Доступность ссылок

Хотя некоторым и не нравятся мои блоги, но факт остается фактом – вы всё равно читаете! Вот еще одна история, связанная с работой оперов, когда провинившийся офицер мстил начальнику тюрьмы убийствами заключенных-наркоманов.


НАРКОТИКИ В ОБМЕН НА ИНФОРМАЦИЮ

В тюрьмах искусственно создается видимость, что оперативные отделы не работают, так как, притупив внимание, опера могут проворачивать свои темные делишки. Вот история, произошедшая в одной тюрьме.

После ряда проколов в работе был понижен в должности заместитель начальника по режимно-оперативной работе. Он, кстати, за эту должность заплатил немалые деньги.

В первую очередь заместителя начальника по режимно-оперативной работе беспокоили собственное благополучие и необходимость вернуть вложенные в должность деньги. Вот он и не брезговал даже брать «сотовые» единицы у осужденных и продавать металлом, который те собирали тут же в лагере на промзоне. Зэки годами строили, а он разломал и вывез.

Далее пошел в лагерь поток наркоты через посылки. Стоит заметить, что до этого оперативный отдел провел плановые операции, которые спровоцировали за счет внештатных сотрудников-кумовок, и подставляли молодых контролеров и начальников отрядов. «Кумовки» просили занести за деньги наркотики, а порой использовали вслепую: зарядят тюбик из-под зубной пасты героином и просят его занести, а на входе нерадивого контролера ждут опера...

И волки, как говорится, сыты, и овцы целы: идет отчетность о борьбе с коррупцией и попутно оперативный отдел превращается в своего рода элитный клуб, приносящий прибыль, так как в нем единолично уже решают, кому пропустить наркоту, а кому – нет. Используя наркоту, они получают мощный рычаг для получения оперативной информации.

За выдачу посылок, как и за комнату свиданий, у зэков в черных лагерях отвечает определенное лицо. Обычно это протеже оперов, хотя раньше такого не допустили бы к делам, быстро бы выявили и наказали. Выявить, например, можно даже по сроку занятия делами.

Тот, кто не устраивает администрацию тюрьмы, быстро «раскручивается» за неподчинение правилам внутреннего распорядка, а значит, стоит задуматься, почему же этот «деляга» никуда не едет, не пересылается в другую тюрьму.

Вот через него, протеже, и идет разная информация – обо всем. К примеру, зэки обязаны ввести в курс события «делягу» в том случае, если проносят в тюрьму запретные вещи, ну а он, «деляга», уже частично информирует оперов. С этого имеет дивиденды: если наркоман – наркотики, если нет – свидание с родственниками или право на посылку.

Сейчас жизнь в лагерях деградировала, и зэки – новые зэки – уже с измененным, «кислотным» мышлением, воспитанные в духе телевидения, морально разлагающего людей. Это обстоятельство отражается и на тех, кто долго сидит. Ведь они тоже хотят соответствовать времени, вот и сидят, слушают, открыв рты, рассказы из жизни золотой молодежи.

Очаровываются, так сказать, – и уже сквозь пальцы смотрят на те допущения, за которые раньше жестко бы спросили. Теперь таких «упакованных» зэков целенаправленно «загоняют в косяки», чтобы они откупались, тем самым обеспечивали других, у которых, как говорится, ни родины, ни флага!

Со временем те же «коммерсы» - осужденные предприниматели, которые слова не имели раньше, теперь могут купить в свою пользу решение авторитетных зэков – нередко героином.

МЕСТЬ «ОПЕРА» ПОД НОВЫЙ ГОД

Когда «хозяин» узнал о проделках заместителя начальника по режимно-оперативной работе, то его понизили в должности. Конечно, был ряд и других причин, но главное – его интеллект не соответствовал должности.

Затаил он с того времени обиду и реализовал месть с помощью базы оперативных данных, используя свою сеть осведомителей. Вот они-то перед Новым годом нашли наркоманов, у которых не было родственников и которые никому не были нужны, и дали им раствор героина с повышенной дозой.

Что самое интересное, этот бывший заместитель начальника по режимно-оперативной работе объединил всех трех своих людей, чего в оперативной практике делать категорически нельзя. Но видать, они были повязаны: молчат до сих пор. Все трое – «смотряги»: один – за комнатой свиданий, двое – за бараками.

Первым умер дневальный в комнате свиданий, который жил в бараке одного из смотряг. Меньше чем через сутки умер второй, уже из барака второго «смотряги».

«Хозяину» пришлось приложить уйму усилий и вложить много денег, чтоб экспертиза показала «простое отравление». Все это я узнал от того, кто услышал часть фраз, но сделать ничего не смог. Если бы смог обосновать, то эта группка могла очень пострадать. Хотя «хозяин» знал, что это подстава, делать ничего не стал.

И вот спустя девять месяцев история повторяется. По той же схеме, но уже с другими участниками. Использовали уже не просто героин, а смесь метадона с героином. Действует наверняка: сначала человек впадает в кому, а потом умирает. Дозировку соблюдали строго.

Опять же всё хотели замолчать – один отравился якобы продуктами. (При этом запретили бы получать в лагере ряд продуктов в передачках, таких как сало, полуфабрикаты, молочные изделия. Но пропускать бы начали за деньги.) Второй умер якобы от эпилепсии!

Вот такие дела! И ведь операм всё сходит с рук. Так кто из них преступники? Зэки или администрация тюрьмы?

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG