Доступность ссылок

Суд по делу Нурлана Искакова выявил, что яд уже проник в бассейн озера Балхаш


 Нурлан Искаков, бывший министр экологии, покидает скамью подсудимых Есильского районного суда города Астаны. 2 июля 2009 года.

Нурлан Искаков, бывший министр экологии, покидает скамью подсудимых Есильского районного суда города Астаны. 2 июля 2009 года.

Продолжается рассмотрение дела против бывшего руководства министерства экологии. Чиновники ведомства на заседании продолжали страдать амнезией, и им демонстрировали рабочие документы с их подписями по данному проекту.

АДВОКАТ ГОВОРИТ О «НЕПРИЯЗНЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ» ОБВИНЯЕМОГО И СВИДЕТЕЛЯ

Показания свидетелей по данному делу крайне противоречивы и основаны большей частью на воспоминаниях и устных разговорах. Однако среди свидетельств есть те, что позволяют двоякое трактование сути дела.

В первую очередь, это связано с личностью бывшего ответственного секретаря министерства охраны окружающей среды Рустема Хамзина. На суде и в ходе следствия один из важнейших свидетелей отрицал свое участие в проекте утилизации конденсаторов до лета 2008 года, однако выяснилось, что согласно указу президента Назарбаева от 27 июля 2007 года именно на Рустема Хамзина были возложены полномочия по руководству конкурсной комиссией.

По мнению адвоката Розы Куанышбаевой, имеющиеся у защиты документы позволяют утверждать, что из-за неприязненных отношений с экс-министром Нурланом Искаковым, когда «коллектив раскололся надвое» ответственный секретарь «тормозил вывоз конденсаторов, а в декабре 2008 года вернул в государственный бюджет средства, выделенные на оплату транспортных услуг, как неосвоенные, несмотря на письменное разрешение следственных органов».

По утверждению защиты, именно за подписью Рустема Хамзина, а не министра Нурлана Искакова в 2008 году подрядчику ежемесячно
Ерлан Тасыров, судья Есильского суда города Астаны. 2 июля 2009 года.
выплачивались финансовые средства согласно представленным актам выполненных работ.

Общая сумма выплаченных средств в 2008 году превысила 900 миллионов тенге (около 6 миллионов долларов), и никто из свидетелей не опроверг то обстоятельство, что работы выполнялись в срок и с требуемым качеством.

Адвокаты экс-главы министерства охраны окружающей среды Нурлана Искакова заявили нашему радио Азаттык, что для соблюдения объективности следствие должно было возбудить уголовное дело и в отношении ответственного секретаря Рустема Хамзина, который сейчас проходит по следствию только как свидетель.

Известно, что в кабинете бывшего вице-министра Зейнуллы Сарсенбаева в ходе обыска финансовой полицией было извлечено письмо директора компании «Меркурий Плюс» Виктора Лайса от 25 февраля 2008 года на имя премьера Карима Масимова, руководителя администрации президента Аслана Мусина, в генеральную прокуратуру, КНБ, МООС и партию «Нур Отан». В этом письме он жалуется, что «руководство МООС в лице Хамзина Рустема старается блокировать работу фирмы путем назначения всевозможных проверок и задержки перечисления средств за уже выполненную работу».

Бывший директор предприятия, который сейчас находится в бегах, прямо пишет, что «в начале 2008 года он (Рустем Хамзин. - Автор) дал понять, что скоро его назначат министром и этот контракт будет исполнять «его фирма», но если Меркурий Плюс хочет дальше работать, то я должен выполнить определенные условия и написал мне карандашом «15%».

Свидетель Евгений Сариев в зале Есильского районного суда города Астаны. 2 июля 2009 года.
Это письмо, не подкрепленное никакими доказательствами, можно отнести к той же категории сомнительных «доказательств» антикоррупционного дела, но имеет одно важное свойство – оно написано задолго до возбуждения уголовного дела, в отличие от путаных показаний других свидетелей, полученных в ходе следственных допросов.

Удивительно, но 2 июля 2009 года на суд были вызваны также предприниматели города Караганды Евгений Сариев и Юрий Баер, через фирмы которых компания «Меркурий Плюс» обналичила свыше 560 миллионов тенге (около 3,7 миллиона долларов). Они вспомнили о словах отсутствующего Виктора Лайса, что деньги были предназначены для вывоза в Астану в министерство охраны окружающей среды. На вопросы защиты о сумме выплаченных штрафов и налогов за незаконные операции, связанные с подделкой служебных документов и занятием лже-предпринимательством, они ответить не смогли.

Финансовая полиция не возбудила в их отношении уголовного дела, и они также проходят в процессе лишь в качестве свидетелей обвинения.

ОДИН СВИДЕТЕЛЬ ССЫЛАЕТСЯ НА ПЛОХУЮ ПАМЯТЬ, А ДРУГОЙ – НА ЗДОРОВЬЕ

Что касается бывшего вице-министра Альжана Бралиева, то все сослуживцы, даже Рустем Хамзин, характеризовали подсудимого как высокопрофессионального специалиста и практически отказались свидетельствовать против него.

Академик Борис Раюшкин, свидетель на суде против Нурлана Искакова. Астана, 2 июля 2009 года.
Единственным серьезным свидетелем обвинения против экс-вице-министра Альжана Бралиева, который был председателем конкурсной комиссии в 2007 году и отвечал за распределение 385 миллионов тенге (около 2,6 миллионов долларов), стал доктор и академик Борис Раюшкин. Суть показаний 74-летнего ученого свелась к тому, что, будучи научным сотрудником Казахстанской палаты экологических аудиторов, он выдал вместе с коллегами экспертное заключение о безальтернативности выбора компании «Меркурий Плюс» в качестве подрядчика утилизации.

Престарелый ученый было взволновался, когда ему зачитали показания, полученные в ходе следствия, в которых он вспомнил, что «директор нашей фирмы, академик Андрей Корчевский говорил о каком-то отделе МООС и о А. Бралиеве». На суде он отказался подтвердить достоверность своих предыдущих показаний, ссылаясь на свою память.

Ключевой свидетель, директор фирмы «Центр охраны здоровья и экопроектирования», выдавшей экспертное заключение и оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС), Андрей Корчевский на суд не явился в связи с болезнью и необходимостью лечения.

В своем ответе по электронной почте нашему радио Азаттык он подтвердил, что находится на лечении за границей, и сообщает:

«Лично я неоднократно подчеркивал на следствии, что мы не можем восстановить, кто обратился к Казахстанской палате экологических аудиторов по поводу подготовки мнения касательно компании «Меркурий плюс». Министерство часто обращалось к нам тогда с различными вопросами, и это делалось на уровне исполнителей, рядовых сотрудников. Это могут подтвердить очень многие в министерстве».

На просьбу конкретизировать свои показания против бывшего вице-министра Альжана Бралиева, на основе которых поднимается
На втором плане - Альжан Бралиев, бывший вице-министр экологии на скамье подсудимых. Астана, 2 июля 2009 года.
вопрос о меркантильном интересе топ-чиновника к проекту, Андрей Корчевский ответил:

«Единственно, кому такое письмо могло понадобиться, мог быть председатель конкурсной комиссии. Если он хотел поинтересоваться мнением ученых. Рядовые члены комиссии, как люди технические, прекрасно понимают, что такое письмо никакой роли не играет в госзакупках. А вот руководитель комиссии мог на тот момент психологически подстраховаться, какие-то еще письма запросить и так далее. Так вот, председателем конкурсной комиссии на тот момент являлся Бралиев. Так я и сказал следствию – от кого мог быть такой звонок? Из конкурсной комиссии, от Бралиева - так мы подумали, заключили. Но, повторяю, лично Бралиев ко мне не обращался, лично я ему никаких писем не передавал».

Академик Андрей Корчевский так и не ответил, в какой стране он находится за границей, но свою расширенную оценку событий он уже высказал в статье «Молчать дальше не имею права».

Комментируя нашему радио Азаттык качество представленных доказательств виновности руководства министерства охраны окружающей среды, адвокаты обвиняемых дружно заявляют, что на основе устных показаний и представленных документов, можно «сажать» практически любого чиновника в Казахстане.

В частности, Ермек Бектасов заявил, что «было законное поручение премьер-министра и было его исполнение». Некоторые из них осторожно замечают, что если решение правительства о выделении денег на утилизацию конденсаторов было незаконным, то на скамье подсудимых должны оказаться и руководители министерства экономики и бюджетного планирования – главного исполнителя решения правительства. На тот период министром был Карим Масимов.

КАК МИНИСТЕРСТВО ОХРАНЯЕТ БАЛХАШ ОТ ПОЛИХЛОРДЕФИНИЛА?

Среди многочисленных показаний никто не обратил внимания на крайне важную информацию эксперта компании «Центр охраны здоровья и экопроектирования» Натальи Франковской. Она сообщила суду, что в ходе подготовки ОВОС по проекту утилизации, ею лично после отбора проб на территории радиолокационной станции «Дарьял-У» было выявлено, что полихлордефинил (ПХД) был обнаружен не только на складе и по периметру полигона, но даже в воде озера Балхаш.

Позже она сказала нашему радио Азаттык, что уже весной 2007 года содержание полихлордефинила в прибрежной воде превышало предельно-допустимые концентрации в тысячу раз. Она сообщила, что ПХД был выявлен и в почве, и в воздухе, и даже в мясе дикой перепелки на территории радиолокационной станции «Дарьял-У». По ее словам, местные рыбаки и сотрудники компании «Меркурий
Так выглядит бывшая радиолокационная станция «Дарьял-У» на побережье озера Балхаш.
Плюс» также употребляли в пищу рыбу, добытую в непосредственной близости от объекта.

Таким образом, Казахстан запоздал с утилизацией ПХД, который уже проник в водный бассейн озера Балхаш. По логике вещей, местное управление экологии, министерство окружающей среды, рыбинспекция должны были принять экстренные меры по установлению карантина в этом районе Балхаша.

Но в сутолоке интриг и подковерной войны в стенах министерства охраны окружающей среды и последующих событий вокруг высоких персон это важнейшее обстоятельство оказалось вне поля внимания следственных и уполномоченных органов. Из-за начавшейся тяжбы, с марта 2009 года охрана объекта снята, а оставшиеся конденсаторы на объекте «Дарьял-У» охраняются электриком Вадимом Огуреевым фактически в одиночку.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG