Доступность ссылок

Генпрокуратура требует остановить перепечатку компроматов от Рахата Алиева

  • Болат РЫСКОЖА

Прокуратура под угрозой закрытия СМИ запретила публикацию компрометирующих материалов от Рахата Алиева. Сами журналисты считают, что прокуратура выполняет политический заказ вместо надзора за законностью.

Генеральная прокуратура Казахстана 13 ноября распространила свое заявление всем средствам массовой информации, что впредь за «опубликование незаконных распечаток записей телефонных разговоров граждан» редакции будут наказаны, вплоть до закрытия.

Основной упор в тексте распространенного заявления делается на личность Рахата Алиева, который якобы занимается провокационно-преступными деяниями, сбрасывая в интернет незаконные распечатки частных телефонных разговоров казахстанских граждан. В связи с этим генеральная прокуратура заявила, что «судом достоверно установлено, что Алиев и организованная им преступная группа, незаконно приобретя специальные технические средства съема информации с мобильных и стационарных устройств, вели незаконное прослушивание и запись разговоров».

Потому впредь, если какое-либо издательство позволит себе публикацию подобных материалов от Рахата Алиева или из других источников, то в отношении таких нарушителей закона «О средствах массовой информации» будут приняты самые строгие меры, вплоть до приостановки выпуска средства массовой информации, предупреждает генеральная прокуратура.

Далее генеральная прокуратура особо обратила свое внимание на две оппозиционные газеты, которые, по ее мнению, несмотря на предупреждение, продолжают публиковать сомнительные распечатки частных телефонных разговоров высших лиц страны. Это - «Свобода слова» и «Тасжарган», пояснила генпрокуратура.

Корреспонденты радио Азаттык обратились к руководству этих изданий за комментариями по поводу заявления генеральной прокуратуры.

Главный редактор газеты «Свобода слова» Гульжан Ергалиева на вопрос, считает ли редакция себя виноватой в нарушении закона «О средствах массовой информации», ответила, что не они, а сами казахстанские законодатели, власть, нарушают законы. Гульжан Ергалива говорит, что народ должен видеть власть в истинном свете:

– Законы у нас пишутся в интересах власти – это горькая истина. Было бы иначе, мы никогда не публиковали бы прослушки телефонных разговоров, которых так боятся их герои. Хотя в них они выглядят совсем не такими, какими представляются в своих креслах. На то и прокуроры, чтобы мы об этом не узнали.

Журналист Ермурат Бапи, сотрудничающий с газетой «Тасжарган», подчеркивает, что подобное требование генпрокуратуры может быть не столько юридически обязательным, сколько морально рекомендательным:

– С точки зрения закона и морали можно понять предупреждение генеральной прокуратуры. Но с другой стороны, мы хотим напомнить генеральной прокуратуре, что никогда не дружили с Рахатом Алиевым. И об этом они должны хорошо знать. Более того, такие, как Рахат Алиев и другие, при попустительстве органов правосудия бесконечно преследовали, судили, закрывали нас.

Ермурат Бапи утверждает, что уж если затронули нравственную сторону, то с точки зрения морали нельзя скрывать от народа происходящие в стране аморальные события. Когда одни, пользуясь чиновничьим креслом, крадут народных денег на миллионы долларов, в то время как другие, в частности жители алматинских окраин Шанырак, Бакай, не могут легализовать крохотный клочок земли, об этом нельзя не говорить народу, считает Ермурат Бапи.

Президент прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева убеждена, что журналисты, публикующие распечатки телефонных разговоров не виноваты в том, что они пользуются распространенной в интернете информацией. Тамара Калеева расценивает данное заявление генпрокуратуры не как юридически обязательное требование, а политически ангажированное действие:

– Такие заявления генеральную прокуратуру не красят, потому что она в данном случае занимается политикой. Обвинять средства массовой информации у генеральной прокуратуры нет никаких оснований. Ни одно из средств массовой информации не занимается прослушкой. Они берут информацию из доступных открытых источников. То есть сами они на тайну личной жизни не посягают. Если говорить о содержании этих телефонных разговоров, то там почти нет разговоров о частной жизни. В основном там идет разговор крупных чиновников, которые определяют политику страны, которые прямо или косвенно влияют на судьбы людей. И общество имеет право знать, что ждет людей, кто ими управляет и как эти чиновники работают во благо людей.

Независимый журналист Сергей Дуванов обвинил саму генеральную прокуратуру в нарушении законов:

– Я думаю, что генеральная прокуратура в данном случае сама нарушает законодательство страны, потому что нигде не сказано о том, что средства массовой информации не должны публиковать распечатки Рахата Алиева или чьи-то другие распечатки телефонных разговоров, подслушанных кем-то. То, что человек подслушал чужой разговор, – это моральная сторона вопроса. Он должен отвечать перед своей совестью. Это его проблема. С точки зрения закона нет такой статьи, которая запрещала бы средствам массовой информации публиковать подобные вещи. В данном случае генеральная прокуратура поступает абсолютно противоправно, идя на поводу политических амбиций нынешних властей.

Надо отметить, что в расшифровках неподтвержденных телефонных разговоров высших чиновников Казахстана, в том числе и президента Казахстана, некоторых лидеров оппозиции и топ-бизнесменов они выставляются в невыгодном свете. Генеральная прокуратура еще ранее объявила, что таких телефонных разговоров в природе не было, что Рахат Алиев распространяет фальшивки.

До сих пор только два деятеля, лидеры оппозиции Болат Абилов и Жармахан Туякбай признали, что голоса на аудиозаписях принадлежат им, что расшифровка текста соответствует реальности. Но они сказали, что не видят ничего предосудительного в том, что они звонили руководителю администрации президента Казахстана и искали приватной встречи. "Но эта встреча была посвящена общественной проблеме", - настаивают два этих персонажа компрометирующих материалов.

Рахат Алиев в ответ на такие опровержения заявил, что все публикуемые телефонные разговоры имели место, что они были записаны и переданы ему офицерами спецслужб, кто хочет раскрыть истинный моральный облик высших политиков Казахстана. Рахат Алиев говорит, что руководитель подразделения КНБ Жомарт Мажренов, передавший ему эти записи, погиб насильственной смертью в тюрьме КНБ. Комитет национальной безопасности сообщал, что генерал Мажренов повесился в своей камере.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG