Доступность ссылок

Рамазан Есергепов находится в реанимации, адрес которой знают только его супруга и КНБ


Раушан Есергепова в день пребывания Рамазана Есергепова в департаменте КНБ. Справа – их сын Тахнур. Алматы, 1 декабря 2008 года.

Раушан Есергепова в день пребывания Рамазана Есергепова в департаменте КНБ. Справа – их сын Тахнур. Алматы, 1 декабря 2008 года.

Главный редактор газеты «Алма-Ата Инфо» Рамазан Есергепов в предынфарктном состоянии попал в реанимационную палату алматинской больницы после событий с КНБ, говорит его супруга в интервью радио Азаттык.

Корреспонденту радио Азаттык удалось поздно вечером в среду, 3 декабря, переговорить с Раушан – женой Рамазана Есергепова. Она как раз возвращалась домой после посещения Рамазана Есергепова. Раушан согласилась ответить на несколько вопросов корреспондента радио Азаттык.

- Госпожа Есергепова, скажите, пожалуйста, находится ли Рамазан до сих пор в больнице «Скорой помощи»?

- Нет, он там уже не находится. Когда Рамазану стало хотя бы немного легче – удалось сбить кровяное давление с 240-120 до 180-100 – мы решили перевезти его в реанимационное отделение другой больницы, так как в больнице «Скорой помощи» условия подходят разве что для оказания сиюминутной неотложной помощи.

- А где находится эта больница, где сейчас лежит Рамазан?

- Этого я сказать не могу. Правда, о его нынешнем местонахождении знают работники КНБ. Когда мы привезли Рамазана в другую больницу и стали ждать приема у главного врача, то в этот момент заявились два молодых человека, которые представились работниками КНБ. Они без всякой очереди прошли к главному врачу, в то время, как мы в приемной с больным Рамазаном продолжали ждать главврача.

О чем работники КНБ говорили с главврачом, не знаю, но могу предположить, что они настаивали на том, чтобы он не принимал в свою больницу Рамазана. Но главврач все равно выполнил свой врачебный долг и на основании медицинских документов, которые он тщательно изучил при нас, принял в свое реанимационное отделение Рамазана. Сейчас Рамазан проходит там курс интенсивной терапии.

- Стало быть, в среду под вечер работники КНБ искали Рамазана?

- Нет, они его искали сегодня целый день. У меня такое ощущение, что работники КНБ преследуют по пятам Рамазана. Сегодня в первой половине Рамазану стало плохо. Он начал принимать свои таблетки против давления. Но ему становилось все хуже. И когда ему стало совсем плохо, он согласился, чтобы мы вызвали «Скорую помощь».

Врачи «Скорой помощи» замерили ему давление, которое оказалось 240 на 120. Они сделали ему укол, сообщили нам, что он находится в предынфарктном состоянии и отвезли в больницу «Скорой помощи», где его положили под капельницу. После того, как Рамазана туда увезли, к нам домой два раза заявлялись работники КНБ и все выпытывали, куда он подевался. Мы сказали им, что его нет дома, но они, кажется, не поверили.

- Получается, что работники КНБ думали, что Рамазан может быть у себя дома, но тем не менее, они нашли его в больнице?

- Честно говоря, мы и не скрывали того, что его доставили в больницу «Скорой помощи». Тем более, что об этом было опубликовано в интернете, в том числе и на сайте вашего радио Азаттык. Рамазан вообще не собирается скрываться от КНБ.

Но ему сегодня было так плохо, что мы не хотели того, чтобы работники КНБ беспокоили его в этот момент. Тем более, что они – такие бесцеремонные, как мы убедились на своем опыте - когда они в нашем доме под видом обыска чуть не устроили настоящий погром. Мы поняли, что такие понятия, как законность, для них не существуют.

Поэтому мы и не хотели тут же сразу выкладывать им – где находится Рамазан. А то, что работники КНБ буквально за нами заявились в больницу, куда мы перевели Рамазана, говорит о том, что они организовали настоящую слежку за ним и за нами.

- Получается, что Рамазан, судя по его вчерашнему интервью нашему радио Азаттык, в среду собирался давать показания в департаменте КНБ, а вместо этого попал в больницу. А как же теперь его обещания по даче показаний?

- Да, Рамазан сегодня собирался пойти в департамент КНБ по городу Алматы, чтобы там дать необходимые показания. Но вначале он хотел хоть как-то организовать работу офиса своей редакции. Но там после обыска, который в субботу устроили работники КНБ, все выглядело как после настоящего погрома!

Представьте себе, что нет никакой связи: ни по интернету, ни телефонной - как проводной, так и мобильной – поскольку работники КНБ поотбирали у работников редакции их сотовые телефоны. Компьютеров тоже нет! Как работать? К тому же – эта демонстрация вседозволенности со стороны работников КНБ, проявленная ими во время обыска.

Все это, конечно, произвело на Рамазана такое потрясающее впечатление, что ему резко стало плохо. И не забывайте, что он сейчас находится в достаточно тяжелом состоянии – достаточном для того, чтобы на время забыть о всяких его допросах и расспросах...

- Вы думаете, что работники КНБ своими допросами могут ухудшить состояние его здоровья. А вот доброжелательные вопросы с нашей стороны, то есть корреспондентов, наверное, не будут вредны для его здоровья или даже полезны? Хотелось бы лично у него взять хотя бы коротенькое интервью, тем более, что его история сейчас, скажем без преувеличения, находится в центре внимания казахстанской общественности.

- Нет! Что вы! Забудьте об этом! Он же находится в реанимационном отделении! Туда даже меня не допускают. Вот когда ему станет легче, тогда и можно будет подумать о том, как организовать его встречу с корреспондентами.

- Кстати, знаете ли вы о том, что в свое время следствие допрашивало Галымжана Жакиянова, лидера оппозиции, даже тогда, когда он находился в больнице. Вы не думаете, что и Рамазана следователи могут допрашивать в больничной палате?

- Повторяю, Рамазан не боится следствия и не собирается отказываться от дачи показаний. И я хочу специально, можно сказать, официально заявить, что Рамазан согласен давать показания следователям КНБ, но при одном условии – чтобы его допрашивали здесь, в Алматы. А где это будет – в больнице или в департаменте КНБ по городу Алматы – для него неважно. Важно только то, чтобы его при этом не вывозили из Алматы.

- Но как же тогда другое условие – чтобы Рамазан достаточно поправился?

- Для Рамазана это - уже другое условие, так сказать, условие второстепенной важности. Но лично я так не считаю. Я считаю, что именно это является главным условием, а уж только после выполнения этого условия можно будет заводить разговоры как о допросах со стороны следователей, так и о расспросах со стороны журналистов. Кстати, врачи говорили о том, что Рамазана нужно госпитализировать как минимум на две недели.

- Но, говорят, есть и третье условие – во всяком случае если не для бесед с журналистами, то для проведения допроса. Нам, корреспондентам радио Азаттык Розлана Таукина сообщила, что у Рамазана Есергепова появился адвокат, и что ему теперь рекомендовано, чтобы он в его отсутствие не давал никаких показаний. Что вы знаете об этом условии?

- Я тоже считаю правильным, чтобы при допросе, - даже если он будет проходить в Алматы, - Рамазан давал показания только при своем адвокате. Я слышала о том, что у него появился адвокат. Как я поняла, ему в этом оказывает помощь казахстанская демократическая общественность. К сожалению, я пока не знаю фамилии его адвоката.

Но очень рада тому, что демократическая общественность Казахстана дружно встала на защиту Рамазана. Мне поступает столько звонков, что иногда нет возможности физически отвечать на них. Если можно, то я, пользуясь случаем, хотела бы через веб-сайт радио Азаттык выразить свою благодарность всем тем, кто не остался безучастным в столь тяжелый период жизни нашей семьи. Верно говорится, что друг познается в беде.

- Спасибо за беседу.

НЕМНОГО ПРЕДЫСТОРИИ: О том, что главный редактор газеты «Алма-Ата Инфо» Рамазан Есергепов в предынфарктном состоянии доставлен в больницу «Скорой помощи» нашему радио Азаттык сообщила в среду, 3 декабря, утром президент прессозащитного фонда «Журналисты в беде» Розлана Таукина.

«Врачи требуют госпитализации Рамазана Есергепова на две недели. Что касается юридической стороны, то у Рамазана Есергепова появился адвокат», - добавила Розлана Таукина. При этом она сообщила, что директор Казахстанского фонда по правам человека Евгений Жовтис рекомендует, чтобы Рамазан Есергепов ни в коем случае не давал никаких показаний без своего адвоката. «Если одного адвоката будет недостаточно, то рассматривается вариант, чтобы Рамазана Есергепова защищал еще один адвокат», - сказала Розлана Таукина.

Розлана Таукина сообщила, что Рамазан Есергепов собирается дать показания на допросе в департаменте КНБ по городу Алматы. «Вчера Рамазан Есергепов беседовал с послом США. Посол сообщил Рамазану, что разговаривал с министром иностранных дел Казахстана Маратом Тажиным, который дал гарантию, что все действия, предпринимаемые властями в отношении Рамазана Есергепова, будут только законными, а посольство США сможет осуществлять постоянный контроль за соблюдением властями своей гарантии по соблюдению прав Есергепова», - сообщила Розлана Таукина.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG