Доступность ссылок

В интервью радио Азаттык Рахат Алиев, главный политический противник Нурсултана Назарбаева, говорит, что в стране начались тайные аресты как новая форма репрессий, что руководители оппозиции состоят на тайной службе Акорде.

- Рахат Мухтарович, наш вопрос, в первую очередь, касается заявления комитета национальной безопасности Республики Казахстан, которое появилось в сетях казахстанского интернета 23 сентября. Здесь однозначно утверждается, что есть вопросы журналистов о том, что “продолжаются преследования отдельных лиц якобы за связь с Рахатом Алиевым”. Комитет национальной безопасности утверждает, что такого явления нет, что дело Рахата Алиева уже рассмотрено, закрыто, приговор вынесен. Что можете сказать по этому поводу?

- Детально я не смотрел, не знакомился с этим заявлением. Единственное, хочу сказать, на мой взгляд, то, что в Казахстане комитет национальной безопасности занимается делом Алиева, это является прямым доказательством политической подоплёки всех уголовных преследований в отношении меня по заданию президента Назарбаева. Продолжаются репрессии не только в отношении меня, в отношении родственников моих, близких, но и доходит до абсурда.

Даже преследуется мой адвокат, который представлял меня в гражданском деле. Я не имел с ней, с Любовью Балмагамбетовой, контактов, наверное, уже более двух лет. Но все равно все люди, которые тем или иным образом были связаны со мной, подвергаются репрессиям. В том числе и ряд дипломатических работников. Это и бывший консул Казахстана в Австрии Мырзахан Салыкбаев, советник-посланник Вячеслав Денисенко. Ну, и свежий пример вот – Серик Буркитбаев.

Таким образом, конечно, если говорить о всех людях, которые работали со мной или учились, ну, тогда, надо привлекать, наверное, и главу государства, его близкое окружение, с которыми меня до последнего связывали достаточно тесные трудовые и личные отношения.

- Господин Алиев, в своей последней статье, последней по времени, заголовок – “Когда хвост вертит собакой” – вы утверждаете, что в Казахстане идут массовые тайные политические аресты. Конкретно, вы говорите о том, что якобы под домашним арестом сейчас содержатся Серик Буркитбаев, Мырзахан Салыкбаев, Людмила Балмагамбетова, Марат Табанов, Серик Нугманов, Мурат Жусипов. Можете ли вы сказать, что появилось новое политическое явление в Казахстане – тайные массовые аресты без суда?

- Это всё появилось, я хочу сказать, после гибели бывшего директора Специальной информационной службы в следственном изоляторе КНБ в городе Астане. В таком следственном изоляторе, где 24 часа ведется видео и аудиоконтроль за всеми лицами, находящимися или числящимися в следственном изоляторе. Сразу после этой гибели комитет национальной безопасности в лице Шабдарбаева придумал новую технологию: если что и случится с людьми – то это как бы не числится за комитетом национальной безопасности. Например, вот такие вот якобы домашние аресты.

КНБ арендует двух-, трехкомнатные квартиры в Алматы и в Астане, куда помещаются эти люди с охраной, без контактов с адвокатами, с родственниками. И всё это время, длительное время, они всё равно содержатся под стражей, изолируются от общества. Вот это вот – новое, ноу-хау, который придумал комитет национальной безопасности.

- Здесь вы имеете в виду гибель в июле месяце генерала КНБ Мажренова?

- Да-да.

- Скажите, пожалуйста, вот вы говорили, писали в своих комментариях, что Серик Буркитбаев стал, скорее всего, жертвой интриг со стороны нынешнего председателя КНБ Шабдарбаева.

- Я хочу сказать, что ни одна акция, ни одно действие не проводится комитетом национальной безопасности без согласования, без прямого указания руководителя страны. Фактически, всё что делает КНБ – строится на прямых указаниях президента Назарбаева. В том числе и любой арест, любое задержание, в том числе и арест Серика Буркитбаева, который до недавнего времени был помощником президента, длительное время, более полутора лет работал рядом с ним. Это говорит о том, что в Акорде происходят достаточно серьёзные дворцовые интриги.

А если говорить о подоплеке этого дела, насколько я информирован из источников в том же комитете национальной безопасности, Буркитбаев, как я и писал, перешел дорогу сыну Шабдарбаева.

- Господин Алиев, вы также говорите, в своей статье поднимаете ещё один тезис, что президент Назарбаев уже не может контролировать комитет национальной безопасности, что он уже не может поменять Шабдарбаева. Вы пишете, что зато Шабдарбаев вполне может поменять Назарбаева. То есть, в данном случае вы говорите о проблеме какого-то большого, глобального дисбаланса в управлении государством.

- Господин Назарбаев построил авторитарную власть в течении вот последних 17 лет. Власть – авторитарная, все решения в стране принимаются одним человеком, нет разделения властей, нет баланса между законодательной, исполнительной и судебной властями. И в этих условиях, конечно, как и во всех авторитарных странах, в том числе и в Содружестве независимых государств, особая роль принадлежит руководителям спецслужб. Так скажем, близким к телу, которые формируют и запугивают, с одной стороны, президента, с другой стороны, пользуясь полной бесконтрольностью, творят беззаконие и репрессии в отношении неугодных, инакомыслящих лиц.

Не секрет, что комитет национальной безопасности, его целью является именно политический сыск, именно перерождение спецслужб для работы методом полицейского сыска, методом царской охранки, жандармерии. В том числе и по радио Азаттык. Не секрет, что все телекоммуникационные центры, технические центры по коммуникациям в Казахстане регулируются исключительно комитетом национальной безопасности.

Не секрет, что блокировка сайтов продолжается, хакерские атаки. Ну, вы посмотрите, веб-сайт “Куб.инфо” продолжительное время не работает, как и другие сайты.

- Как технически это происходит? Как может наш радиослушатель представить это себе?

- Допустим, не секрет, что кто-то, так скажем, из личных врагов, даже не надо быть личным врагом, надо иметь другое мнение, отличное от Акорды, и этого достаточно, чтобы превратиться во “врага народа”, которому нет возможности свободно распространять своё мнение. Для этого вот именно и создана Специальная информационная служба, существуют специальные управления, департаменты, которые регулируют по заказу председателя блокирование информации.

- Кстати, насчет информации, насчет современных технических возможностей. Некоторые близкие к Астане средства массовой информации сообщали, что Серик Буркитбаев арестован якобы за связь с Рахатом Алиевым, что Серик Буркитбаев, будучи руководителем телекоммуникационных сетей, обеспечивал возможность незаконных прослушек телефонных разговоров, научил людей Рахата Алиева нажимать какие-то кнопки.

- Ну, это, вообще, несерьёзные комментарии, они опять идут из комитета национальной безопасности. Я хочу сказать, что исключительное право, в том числе и по внутреннему законодательству Казахстана, в проведении оперативно-технических мероприятий, а именно то, что вы говорите – телефонное прослушивание, перлюстрация почты, контроль за интернетом - лежит за комитетом национальной безопасности.

В структуре того же “Казахтелекома” даже не в курсе как происходит скачивание информации с телекоммуникационных узлов. То, что вы говорите – подслушивание телефонных разговоров, систем мобильной связи и стационарной связи – это всё делается Специальной информационной службой комитета национальной безопасности. А уже потом передается тем или иным правоохранительным органам.

Говорить о том, что Буркитбаев какое-то отношение имел, ну, такое просто невозможно.

- В том числе, господин Алиев, такие телефонные разговоры попадали и к вам. Вот в одной из ваших последних статей вы приводили якобы телефонный разговор Ертысбаева, советника президента, с некоторыми другими политиками Казахстана. Там вы упоминали, что эти телефонные записи попали к вам от человека, который недавно заплатил за них жизнью.

- Я еще раз хочу сказать, что те же люди, которые работают в том же комитете национальной безопасности, они стоят перед выбором: или информировать общественность о тех преступлениях и противозаконных акциях, которые проводят руководители администрации, правительства или промолчать, бездействовать. Ну, кое-кто, у них просто нет другого выхода. Возможно, их можно осудить за то, что это было добыто незаконным методом.

Но я считаю, что всё тайное должно быть явным. Те политики, которые руководят страной, их преступные замыслы, их преступные группировки, сообщества, о них, об их преступлениях общество должно знать. В такой стране, как Казахстан, у нас – транзитное общество, как говорится, построена авторитарная власть. Глава государства говорит одно, делает другое. Фактически нет ответственности исполнительной власти перед парламентом.

В нормальном, демократическом государстве, возможно, было бы проведено не одно парламентское слушание. К сожалению, в нашей стране никому до этого дела нет.

- Ну, генеральная прокуратура и комитет национальной безопасности провели следствие, и они объявили, что эти файлы являются фальшивкой, технической компоновкой.

- Не составляет же труда в то же самое время провести независимую экспертизу данных аудиофайлов на предмет кому они принадлежат. Есть целые экспертные службы, которые в состоянии это сделать. Ну почему тогда, у меня вопрос, был задержан ряд сотрудников, был закрытый суд, был военный трибунал в отношении ряда бывших сотрудников комитета национальной безопасности? Люди заплатили за это большой ценой, ценой нахождения под следствием и в застенках КНБ.

- Господин Алиев, вы сказали сейчас, что ваши родственники также подвергаются преследованиям, ваши сторонники только за то, что были знакомы с вами или работали под вашим началом. Недавно некоторые лидеры казахстанской оппозиции выступили с заявлением против вас. В частности, Болат Абилов упрекнул вас в некоторых уголовных преступлениях. А также жена одного из пропавших руководителей “Нурбанка” Армангуль Капашева заявила, что за ваши действия должны отвечать ваши родственники, что родственники должны отвечать за преступления своих родственников.

- Я, конечно, обеспокоен судьбой пропавших вот этих людей. Но хотел бы сказать, что в тех же аудиофайлах очень наглядно и хорошо было показано, что весь этот сценарий был произведён силовиками, в том числе и Шабдарбаевым. В телефонном разговоре с бывшим руководителем администрации Джаксыбековым они говорят именно об одном из этих людей. Где он находится – это надо спрашивать у господина Шабдарбаева. Почему они к нему не обращаются?

Второе, о тех вот лицах, как вы говорите, оппозиционных лидерах. Ну, я, вообще, не хотел говорить об оппозиции, в том числе и в Казахстане. Ну, раз вы спрашиваете, то я скажу, что в Казахстане нет реальной оппозиционной силы. Все оппозиционные партии, в том числе и партия Болата Абилова, партия и Туякбая, они спонсируются Акордой и комитетом национальной безопасности.

Все их выступления шлифуются, координируются, редактируются именно с подачи президента Назарбаева. Я это не голословно говорю, я это говорю на основании фактажного материала, который у меня есть.

- Но вот в минувшие выходные некоторые лидеры оппозиции устроили митинг в защиту казахского языка, где они довольно таки жёстко критиковали власти Казахстана.

- Я бы не стал считать, что это идёт не без участия Назарбаева. Разыгрывать национальную карту в нашем многонациональном Казахстане очень опасно, расшатывать именно в этом направлении. На мой взгляд, по-видимому, Назарбаеву необходимо на фоне кризиса в Грузии, в отношениях с Россией, в том числе и со странами СНГ, ему выгодно сейчас дать крен в сторону национальную, патриотическую, ультраправую.

Потом, через некоторое время, Назарбаев сделает какое-то заявление, что надо успокоиться, что не надо, вот, раскачивать лодку. И покажут Назарбаева таким вот выдающимся арбитром, который создает иллюзию стабильности в государстве. Именно с этим связано, на мой взгляд, такое вот развитие событий. Поживём – увидим.

- Спасибо вам за интервью, до свидания.

От редакции: Журналисты радио Азаттык обратились непосредственно и в комитет национальной безопасности, в адрес которого и высказывает Рахат Алиев критику и некоторые обвинения. Сотрудник пресс-службы КНБ Казахстана Мухтар Анарбеков, опираясь на заявление этого ведомства, отрицает версию о том, что в Казахстане осуществляются массовые аресты с политической подоплёкой. Радио Азаттык готово предоставить на суд общественности и другие мнения по поднятым в интервью Рахата Алиева проблемам.
  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG