Доступность ссылок

Речь бывшего министра Нурлана Искакова в суде потрясла даже сотрудника финпола


Бывший министр охраны окружающей среды Нурлан Искаков дает показания в суде. Астана, 17 августа 2009 года.

Бывший министр охраны окружающей среды Нурлан Искаков дает показания в суде. Астана, 17 августа 2009 года.

В Есильском суде Астаны приступили к допросу обвиняемых по делу бывшего руководства министерства охраны окружающей среды. Первым начал давать показания бывший министр экологии Нурлан Искаков, монолог которого длился более четырех часов.

Напомним, что бывшего министра экологии Нурлана Искакова и его заместителей Альжана Бралиева и Зейнуллу Сарсенбаева обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями и хищении бюджетных средств в размере 1,172 миллиарда тенге (около 7,8 миллиона долларов), выделенных для реализации проекта по подготовке к утилизации конденсаторов, содержащих полихлордифенил.

Во вторник, 18 августа, в Есильском районном суде Астаны начались перекрестные вопросы обвинения и защиты к бывшему министру охраны окружающей среды (МООС) Нурлану Искакову. По содержанию его ответы не отличались от выступления, озвученного им днем ранее.

«ОШИБКИ ОБВИНЕНИЯ»

Нурлан Искаков в понедельник, 17 августа, заявил, что не признает вину ни по одному из пунктов предъявленного ему обвинения в хищении бюджетных средств.

Выдвинутое против него обвинение в организации преступной группы считает «вообще абсурдом», так как он «не мог совершить его ни в силу своих личностных качеств, ни в силу разума».

Бывший министр Нурлан Искаков в суде. Астана, 17 августа 2009 года.
- Как можно спланировать создание организованной преступной группы, если проблема утилизации конденсаторов на Балхаше стала известна и обсуждалась на уровне правительства до моего прихода в министерство? – недоумевает Нурлан Искаков.

В качестве доказательств он привел те многочисленные документы правительства, различных министерств, которые, по его мнению, подтверждают, что принятие решения о государственных закупках из одного источника, разработка предварительных расчетов, технико-экономическое обоснование, проект производства работ, согласования в госорганах были проведены в 2003 - 2005 годах.

Со слов Нурлана Искакова, именно в этот период, до его прихода в министерство экологии, были приняты правительственные решения о финансировании проекта «Дарьял-У» на основе трех (!) запросов депутата нижней палаты парламента Ерлана Нигматуллина.

Кстати, депутат от Карагандинской области Ерлан Нигматуллин (брат акима области Нурлана Нигматуллина), который в течение полутора лет лоббировал идею утилизации вредных конденсаторов и периодически «наседал» на правительство с депутатскими запросами, так и не явился в суд для дачи показаний.

По мнению Нурлана Искакова, финансовая полиция в своих обвинительных выводах сделала главную ошибку, не разделив госзакупки 2007 и 2008 годов, так как «они абсолютно разные и по законодательной базе, и по ответственности чиновников».

Апеллируя к постановлениям правительства, Нурлан Искаков утверждает, что сейчас министры не принимают участие в государственных закупках, не имеют права подписи, не распоряжаются финансовыми потоками, так как являются политическими служащими.

Поэтому бывший министр считает, что органом обвинения перепутаны и неправомерно предъявлены обвинения в вопросах государственных закупок, которые не входят в компетентность министров, потому что с 28 октября 2007 года введен институт ответственных секретарей, которые и отвечают за вопросы госзакупок.

ОТВЕТСЕК РУСТЕМ ХАМЗИН

Исходя из этого, Нурлан Искаков сомневается в объективности расследования, поскольку «органом обвинения не привлечен ответственный секретарь МООС Рустем Хамзин, который, на основании материалов уголовного дела и показаний свидетелей обвинения на заседании суда, имел прямое и непосредственное участие в реализации проекта ликвидации конденсаторов на объекте «Балхаш-9».

Бывший министр охраны окружающей среды также недоумевал, почему обвинителем действия Хамзина оценены как действия рядового «свидетеля со стороны», хотя доказано, что именно из-за действий Рустема Хамзина конденсаторы до сих пор не вывезены с территории Казахстана.

Нурлан Искаков отмел показания своего главного оппонента и обвинителя Рустема Хамзина, что, мол, министр его «устно устранил от данного проекта». Ведь, по словам Искакова, ответственный секретарь был назначен распоряжением президента Казахстана.

- Как я мог отстранить Рустема Хамзина, если в этих вопросах он мне не подчинялся? И если я ему мешал работать, почему он ни разу не обратился со служебной запиской на имя президента или премьер-министра, учитывая наши неприязненные отношения? – заявил бывший министр экологии судье Ерлану Тасырову.

ПРОПАЖА 176 СТРАНИЦ

Как заявил во время допроса Нурлан Искаков, все предоставленные документы доказывают, что министерство охраны окружающей среды выполняло правительственное поручение, согласовало его со всеми госорганами и «ни на йоту» не нарушило закон».

Бывший министр экологии также усомнился в объективности расследования, так как «в деле не учтены 26 правительственных документов». Также он спросил о том, куда пропали 176 страниц из документов министерства экономики и бюджетного планирования, которые доказывают, что никаких нарушений не было.

Исходя из этого, Нурлан Искаков считает, что финансовая полиция преднамеренно не пригласила чиновников министерства экономики и бюджетного планирования в качестве свидетелей. По его мнению, при наличии доказательств о нарушении действовавшего на тот момент законодательства, вместе с министерством охраны окружающей среды к солидарной ответственности должны быть привлечены и чиновники министерства экономики.

О НЕОБЪЕКТИВНОСТИ ЭКСПЕРТИЗ

Одним из главных доказательств его и заместителей невиновности, по мнению Нурлана Искакова, является то обстоятельство, что до сих пор ни правительством, ни новым руководством министерства охраны окружающей среды не отменено ни одно его решение по этому проекту – так как «все они приняты в рамках закона».

Разгорячившись, бывший министра Нурлан Искаков напомнил судье:

- Если мы виноваты, тогда отменяйте все решения правительства, которые прошли многочисленные согласования в министерствах, отменяйте экспертные заключения РГП «Госэкспертиза» и решения обеих палат парламента о выделении финансовых средств.

Он также опроверг достаточность и объективность проведенных экспертиз, в которых не установлены ни размер ущерба государству (разница между заложенной в ТЭО стоимостью проекта и фактически выполненными работами), ни факты обналичивания средств, выплаченных фирме-подрядчику министерством.

ИСТОРИЯ С ФОТОГРАФИЕЙ

Свою связь с обвиняемым Адилбеком Жайлгановым - представителем компании «Меркурий Плюс» - бывший министр отвергает категорически.

Интересна история фигурировавшей в уголовном деле фотографии, которая попала в руки следствия после допроса журналиста газеты «Мегаполис» Владимира Кульгуськина (псевдоним – Владимир Северный, автор многочисленных публикаций по данной теме).

Бывший пресс-секретарь МООС Айгуль Султанова подтвердила, что 19 декабря 2007 года состоялась встреча корреспондента газеты в рабочем кабинете министра. По ее словам, на встрече присутствовал и Адилбек Жайлганов, который ни разу не вступил в диалог в ходе первой и последней встречи с Нурланом Искаковым.

Однако компакт-диск, предоставленный финполиции журналистом и запечатлевший министра и Адилбека Жайлганова, стал чуть ли не главным аргументом финансовой полиции о сговоре бывшего министра и компании-подрядчика.

– У меня бывало много журналистов, и его я принял лишь за фотографа, – сказал министр о встрече с представителем компании «Меркурий Плюс» в своем кабинете.

Журналист Владимир Северный также не был замечен на данном судебном процессе, хотя финансовая полиция представляет его ключевым очевидцем.

Нурлан Искаков повторно упомянул о роли прессы, в частности отвечая на публикацию в одной газете (правда, не называя издание). Он сказал, что «ему, родителям, детям и жене больно читать утверждения, что он состоял в интимной связи» с бывшим начальником финансового департамента министерства экологии Татьяной Савицкой, одной из главных фигуранток в данном деле.

Он считает 33 тома уголовного дела «дутыми», так как никто, по его словам, из более чем допрошенных ста свидетелей обвинения не указал, что он или его заместители «каким-то образом влияли на решение вопроса в пользу ТОО «Меркурий плюс».

ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ ПОКИНУЛА БЫВШЕГО МИНИСТРА

Кстати, Нурлан Искаков поблагодарил многочисленных сотрудников министерства охраны окружающей среды за «принципиальность и честность» в ходе показаний в Есильском суде Астаны.

Нурлан Искаков также сослался на сообщение агентства «Казинформ» от 8 августа 2009 года, в котором сообщалось, что нынешний министр охраны окружающей среды Нургали Ашимов побывал и в немецком городе Дортмунд, и на объекте «Балхаш-9», где убедился в том, что большая часть конденсаторов уничтожена, а оставшиеся упакованы для транспортировки.

– Как можно нас обвинять в преступлении, если новое руководство убедилось, что все работы выполнялись? Почему эти подтвержденные факты не учитываются? Какие еще нужны еще проверки нашей невиновности? – обратился Нурлан Искаков к судье.

Также Нурлан Искаков заявил, что он «пока единственный из министров Казахстана, который добровольно (3 марта 2009 года. - Автор) подал в отставку, посчитав своим долгом не мешать следствию». Он считает, что его пять месяцев держат в тюрьме по надуманному обвинению.

В своей речи бывший министр пытался быть максимально политкорректным, но все-таки в одном месте не выдержал и сказал:

– Я не хочу и не могу подумать, что если все документы подготовлены и согласованы в полном соответствии с законами, то, может быть, законы неправильны? Или правительственные решения и постановления подталкивают нас на преступления?

В самом конце выступления Нурлан Искаков продемонстрировал анонимку, которая и стала причиной расследования финансовой полиции в отношении компании «Меркурий Плюс» и министерства охраны окружающей среды.

ПОСЛЕ ДОПРОСА

Нургуль Жандосова, жена Нурлана Искакова. (Фото из семейного альбома.)
Жена бывшего министра Нургуль Жандосова не скрывала в перерыве своего оптимизма:

- Мой муж вначале волновался, но потом взял себя в руки. Все-таки он у меня академик.

Бывший пресс-секретарь министерства окружающей среды Айгуль Султанова, наблюдая, как Нурлан Искаков читает и цитирует документы, с грустью заметила, что «у шефа в тюрьме явно прогрессирует дальнозоркость».

Сотрудник финансовой полиции, постоянно присутствовавший в ходе процесса в течение двух месяцев, был глубоко задумчив. В какой-то момент он обхватил голову и сидел согнувшись, а после выхода из зала суда он шел медленно по аллее и долго с кем-то разговаривал по мобильному телефону.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG