Доступность ссылок

Есть ли будущее у «Назарбаев Университета»?


Главный корпус «Назарбаев Университета». Астана, 2010 год.

Главный корпус «Назарбаев Университета». Астана, 2010 год.

Участники очередного круглого стола радио Азаттык не сошлись во мнении о необходимости создания «Назарбаев Университета». Авторы проекта считают, что он станет вузом международного образца. С ними согласны не все эксперты.


«Назарбаев Университет» уже принял около пятисот лучших студентов, сообщили инициаторы проекта. По их словам, «Назарбаев Университет» должен стать «национальным брендом Казахстана, гармонично сочетающим казахстанскую идентичность, лучшую международную образовательную модель, научную практику».

Как было заявлено, он создается по образцу самых ведущих мировых вузов. В свое время в Алматы с заявкой на международный статус по инициативе президента Нурсултана Назарбаева были открыты два вуза - Казахский институт менеджмента, экономики и планирования (КИМЭП) и Казахско-Британский технический университет (КБТУ).

Даст ли новый университет в Астане студентам качественное образование? Станет ли он центром науки? Каких специалистов будет выпускать «Назарбаев Университет»?

Эти вопросы и обсуждались на круглом столе, участниками которого стали Кадиша Даирова – вице-президент по образованию акционерного общества «Назарбаев Университет»; Бахытжан Торегожина – руководитель общественного фонда «Ар-Рух-Хак», защищающего права студентов на качественное образование; Жазира Дуйсенбекова – выпускница госпрограммы «Болашак», директор Международного координационного центра; Зауреш Батталова, бывший сенатор, долгие годы работала в сфере образования, ныне президент общественного фонда «Фонд развития парламентаризма в Казахстане».

Круглый стол ведет Султан-Хан Аккулыулы, сотрудник Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» - радио Азаттык.

УНИВЕРСИТЕТ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

Ведущий:

– Итак, Университет Назарбаева является частным или государственным? Обучение в нем будет платным?

Кадиша Даирова:


– Правильное название – «Назарбаев Университет». Он полностью является государственным научно-образовательным центром.

В том, что «Назарбаев Университет» станет брендом, никаких сомнений нет, потому что с самого начала ставилась такая четкая стратегическая задача. Во-первых, он является университетом третьего поколения в Казахстане. Первые – это отечественные университеты, которые трансформируются в соответствии с международными стандартами, причем довольно успешно, только нужно время.
В том, что «Назарбаев Университет» станет брендом, никаких сомнений нет, потому что с самого начала ставилась такая четкая стратегическая задача.


Что касается КИМЭПа и КБТУ – вопрос непростой. Говорю это как человек, который знаком с системой обоих университетов. То, что эти вузы не смогли реализовать поставленные перед ними задачи, - это не только их вина. Они, можно сказать, находились между молотом и наковальней, стараясь соответствовать международным стандартам и одновременно отвечать требованиям, предъявляемым министерством образования.

Являясь частью единой системы казахстанского образования, они должны были подчиняться требуемым стандартам образования и включать их. Но все равно я считаю, что неоднозначная информация вокруг этих вузов не совсем оправдана.

«Назарбаев Университет» – это совершенно новый университет нового поколения, и для него выделяются средства. И у нас нет сейчас платного образования. В этом году мы набрали пятьсот самых лучших студентов.

С самого начала мы ставим задачу создать университет международного класса, построенный на одном единственном принципе, предъявляемым к топ-университетам во всем мире. Это качество инфраструктуры. Оно у нас действительно первоклассное. Для этого государство выделяет немалые средства. И университет, и университетский городок строятся в соответствии с мировыми стандартами. Строит организация, имеющая опыт строительства таких студенческих городков за рубежом.

Первый наш партнер – это университет-колледж Лондона, являющийся одним из ведущих учебных заведений мира, по последнему мировому рейтингу занимает где-то четвертое или седьмое место. С этим университетом мы разрабатываем программу, которую мы решили сделать базой курса нашего бакалавриата. Наша программа просто зеркальное отображение программы этого университета, начиная с академического календаря. Начинают учиться они с 27 сентября, наши студенты также приступают к занятиям в это время.

Я буквально на днях приехала из Лондона, где работала с пятьюдесятью преподавателями, которых отобрал этот колледж. Они приедут обучать студентов «Назарбаев Университета». Это преподаватели США, Канады, Британии, Новой Зеландии. Их приезд ожидается с 8 по 19 сентября.

Бахытжан Торегожина:

- Я не так оптимистично настроена по поводу открытия «Назарбаев Университета». Иногда задуманное в действительности сбывается с точностью до наоборот.

Тот же КИМЭП и КБТУ были широко проанонсированы из самых лучших побуждений, но не оправдали возлагаемых на них надежд. Меня смутили слова вице-президента «Назарбаев Университета» о том, что эти проблемы возникли из-за того, что университеты должны соответствовать стандартам образования Республики Казахстан. То есть если «Назарбаев Университет» будет стоять над стандартами гособразования, то его постигнет участь КИМЭПа?

Когда создавали КИМЭП, он также был наделен большими привилегиями и создавался по американским стандартам обучения. А сегодня выясняется, что у его выпускников дипломы не соответствуют госстандартам, проблемы с магистратурой, переводом в другие учебные заведения и так далее.

Я хочу сказать, что для назарбаевского университета не должно быть исключения. Раз уж эти стандарты разработаны на территории Казахстана, они должны быть едины для всех. Получается, что мы наступаем на те же грабли.
Есть ли необходимость создавать в Казахстане новый университет, когда есть сто сорок один вуз с историей, высококлассными профессорами и хорошей материально-технической базой?


Есть ли необходимость создавать в Казахстане новый университет, когда есть сто сорок один вуз с историей, высококлассными профессорами и хорошей материально-технической базой?

В Алматы, к примеру, много университетов, имеющих 80-летнюю историю, ректоры которых сидят и ломают голову, как сделать достойной зарплату своим профессорам и докторам, свести концы с концами. Так какой смысл выделять из бюджета огромные деньги, чтобы обучать пятьсот студентов?

Жазира Дуйсенбекова:

– Правильно, что открывают такой университет, это следование традициям мирового сообщества. Казахстан взял на себя роль лидера на евразийском пространстве, и мы не можем не лидировать и в образовательном секторе.

По последним данным журнала «Ньюсвик», Казахстан вышел на шестидесятое место. Оценка была по пяти критериям, одним из которых было образование. А среди ста развитых и развивающихся стран мы вышли на четырнадцатое место. Это большое достижение, на котором Казахстан не должен останавливаться.

Казахстанские вузы должны интернационализироваться в ближайшие пять-десять лет, о чем говорится в послании президента и программе развития казахстанского образования до 2020 года.

То, что им не хватает для вхождения в мировые рейтинги, это научные разработки и количество международных студентов. На сегодняшний день четыре казахстанских вуза входят в рейтинги. Это Карагандинский университет имени Букетова, Евразийский университет, Казахский технический университет имени Сатпаева и КазГУ, и занимают там 500-600-е места. Это уже неплохо.

В программе «Болашак» на самом деле произошли изменения. В связи с открытием назарбаевского университета сократились бакалаврские программы. Но «Назарбаев Университет» ставит перед собой задачу готовить бакалавров международного уровня. Соответственно, деньги не сокращаются, а идут на развитие науки в Казахстане.

В целом все это можно назвать прогрессом в казахстанском образовании. Правда, нас всегда критикуют. И когда есть позитивные изменения, и когда их нет.

То, что открылся «Назарбаев Университет», - это правильный шаг. То, что есть платное образование, тоже нормально. Любой государственный университет во всем мире является самофинансирующимся, и все деньги, которые остаются у них как прибыль, идут на развитие университета. Для талантливой молодежи есть пятьсот грантов – пусть поступают. Если нет таланта, пусть платят по пятнадцать-девятнадцать тысяч долларов. Но эти деньги пойдут на развитие науки в Казахстане.

Зауреш Батталова:

– Создание университета в Казахстане традиционно начинается со строительства здания, с приобретения новейшего оборудования. А надо начинать с программы кадров, раз уж мы говорим об образовательном процессе. Надо было начинать с условий, по которым будут приниматься в данное учебное заведение студенты. К сожалению, эти вопросы не нашли исчерпывающего ответа.

Назвать заведение можно любым именем, но его нужно наполнить содержанием. Главное, построить учебный процесс таким образом, чтобы все громкие заявления о качественном образовании стали реальностью. А мы, как всегда, делаем громкие заявления, а будут ли они реализованы, неизвестно.

Вообще, сама затея с назарбаевским университетом у меня вызывает большие сомнения. Во-первых, я считаю, что кадры надо ковать у нас, в Казахстане. Потенциал казахстанских вузов позволяет нам иметь высококвалифицированных специалистов, которые в состоянии дать высококачественное образование нашим студентам.

Привлечение кадров из-за рубежа, конечно, не возбраняется, но увлекаться этим не стоит, как это демонстрирует «Назарбаев Университет», где все преподаватели будут завозиться по графику. Если в Лондоне что-то происходит в определенный день, то и у нас… Не является ли это проформой, где будут всего лишь демонстрироваться технические и финансовые возможности? Иностранные преподаватели приедут на время и рано или поздно уедут.

Еще говорят, что это государственный университет. Тогда он должен полностью финансироваться государством. Платная система образования в госуниверситете не исключается, но с нашим высоким уровнем коррупции это нежелательно. По Конституции должно быть две формы собственности – частная или государственная. Государственно-частной формы собственности у нас нет. Так что я считаю, раз университет заявлен как государственный, то должен быть полностью на обеспечении государства. Я сомневаюсь, что дополнительное финансирование будет использовано эффективно.

На сегодня коррупция в наших вузах достигла такого пика, что если раньше жаловались на поборы только студенты, то сейчас целые студенческо-преподавательские составы. Только на днях поступила такая жалоба из Таразского педагогического университета, раньше жаловался Атырауский. И таких примеров много.

Согласно заявлению его инициаторов, он должен стать национальным брендом Казахстана, гармонично сочетающим казахстанскую идентичность, лучшую международную образовательную модель и научную практику.

Как можно достичь национальной идентичности с международным педсоставом? Если говорить об образовательной модели, то даже самую лучшую модель нельзя взять и искусственно перенести в любой вуз Казахстана. В любом случае объективные и субъективные условия казахстанских реалий, наша ментальность, традиции и культура должны быть основополагающими при построении такого вуза.

Если говорить о научной практике, то на сегодня научный состав Казахстана настолько реформировался, что наука находится на последнем дыхании. Почему финансируется один вуз? Почему все средства, все имиджевые проекты направляются именно ему? Когда в Казахстане начнут думать системно?
Это все делается ради имиджа, ради одной личности, ради того, чтобы продвигать интересы и идеи определенного круга людей.


Вся система высшего образования, среднеспециального или общеобразовательного процесса должна для начала достигнуть полноценных результатов, чтобы Казахстан мог получать студентов и учащихся, которые имели бы хорошие знания, могли правильно и умело реализовывать их на практике, принести, в конце концов, пользу обществу.

На эти вопросы мы ответа не получили. Мы знаем, чьим именем называется этот вуз, с кем он собирается наладить партнерство, какие проекты на английском старается внедрить. А я хочу сказать: а вы, друзья, ни садитесь, все в музыканты не годитесь. Это все делается ради имиджа, ради одной личности, ради того, чтобы продвигать интересы и идеи определенного круга людей.


СУДЬБА «БОЛАШАКА»

Ведущий:

– Заявлено, что «Назарбаев Университет» через несколько лет может обучать четыре-пять тысяч студентов. Когда университет выйдет на этот плановый уровень, что станет с программой «Болашак»? Произойдет ли ее сокращение?

Кадиша Даирова:


- Создание «Назарбаев Университета» не означает, что будет перекрываться дорога студентам, желающим обучаться за рубежом. Более разумным и правильным – я бы даже сказала, экономически выгодным – было бы направлять талантливых студентов за границу по программе магистратуры, докторантуры и научной стажировки. Эти три программы востребованы в нашей отечественной экономике.

По моему мнению, программу «Болашак» нужно перестраивать, чтобы наши научные кадры получили возможность стажироваться в лучших лабораториях и научно-исследовательских институтах мира.

Что касается нашей кадровой политики. У нас с первых дней очень структурированная правильно выстроенная кадровая политика. Мы прекрасно понимаем, что есть хорошие кадры и в наших национальных вузах. Они также будут привлекаться к учебному процессу в «Назарбаев Университете». Правда, если смогут читать лекции на английском языке, так как язык обучения – английский.

Почему нужен такой университет? Для того, чтобы повысить конкурентоспособность наших ученых и специалистов. Мы будем готовить специалистов не только для казахстанского рынка, но и для глобальной экономики. Тогда Казахстан по праву может считаться конкурентоспособной страной.

Программа «Болашак» должна стать составной частью национальной политики по обучению и переподготовке кадров.

Бахытжан Торегожина:

– Люди, задумавшие этот проект, знали, откуда будут брать деньги. Понятно, что это большие деньги, которые уходили по программе «Болашак».

Наверное, госпожа Даирова права: перераспределение денег имеет смысл направить в правильное русло, чтобы учиться новым технологиям. Но я работаю со студентами. Зная, как они учатся, в каких условиях получают знания и кто им преподает, я смотрю на эту проблему их глазами. Поэтому у меня не вызывает доверия все это начинание.

До мировых стандартов очень даже далеко. Задумка хорошая, но если бы еще и сама власть вызывала доверие, данный проект можно было бы поддержать. Но, имея горький опыт с подобными имиджевыми проектами, создается впечатление, что через год-два оптимизм утихнет.

Жазира Дуйсенбекова:

– Сейчас идет реформа высшего образования, и она предполагает большую борьбу с коррупцией. У меня есть младшие братья и сестры, которые обучаются или уже закончили казахстанские университеты. Мы сами все там учились. Не обязательно, согласитесь, искать и находить коррумпированных преподавателей.

Если мы все время будем говорить, что у нас все плохо, коррумпировано, образование дышит на ладан, так и будет. Я считаю, что мы, как молодое поколение, должны быть оптимистичны и все-таки поддержать, как бы высокопарно это ни звучало, политику президента, который пытается бороться с коррупцией.

Правильно, что были стандарты ведущих университетов, ведь не важно, колледж ли это Лондона, Оксфорд, Кембридж и так далее. Мы - сорок седьмая страна, которая вступила в Болонскую конвенцию. Вступая туда, мы заявляем, что обучаем в школе детей двенадцать лет, а после окончания они могут поступать во все университеты мира.

Соответственно, все студенты мира могут поступать в наши университеты. Нет никакой американской, австралийской или английской системы образования. Есть международная система образования. Если сейчас будем изобретать велосипед, демонстрировать какой-то псевдопатриотизм, а если мы и казахстанский международный путь изобретем, то будет просто смешно.

Ученики отечественных школ занимают ведущие места на олимпиадах. Через меня ежегодно проходят более пятисот студентов, обучающихся по бакалаврским, магистерским и докторским программам. Наши студенты – одни из лучших: даже если они выезжают с небольшими баллами за рубеж, все равно не остаются второгодниками, у них высокая успеваемость.

Наоборот, они признают, что у нас сложнее учиться. Может потому, что там образование имеет больше прикладное значение.

«Назарбаев Университет» я не считаю имиджевым проектом, потому что нашему президенту и так достаточно статуса и имиджа. Такое восприятие внутри Казахстана ему не нужно, его и без этого вся мировая общественность признала. Ведь он не давал свое имя ни улицам, ни нефтяным проектам.
«Назарбаев Университет» я не считаю имиджевым проектом, потому что нашему президенту и так достаточно статуса и имиджа.


О программе «Болашак» мы, стипендиаты в последнее время говорили: почему такие деньги уходят за рубеж, нужно остановить отток средств. Достаточно выпускников «Болашака». Если десять лет назад эти студенты были в диковинку, то теперь они наравне с нашими выпускниками-казахстанцами борются за свое место под солнцем. Ничем особенным они не отличаются. Разве только тем, что получили международный опыт образования. То, что «Болашак» постепенно вымрет, - нормальный эволюционный процесс. Но «Болашак» будет, пока он необходим.

Зауреш Батталова:

– Планка в четыре-пять тысяч студентов уже говорит о количественном подходе. Не должен ставиться вопрос, сколько студентов должно обучаться по «Болашаку», сколько в «Назарбаев Университете».

Программа «Болашак» имеет и положительные, и отрицательные стороны. Ее выпускники, бывает, не могут найти работу в Казахстане, а ведь для их обучения за рубежом выделялись из бюджета огромные средства! Эта серьезная проблема в Казахстане. Даже президент сказал, что этих выпускников надо направлять в регионы, чтобы там они себя показали, а потом посмотреть, как их использовать дальше.

Что касается Болонского процесса, то он в Казахстане более десяти лет обсуждается. До сих пор в Казахстане не могут толком внедрить двенадцатилетнее образование. Школьное образование к этому не готово ни как в количественном составе (имеется в виду количество школ для обучения), ни в материально-техническом плане – оставляет желать лучшего состояние школ, качество учебников, квалификация педсостава.

Данная программа «Болашак» должна быть реформирована, и те, кто обучался на бюджетные средства, должны потом приносить пользу государству. Бравировать тем, что наши дети обучаются за рубежом на английском языке или в «Назарбаев Университете» будут обучаться на английском языке, – непатриотично.

Я считаю, что если гражданин Казахстана обучается на народные средства, то он должен знать, в первую очередь, казахский язык, должен быть знаком со своей экономикой, а потом уже осваивать передовые технологии, в том числе изучать английский язык.

Реформа «Болашака» в пользу «Назарбаев Университета» или наоборот – не самое важное. Важно, чтобы система образования была пересмотрена и изменена в сторону качества.

УНИВЕРСИТЕТ КАК ПОДАРОК

Ведущий:

– Сможет ли «Назарбаев Университет» дать своим студентам качественное образование?

Кадиша Даирова:


– Быть патриотом не значит обучаться только на казахском языке. Чтобы мы достигли хоть какого-то уровня, правильнее будет поучиться у других - тех, кто уже внес большой вклад в развитие мирового образования.

Мы с первых дней создаем интегрированную систему образования «Назарбаев Университета», построенную на лучших традициях и принципах наших вузов-партнеров, начиная с Гарварда, Дьюка и так далее.

Более четырех тысяч абитуриентов участвовало в конкурсе, а отобрали только пятьсот. Это только те ребята, которые отвечают самым высоким требованиям, которые, в свою очередь, диктует тот же Лондонский колледж.

Будет совершенно нерачительно и непатриотично переводить всю программу на казахский язык. Это, конечно, здорово. Но, хотя у нас есть академическая свобода, который дает нам законопроект о «Назарбаев Университете», мы ни в коей мере не забываем, что растим будущих лидеров для Казахстана.

Поэтому с первого курса наши ребята будут изучать казахский язык, со второго – историю Казахстана, а в целом наши учебные программы построены вузами-партнерами с учетом потребностей нашей экономики.

Они приезжают на две-три недели в Казахстан, делают техническо-экономическое обоснование, а потом вносят свои предложения по разработке учебных программ. Это не декларация, это совершенная концепция, которую я высказываю от имени «Назарбаев Университета».

Этот университет призван стать площадкой для апробации самых высоких образовательных экспериментов. Для того, чтобы потом помочь тем же национальным вузам подняться до мирового уровня, поднять качество преподавания в них. Большая работа проводится и в кадровой политике, мы знаем, что вуз не станет самодостаточным и признанным, если ну будет заботиться о кадрах.

Бахытжан Торегожина:

– Могу сказать, что реформирование образования без общего реформирования страны, без политического реформирования невозможно. Как раз тут говорили, что проводят очень большую реформу по искоренению коррупции в вузах. Вы знаете, очень много у нас говорится, но мало что делается.

«Назарбаев Университет» – это очередной рекламный проект, который был инициирован для того, чтобы перераспределить деньги «Болашака». Во-вторых, это было преподнесено к юбилею Нурсултана Назарбаева.
Цену высокопарных слов, прозвучавших на презентации этого университета, мы узнаем через пять-шесть лет. Это видно на примере того же КИМЭПА, КБТУ.

О проблемах, а в системе образования проблемы очень большие, говорить надо. Здесь прозвучало, что наши студенты выигрывают международные олимпиады. Это больше похоже на исключение, нежели на правило. Я сталкиваюсь с первокурсниками, которые не знают своих элементарных прав. Многие студенты, которые приходят ко мне, пишут по три ошибки в каждом слове.

Но даже они, эти победители олимпиад, выпускники Гарвардов, помыкавшись год-два, правдами и неправдами снимают с залога свое имущество и снова уезжают на Запад.

Жазира Дуйсенбекова:

– По поводу стандартов хочу сказать. А каким стандартам тогда следовать? Университеты, которые были озвучены, на двести-триста лет постарше нашей страны, не говоря уже о нашей системе образования. Если взять для себя модель образования, в любом случае надо ставить цель. Соответственно, любой новый университет должен стремиться к высоким стандартам.

Использование стандартов – это не подражание, а тот путь, которым пошли те же малайзийцы. Каждый второй захолустный вуз в регионе у них теперь предлагает двойной диплом – малайзийский и новозеландский, или английский. «Назарбаев Университет», я надеюсь, начнет такую тенденцию, которую подхватят потом другие вузы, не потеряв при этом своей идентичности.

Что касается оттока студентов, то могу сказать, что никто на самом деле на Запад не бежит. Не из-за патриотизма, а потому, что там делать нечего. Там своих умников хватает. Если в Казахстане ты как-то можешь выделиться из толпы своим дипломом, пойти работать в национальную компанию или открыть свой бизнес, то на Западе конкуренция очень высокая. Наши умники и умницы там не нужны.

Критиковать всегда легче, а конструктивно выдвинуть решение сложнее. Если есть предложения и замечания, лучше зайти на сайт министерства образования и науки и там высказать свою позицию. Они там будут счастливы.

Ведущий:

– Уважаемые участники, на этом радио Азаттык завершает свой круглый стол. Я благодарю вас за участие в нашей дискуссии!

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG