать осужденного Анатолия Доманова, сказала, что свидетельские показания родственников следствие полностью проигнорировало, и на ее сына тоже оказывали физическое и психологическое давление.

Ирина Шаламова, адвокат осужденного Ивана Ручьева, считает, что вина ее подзащитного не доказана следствием и что в материалах уголовного дела очень много нестыковок:

– Я хочу отметить самое главное: признательные показания у осужденных были получены в результате физического давления. А теперь обратите внимание на некоторые кричащие факты, свидетельствующие о невиновности как моего подзащитного, так и остальных двух осужденных. Во-первых, в пункте приема металла, куда якобы они пришли и обчистили сейф, не обнаружили отпечатков пальцев и следов обуви ни одного из троих. Помещение после убийства было кем-то тщательно вымыто, значит, кому-то это было нужно.

Далее адвокат Ирина Шаламова рассказала о том, что все четверо убитых перевозились убийцами на машине с одного места на другое. Значит, между ними был телесный контакт. А одежда как жертв, так и обвиняемых оказалась в идеальном состоянии. Никакого соприкосновения экспертиза не обнаружила. Жертвы были расстреляны с расстояния 20 - 30 сантиметров. И опять одежда как осужденных, так и жертв осталась в чистом виде. Адвокат Ирина Шаламова подчеркивает:

- На одежде не было ни копоти, ни крови, ни мозгового вещества, ни пороховых зерен, ни следов от газов, ни брызг ружейной смазки. Просто идеальное убийство получается. И таких противоречий, нестыковок, бездоказательных улик в деле более, чем достаточно. Я уже не говорю о том, что не были проведены судебно-баллистические исследования.

В обвинении своего подзащитного адвокат Ирина Шаламова не видит никакой логики:

– И само главное - зачем Ивану Ручьеву идти на такое страшное преступление, если он до этого никогда в жизни не совершал противоправных действий, имел постоянную работу и был отцом трех маленьких дочерей? С чего это он вдруг из-за каких-то 230 тысяч тенге (около 2 тысяч долларов) должен был стать убийцей? Это же абсолютно нелогично!

Такова, вкратце, история данного уголовного дела, после вынесения по которому сурового приговора остается больше вопросов, чем ответов.

ПЫТКИ В КАЗАХСТАНЕ БЫЛИ И ЕСТЬ

По существующей проблеме физического и психологического давления в период следствия на подсудимых со стороны сотрудников правоохранительных органов корреспонденты радио Азаттык обратились за комментариями к заведующей общественной приемной Казахстанского бюро по правам человека Инаре Алдыбаевой. Она подтвердила существование пыток, совершаемых органами дознания:

– До внесения в уголовный кодекс Казахстана 21 декабря 2002 года статьи, предусматривающей уголовную ответственность за применение пыток, в Казахстане не существовало такого состава преступления, как «пытки». Недавно мы делали запрос в генеральную прокуратуру по поводу пыток. И выяснилось, что с 2005 года по 2007 год около 15 сотрудников правоохранительных органов были осуждены за применение физического насилия во время дознания. Отсюда можно сделать вывод, что в реальности их намного больше. Но при осуждении таких следователей против них используется чаще всего другая статья – о превышении должностных полномочий.

Далее Инара Алдыбаева сказала, что очень тяжело доказать применение физического насилия над подсудимыми, потому что потерпевшие подсудимые говорят об этом слишком поздно, когда на теле не остается следов.

И потом, если на следователя поступает жалоба, то эту жалобу, как правило, проверяют его же коллеги. «А они, сами понимаете, стараются защитить своего товарища», – подчеркнула юрист Казахстанского бюро по правам человека Инара Алдыбаева.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG