Доступность ссылок

Спустя два года два менеджера “Нурбанка” так и не найдены, стороны остаются при своём мнении


Билборд "Нурбанка" на здании у площади Республики. Алматы, декабрь 2008 года.

Билборд "Нурбанка" на здании у площади Республики. Алматы, декабрь 2008 года.

Прошло два года, как пропали без вести два банкира - Жолдас Темиралиев и Айбар Хасенов. Судьба двух менеджеров за эти два года так и не выяснена. Армангуль Капашева и Рахат Алиев, ключевые фигуры событий, отвечают на вопросы нашего радио Азаттык.

Супруга Жолдаса Темиралиева, Армангуль Капашева, ведет розыск пропавших банкиров с тех драматических дней января 2007 года. Рахата Алиева беспокоит не только судьба двух банкиров, но и таинственная гибель одного генерала КНБ и пропавшая журналистка. Радио Азаттык провело интервью с Армангуль Капашевой, которая для розыска мужа и его коллеги, Айбара Хасенова, организовала общественную организацию.

Другой целью фонда является содействие экстрадиции в Казахстан Рахата Алиева, которого на родине еще называют “венским сидельцем” за то, что он остался жить в столице Австрии, где был послом Казахстана. Рахат Алиев по нескольким тяжелым обвинениям, в том числе и за похищение банкиров, был заочно осужден на 40 лет тюремного заключения. По этому делу репрессированы десятки людей.

Радио Азаттык задало несколько вопросов и Рахату Алиеву, а также получило разъяснения от руководителя пресс-службы комитета национальной безопасности Кенжеболата Бекназарова и пресс-секретаря министра внутренних дел Багдата Кожахметова.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ АРМАНГУЛЬ КАПАШЕВОЙ

- Госпожа Капашева, 31 января исполняется два года, как ваш супруг Жолдас Темиралиев и его коллега Айбар Хасенов пропали без вести. За эти годы, долгие месяцы ожидания и надежд, что изменилось в вашей жизни, есть ли какие-то результаты ваших поисков?

- Изменилось, конечно, многое. Самое главное - пропал мой муж, отец моих детей. Его родители потеряли сына. Они тоже беспокоятся. Но они все надеются и ждут. Тем более что он единственный сын.

Очень много изменилось. Можно сказать, что наша жизнь перевернулась с ног на голову. Конечно, в первые месяцы было очень страшно. И тем не менее мы продолжали настаивать на своем, не сдавались и думаем, что это было правильно в действительности.

Армангуль Капашева проводит очередную пресс-конференцию против Рахата Алиева. Алматы, 5 января 2009 года.
Мы все еще верим, надеемся и ждем. В газете “Жас алаш” ее корреспондент опубликовал 20 января интервью с ясновидящим мальчиком, который тоже сказал, что люди живы. Мы с этой надеждой и живем.

Я раньше была домохозяйкой. Как подобает восточной женщине, я в основном занималась воспитанием детей, домашними делами, а теперь мне приходится быть и за папу, и за маму своим детям. Приходится заниматься еще и общественными делами.

- Госпожа Капашева, расскажите, пожалуйста, о фонде, который вы создали, как вы утверждаете, для защиты людей от незаконных действий Рахата Алиева и его людей.

- Да, мы о создании этого фонда объявили еще в декабре. Главная цель нашего фонда - найти Жолдаса Темиралиева и Айбара Хасенова. А для этого нужно добиться выдачи тех людей, которые их похитили. Это - Рахат Алиев, Альнур Мусаев, Вадим Кошляк, которые сейчас скрываются в Вене. Эта “тройка” вывозила их, и именно они знают, где сейчас находятся Жолдас и Айбар.

И мы хотим этого добиться с помощью нашего фонда. Уже есть обращения людей, которые также пострадали от Рахата Алиева. Ведь не только мы, семьи Жолдаса Темиралиева и Айбара Хасенова, пострадали. Есть еще много других, которых Рахат Алиев с помощью финансовой полиции осудил, у кого-то отобрал имущество и так далее.

Вот это все потихоньку, тяжело двигается, но выявляется. Только благодаря упорству, настойчивости продолжается. Приходится кричать на каждом шагу. Взять банковскую ячейку супруги Айбара Хасенова. Например, ей до сих пор не вернули деньги: “Нурбанк” ей отказал компенсировать пропажу принадлежащих ей денег.

Короче говоря, приходится бороться за все. Хотя Алмалинский районный суд вроде бы своим решением расставил все точки над і по делу о пропаже денег из банковской ячейки Хасеновой. Но, тем не менее, каждую такую проблему приходится решать с битвами, судебными баталиями.

- Госпожа Капашева, с момента создания вашей организации много ли людей, которые будто бы пострадали от действий Рахата Алиева и его людей, обратились к вам за помощью?

- Обращения есть, но так как юрист был в отъезде по состоянию здоровья, их не изучали. Он недавно вернулся, и теперь мы все эти обращения рассматриваем. Я могу сказать, что уже есть обращения хотя бы тех людей, которые проходили по нашему делу и у которых права не восстановлены. Или в отношении которых судебный приговор был несправедливым, в том числе, если вы помните, был Атретхан Нияз, которого невинно осудили.

Он тоже является потерпевшим от злостных действий Рахата Алиева. На суде сторона Рахата Алиева утверждала, что его якобы задержали при выходе из банка с печатями. А на самом деле Рахат Алиев и Владимир Кошляк его избили, вскрыли сейфы, вложили ему в руки два пакета с печатями, чековыми книжками и пинком выпроводили.

А когда Атретхан Нияз в страхе спускался по лестнице, эти двое позвонили вниз, в службу охраны банка, и приказали им, что нужно задержать и сдать финансовой полиции человека, который сейчас спустится. Мол, ее сотрудники вот-вот приедут. И буквально через пять минут сотрудники финансовой полиции врываются в здание “Кен далы”.

И это происходит в воскресенье! Представьте себе. Это было 4 февраля. За пять минут они никак не могли успеть в банк. Во главе с самим генералом Курбатовым! Они преподносят это так, как будто Атретхана Нияза задержали при попытке похищения банковских печатей.

Хотя он подробно написал об этом, но никто не реагировал на то, что он сам является потерпевшим. И по вине Рахата Алиева и финансовой полиции Атретхан Нияз безвинно отсидел в тюрьме год с лишним. Теперь ему грозит, во-первых, выплата штрафа в размере около 20 миллионов тенге [около 167 тысяч долларов], во-вторых – запрет на занятие бухгалтерской деятельностью профессионально.

Несмотря на то, что Атретхан Нияз является оралманом, он сумел закончить Московский финансовый институт. Сейчас объявляется новая государственная программа по возвращению этнических казахов в страну, где приоритетной задачей ставится, чтобы оралманы были высокообразованными специалистами.

А с высшим финансовым образованием Атретхана Нияза куда уж дальше... Не всякий оралман имеет диплом института. Атретхан Нияз является высокопрофессиональным бухгалтером. Это даже сами сотрудники финансовой полиции, которые его допрашивали, признали.

Атретхан Нияз больше года просидел в тюрьме. Сколько не ходатайствовали и его адвокаты, и общественность, его даже по состоянию здоровья не освобождали.

Он “заработал” туберкулез, пока сидел. У него маленькая дочка родилась за это время. И теперь у этой крошки обнаружили туберкулез.

- Как? У новорожденного ребенка?

- Ну да, малыш имел контакт с вышедшим из тюрьмы отцом, “заработавшим” там туберкулез. Вот такие у нас дела. И подобных дел у нас хватает. К этому моменту все его апелляционные иски, надзорные жалобы отклонили. И теперь у него осталось последняя надежда – Верховный суд, в который Атретхан Нияз еще может обратиться. Чем мы сейчас и заняты.

Потому что 20 миллионов тенге штрафа ему неоткуда взять, тем более что сейчас он не может заниматься своей профессиональной деятельностью. Никакого недвижимого имущества у него нет, только дом по ипотеке.

Хотя Атретхан Нияз неоднократно писал обращения и заявлял, что Рахат Алиев и генерал Курбатов ему лично угрожали, что Рахат Алиев его пытал и угрожал выкинуть с окна пятого этажа, а пакеты с печатями ему в руки сам Рахат вложил под угрозой. Об этом он неоднократно писал всем, во все инстанции, в полицию, но они так и остались нерассмотренными.

- Госпожа Капашева, прошлой осенью в интервью нашему радио Азаттык Альнур Мусаев, соратник Рахата Алиева, на вопрос о том, где же все таки могут находиться Жолдас Темиралиев и Айбар Хасенов, заявил, что последними, кто видел Жолдаса и Айбара живыми, были Адильбек Жаксыбеков (в тот момент глава администрации президента) и председатель КНБ Амангельды Шабдарбаев.

- Да-да, он говорит о телефонном разговоре. А в этом телефонном разговоре Адильбек Жаксыбеков и Амангельды Шабдарбаев упоминают просто о них [Жолдасе Темиралиеве и Айбаре Хасенове]. Если вы помните, это было еще смутное время, когда никто не решался особо лезть в эту свару, все как бы выжидали.

Еще неизвестно, может, эти телефонные разговоры вырезаны и как-то скомпанованы? Или как?! И потом, когда люди говорят недомолвками, это еще не означает, что они их [Жолдаса Темиралиева и Айбара Хасенова] видели или с ними разговаривали. Они просто упоминают о моем муже, что, мол, это “страшная история”. Вот и все.

Они [Рахат Алиев и Альнур Мусаев] хотят все вину свалить на других. Хотя все люди утверждают, что Рахат Алиев сам лично пытал и сам лично вывозил Жолдаса и Айбара.

Рахат Алиев просто передергивает факты. Заметьте, он сам сказал, что со своим тестем поссорился уже после того, как против него было возбуждено уголовное дело. А дело было возбуждено еще 9 мая. А Рахат Алиев стал заявлять о том, что “поссорился”, что он там “претендовал на какой-то пост”, когда уже было, по-моему, 26 мая.

То есть Рахат Алиев передергивает факты. Он хочет, чтобы все выглядело именно так, будто бы гонение, уголовное дело против него возбудили уже после его “откровенного разговора” с тестем-президентом. А на самом-то деле все началось гораздо раньше.

В апреле было известно, что ведется какое-то следствие в нашу пользу.

- То есть, вы не подвергаете никакому сомнению судебное решение по делу Рахата Алиева?

- Абсолютно никаких сомнений. Вы знаете, когда все это началось, каждый день с утра мы с сестрой Жолдаса начинали с обхода иностранных посольств, ОБСЕ, с обхода наших учреждений. Каждый наш день начинался с этого и все нам в один голос говорили: “Да, мы понимаем, кто это такой!”

В той же Европейской комиссии нам говорили “Да, мы знаем, кто такой Рахат Алиев”. Даже посол Европейской комиссии, который в тот момент был в Казахстане, поднимал этот вопрос там, в Астане, то есть, он переживал за нас душой и говорил: “Почему вы до сих пор не уезжаете? Почему же вы до сих пор сидите? Это же страшный человек!”

Мы им отвечали, что не можем уехать, потому что в любой момент могут вернуться Жолдас и Айбар. То есть все были настроены против Рахата Алиева. По-моему, он уже всех “достал” к этому моменту.

- Госпожа Капашева, Альнур Мусаев также заявлял, что по почте отправил какие-то документы главе администрации президента и председателю КНБ, которые будто бы свидетельствуют о причастности Адильбека Жаксыбекова и Амангельды Шабдарбаева к исчезновению Жолдаса Темиралиева. Вы или ваши родные не обращались к Адильбеку Жаксыбекову и Амангельды Шабдарбаеву по этому поводу?

- А почему бы тому же Альнуру Мусаеву эти документы не предоставить нам?! Мы же этого все время добиваемся у них. От них мы все время добиваемся, сколько раз отец [Жолдаса Темиралиева] ездил в Вену, сколько раз к родственникам Рахата Алиева обращались, чтобы помогли нам воздействовать на них.

Нам больше ничего не нужно. Если он отпустит наших мужей, мы от них отстанем. Мы даже преследовать-то их не намерены.

- И все-таки, госпожа Капашева, вы не пытались обратиться к Адильбеку Жаксыбекову и Амангельды Шабдарбаеву за разъяснениями?

- Пытались. С Амангельды Шабдарбаевым встречался отец Жолдаса Темиралиева. Шабдарбаев не то что отрицал, он сказал, что это “за уши вытянутые доказательства”, что это все лишь ссылка на телефонный разговор.

Они бы [администрация президента, КНБ] просто вытащили бы Жолдаса и Айбара на свет и свидетельствовали бы против того же Рахата Алиева.

И напоследок я хотела бы сказать особо следующее. С бегством Рахата Алиева такое страшное понятие, как “рахатовщина”, не исчезнет. Да, действительно, люди наподобие Рахата уже привыкли к вседозволенности и безнаказанности, думая, мол, “если он может, то почему я не могу?!”.

Дурной пример всегда заразителен. То, что он пользовался, злоупотреблял всеми этими “благами”, своим исключительным положением в стране, бесспорно.

Я думаю, что мы еще услышим о подобном. История с Рахатом Алиевым далеко не самая последняя.

- Спасибо, госпожа Капашева, за интервью.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ РАХАТА АЛИЕВА


После беседы с Армангуль Капашевой у наших репортеров появилась возможность связаться и с Рахатом Алиевым, который согласился ответить на вопросы нашего радио Азаттык.

- Прошло два года с тех пор, как произошли эти противоречивые драматические события. Многих интересует главный вопрос: куда исчезли два человека? Почему спустя два года этот вопрос все еще остается без ответа? Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я хочу сказать, что меня интересует не только вопрос об исчезновении двух работников «Нурбанка»,
Рахат Алиев в его бытность послом Казахстана в Австрии. Вена, 30 апреля 2007 года.
но еще и пропажа журналистки Омаргайшы Омаршановой, которая также пропала без вести почти два года назад. Эти вопросы мне хотелось бы адресовать президенту Нурсултану Назарбаеву и его подчиненным людям, прежде всего, председателю КНБ Казахстана Аману Шабдарбаеву и бывшему руководителю президентской администрации Адильбеку Жаксыбекову. Именно об одном из людей «Нурбанка» и его судьбе говорили они в своих телефонных переговорах.

Адильбек Жаксыбеков обещал вернуться к этому вопросу после того, как он посоветуется со своим начальником. Эти записи телефонных разговоров мне передал бывший директор специальной информационной службы КНБ Жомарт Мажренов. К сожалению, он погиб при невыясненных обстоятельствах в следственном изоляторе КНБ 8 июля 2008 года.

Тоже, кстати, до сих пор не ясно, как и при каких обстоятельствах погиб генерал Жомарт Мажренов. Меня это тоже беспокоит. Вы помните, что я просил через средства массовой информации выяснить судьбу двух работников «Нурбанка».

Меня беспокоит то, что в своих политических целях президент Нурсултан Назарбаев использует различные возможности, фальсификации, фабрикации против меня и моих коллег. Это и дело о «Нурбанке», и военный трибунал.

Меня волнуют все эти закрытые суды, которые и сейчас проходят в Казахстане над тем же Сериком Буркитбаевым, над бывшим консулом в Хорватии Мырзаханом Салыкбаевым и над многими другими моими коллегами по работе и над друзьями, да и просто порядочными гражданами, которые где-то как-то высказали иное мнение в отношении президента Нурсултана Назарбаева.

- То есть, вы настаиваете на своих доводах, где вы говорите, что последними их живыми видели Амангельды Шабдарбаев и Адильбек Жаксыбеков? Так вас понимать?

- С самого начала вообще обо всем, что касается «Нурбанка», президент Назарбаев и КНБ были в курсе. Трудно предполагать, что даже в отношении меня по прошествии более четырех месяцев возбудили уголовное дело и то, только после того, как я открыто в средствах массовой информации высказался против конституционных изменений, которые провел президент Нурсултан Назарбаев с целью остаться пожизненно у власти. Президент внес изменения в Конституцию, которые дают ему возможность бесконечно находиться у власти, переизбираться в качестве президента.

- Значит, вы в основном ссылаетесь на тот самый аудиофайл, который был опубликован в подконтрольных вам веб-сайтах. Были и другие файлы. Это разговор якобы самого президента Нурсултана Назарбаева и его приближенных лиц, и другие файлы, которые попали к вам в руки, как вы говорите, через ныне покойного генерала Жомарта Мажренова?

- Конечно. Я даже считаю, что так называемый «заочный, независимый от Назарбаева» суд в своем решении, опубликованном спустя два года, даже указал, чтобы в течение семи дней уничтожить все вещественные доказательства, которые были сфальсифицированы комитетом национальной безопасности и министерством внутренних дел против меня. Самое главное, это решение судьи выставил в интернете не суд, а генеральная прокуратура. Это чистая фальсификация против меня.

Как можно комментировать решения таких судов? Никак. Разве это правосудие? Мои родственники объявлены преступниками только за то, что они являются моими родственниками. Мой отец Мухтар Алиев, известный ученый и общественный деятель, изгнан из страны. Мой двоюродный брат осужден, он приговорен условно к лишению свободы. Моя мать не имеет возможность выехать из Казахстана, сотрудники КНБ обманным путем выманили у нее паспорт, якобы на перерегистрацию. Теперь она не имеет возможность выехать дальше Алматинского аэропорта.

Комментировать решения судов по-казахстански не имеет смысла. Попробовал бы судья вынести иной приговор, чем ему приказано сверху. Мигом оказался бы где-нибудь в тюрьме в Кушмуруне.

КОММЕНТАРИИ КНБ И МВД

После интервью с Рахатом Алиевым радио Азаттык удалось взять разъяснения у комитета национальной безопасности Казахстана. Как прокомментировал по телефону из Астаны руководитель пресс-службы КНБ Кенжеболат Бекназаров, розыском пропавших Жолдаса Темиралиева и Айбара Хасенова занималось и продолжает заниматься министерство внутренних дел. Кенжеболат Бекназаров заявил:

- Во-первых, расследованием дела о «Нурбанке» занималось министерство внутренних дел. Там выводы как раз были совсем противоположные. А то, что заявляет господин Альнур Мусаев, не соответствует действительности.

По материалам следствия, последними, от кого зависела судьба двух банкиров, как раз были они – Рахат Алиев и Альнур Мусаев. И всякие такие утверждения - это попытка свалить вину на других. Это бессмысленно и бесперспективно! Все, что сказал Мусаев, это просто бред. Если у них были доказательства, то нужно было приехать и дать показания на суде.

По поводу заявления Рахата Алиева о гибели генерала Жомарта Мажренова при загадочных обстоятельствах в следственном изоляторе КНБ, пресс-секретарь КНБ Кенжеболат Бекназаров отметил, что «расследование проведено и факт его самоубийства доказан».

В связи с заявлениями Рахата Алиева и Альнура Мусаева о том, что пропавших без вести банкиров последними видели господа Жаксыбеков и Шабдарбаев, радио Азаттык обратилось в министерство внутренних дел Казахстана. На вопрос «рассматривают ли следственные органы МВД версию Рахата Алиева о причастности бывшего главы администрации президента и председателя КНБ к судьбе Жолдаса Темиралиева Айбара Хасенова?» пресс-секретарь министра внутренних дел Багдат Кожахметов заявил следующее:

- Нет, конечно. Потому что следствие доказало и есть факты, свидетели, которые говорят о том, что все-таки последними их видели именно Рахат Алиев, Альнур Мусаев и Вадим Кошляк. Как вам известно, следователи рассматривали различные версии. Но все остановились на этой версии.

- Господин Кожахметов, к этому моменту следствие МВД какими новыми данными владеет в ходе розыска пропавших банкиров?

- Следователи имеют определенную информацию, но пока все осталось на том же уровне, что годичной давности, когда последний раз их видели в момент, когда их усаживали в машину Рахат Алиев, Альнур Мусаев и Вадим Кошляк. Ну как люди, мы тоже надеемся, что они живы, что они где-то есть. Но с каждым днем этой надежды все меньше и меньше.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG