Доступность ссылок

Адвокат Мустахим Тулеев в интервью нашему радио Азаттык рассказывает о тайнах громких дел. Каким был первый заочный суд в Казахстане, что кроется за убийствами независимых журналистов и политиков? Наша беседа об этом.

Мустахим Тулеев – член городской коллеги адвокатов Астаны. До 2000 года работал заместителем следственного управления департамента финансовой полиции Астаны. Тулеев говорит, что с этой должности подал в отставку из-за конфликта с председателем Агентства по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями (финансовой полиции). Последнего адвокат причисляет к «ястребам» (по выражению самого Тулеева) Рахата Алиева.

В активе Мустахима Тулеева защита лидера оппозиции Галымжана Жакиянова, осужденного по политическим мотивам. Он был адвокатом потерпевшей стороны при трагической гибели диссидента Заманбека Нуркадилова, который, по версии властей, покончил жизнь самоубийством.

Мустахим Тулеев представлял потерпевшую сторону в деле о странной гибели в дорожно-транспортном происшествии независимого журналиста Асхата Шарипжанова. Он также защищал бизнесмена Болата Абилова в деле по фонду «Бутя-капитал», независимого журналиста Казиса Тогузбаева, оппозиционного журналиста Ермурата Бапи, общественного деятеля Жасарала Куанышалина, а также многих других.

«ВОКРУГ МУХТАРА ДЖАКИШЕВА ИДУТ ТОРГИ»

- Господин Тулеев, вслед за КНБ теперь и генеральная прокуратура заявляет, что права и интересы бывших и пока еще топ-менеджеров «Казатомпрома», которые находятся на конспиративных квартирах КНБ как свидетели, не нарушены. Так ли это?

- Как они свидетели?! Они не свидетели. Они фигуранты по «делу Джакишева». Они привлекаются, в отношении их применяются меры процессуального принуждения в виде содержания якобы под «домашним арестом».

Но это спорный вопрос. Потому что близкие родственники не подтверждают содержания их на левом берегу на одной из конспиративных квартир, принадлежащих КНБ. Хотя по телевидению показали сюжет о том, что они чуть ли не в условиях пятизвездочного отеля пребывают.

- Трехзвездочного... Мы тут говорим об июньском репортаже в эфире компании «Хабар», что они содержатся на тайных квартирах КНБ по программе свидетелей чуть ли не в условиях отеля.

- Да, чуть ли не в отеле. Фактически это был вынужденный пиар со стороны комитета национальной безопасности, чтобы пар из котла выпустить. А прокуратуре по долгу службы и назначению приходится в унисон повторять их права. Это чуть ли не идеал соблюдения конституционных прав и интересов граждан.

Но и, соответственно, там строится спекуляция на основе известных методов давления на бывших вице-президентов, чтобы они полностью «сдали» Мухтара Джакишева и обвинили его во всех грехах, о которых они сами знают или не знают. Это большой вопрос. Потому что торги же идут.
Строится спекуляция на основе известных методов давления на бывших вице-президентов, чтобы они полностью «сдали» Мухтара Джакишева и обвинили его во всех грехах, о которых они сами знают или не знают. Это большой вопрос. Потому что торги же идут...


В сюжете по выражению лиц этих топ-менеджеров национальной компании можно было понять, что они ведут себя неадекватно. Один даже чуть ли не инфаркт получил. Ему каждый день медицинскую помощь оказывают и так далее.

И они позиционируют себя истинными борцами за полезные ископаемые Казахстана, патриотами. Если они были истинными поборниками права и справедливости, то где же они раньше были? Почему они не реализовали свои полномочия в качестве вице-президентов? Почему не обратились к руководству страны, если видели нарушения или беззакония со стороны Джакишева?

Так что это просто, видимо, популизм. Видимо, были обещания со стороны сотрудников КНБ послабления им сделать.

Сотрудники КНБ, допустим, говорят, что не ограничивают свидания с родственниками. Они не имеют права ограничивать ни свидания, ни передач. Потому что это регламентировано уголовно-процессуальным законодательством так называемого правового Казахстана.

ПРИЗНАНИЯ ТОП-МЕНЕДЖЕРОВ ПО ВИДЕО

- Господин Тулеев, по телеканалу «Хабар» органы КНБ продемонстрировали видеосюжет, где топ-менеджеры компании «Казатомпром»...

- Да, я смотрел.

- Так вот, подобное «видеопризнание» может быть использовано в судебном процессе как доказательство?

- Использование, как вы говорите, «видеопризнания» в процессе как доказательства маловероятно. Оно могло бы быть использовано как видеофиксация признания только тогда, когда эти люди умерли бы, их не было бы уже в живых либо они были бы в недосягаемом пространстве, за рубежом. И тогда суд сослался бы на это обстоятельство.

Или третий случай: если бы они отказались впоследствии, во время рассмотрения дела по существу, тогда суд мог бы сказать, мол, извините, вы тогда еще, на стадии досудебного разбирательства, в виде обращения к обществу, по предложению КНБ, признавались, что оказываете содействие в разоблачении Мухтара Джакишева, а теперь говорите, что Джакишев ни в чем не виноват. Значит на вас кто-то повлиял или вы изменили свою позицию. Мы это не принимаем. Мы принимаем во внимание и на веру только то признание, которое зафиксировано на видеообращении. Могут так сказать.

А иначе это «видеопризнание» незаконно. Хотя госпожа Кульзия Кьюкова (старший помощник генерального прокурора Казахстана) говорит, что распространение телеобращения по телеканалу «Хабар» - это очень серьезно».

АДВОКАТЫ БЕЛЫЕ, ЧЕРНЫЕ И КРАСНЫЕ

- Господин Тулеев, в чем интерес КНБ, который по известным громким, но закрытым делам назначает своих адвокатов, не допуская к процессу независимых адвокатов, выбранных самими подследственными или их родственниками?

- Дело в том, что у нас адвокаты, имеющие государственную лицензию на право заниматься адвокатской деятельностью в Казахстане - и по всей видимости, во всех странах СНГ (правда, я за это не ручаюсь), - непосредственно подразделяются условно на три вида.

Это «черные адвокаты», «белые» и «красные». К «черным» адвокатам относятся те, кто имеет очень низкий профессиональный уровень, но имеет лицензию и осуществляет только чисто посреднические функции по даче взятки, склонению представителей органов дознания, следствия, прокуратуры, судов, силовых структур к принятию положительного решения того или иного дела.

«Белые адвокаты» только на основании своего профессионального мастерства, знания юриспруденции, навыков адвокатской деятельности, без каких-либо посреднических услуг, выполняют свою миссию в строгом соответствии с законом об адвокатской деятельности.

И третья группа – это «красные адвокаты». Это из числа бывших сотрудников КНБ, уволенных по разным мотивам, в том числе по собственному желанию, по выслуге лет и так далее. Либо работники силовых структур, которые поддерживают доверительные отношения с сотрудниками КНБ. И они их держат, как дежурных адвокатов.

Они выступают в двух лицах: якобы защищают интересы подзащитных, а на самом деле работают на следствие.

ДОПУСК КАК РЫЧАГ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА АДВОКАТА

- Что вы скажете по поводу допуска, который не имеют почему-то практически все, говоря вашими словами, «белые адвокаты» к секретным делам и закрытым судам по этим делам?

- Пресловутый допуск - это абсурд. Сейчас парламент ушел на каникулы. А вообще должен был этот вопрос законодательно отрегулировать. Потому что держателями государственных секретов в Республике Казахстан являются правительство и отраслевые министерства, в зависимости от рода деятельности. Допустим, министерство обороны, министерство по чрезвычайным ситуациям и так далее.

Соответственно, допуск осуществляется по постановлению следователя или дознавателя на основании заявления адвоката. КНБ только проверяет наличие либо отсутствие компрометирующих материалов, которые могут воспрепятствовать допуску соответствующими органами или министерствами в разовом порядке.

И есть специальная инструкция об оформлении допуска, которая определяет правило и порядок проведения специальной проверки. КНБ только проверяет сведения о наличии либо отсутствии компроматов на адвоката, эксперта, свидетеля и так далее и дает свое заключение. И все.

Они сейчас монополизировали эту сферу и блокируют в зависимости от своих интересов.

Вот я недавно тоже получил ответ. Я подал заявление в военную прокуратуру и генеральную прокуратуру о возбуждении уголовного дела по статье 365 Уголовного кодекса Республики Казахстан в отношении руководителя следственной группы КНБ Аманова, подполковника юстиции, за то, что он мне сообщил, что он меня не допустил к процессу по делу бывшего вице-министра обороны Маерманова.

Сейчас я добиваюсь привлечения их к уголовной ответственности и того, чтобы прокуратура отреагировала на это. Я получил разъяснение начальника ДКНБ по городу Астана Калкабаева, в котором четко написано, что функция следователя КНБ заключается в вынесении постановления о проведении спецпроверки на лицо, которое допускается к участию в следствии.

ДЕЛО ГЕНЕРАЛА МАЕРМАНОВА

- Вы будете участвовать в процессе по делу генерала Кажимурата Маерманова?

- Если КНБ не будет опять козни строить и если суд признает действие следователя КНБ незаконным. Родственники и сам Маерманов обратились ко мне по осуществлению его защиты. Соответственно, я сейчас должен реализовать эту просьбу, а меня блокируют.

Меня блокируют, потому что знают: это дело потерпит фиаско. Потому что уже израильская сторона подтвердила отсутствие события преступления. И на переговорах с президентом Израиля Шимоном Пересом Нурсултан Назарбаев тоже подтвердил, что претензий нет и так далее, что будут сотрудничать в этом деле.
Меня блокируют, потому что знают: это дело потерпит фиаско. Уже израильская сторона подтвердила отсутствие события преступления. И на переговорах с президентом Израиля Шимоном Пересом Нурсултан Назарбаев тоже подтвердил, что претензий нет и так далее, что будут сотрудничать в этом деле.


В ходе испытаний на полигоне «Сарышаган» с участием депутатов парламента генерал Бахытжан Ертаев сказал, что испытания огнем эта артиллерийская техника «Найза», «Семсер», «Айбат» зарекомендовала отлично. Так что, я думаю, время расставит все точки над «и».

Сейчас просто КНБ не хочет опростоволоситься перед президентом и хочет по минимуму натянуть обвинение по Маерманову.

- Господин Тулеев, вы успели ознакомиться с громким делом генерала Маерманова?

- Нет, ордер я представил. Но меня не допускают. Потому что мне говорят, что у меня допуска нет. А допуск...

КНБ проводит специальную проверку по постановлению следователя, а министерство обороны выдает допуск. Потому что государственные секреты принадлежат именно оборонному ведомству.

СУД НАД КАЖЕГЕЛЬДИНЫМ КАК ПЕРВЫЙ СПЕКТАКЛЬ

- Законно ли использование в Казахстане «засекреченных свидетелей»? По законодательству Казахстана или по каким-то международным нормам допускается ли использование подобных методов в судопроизводстве?

- По международным нормам или по обязательствам я не могу ничего конкретно сказать. А по действующему уголовно-процессуальному законодательству Казахстана - да, такие приемы применяются для засекречивания свидетелей. Они могут быть в разных позициях проведены: за ширмой, в условиях, исключающих узнаваемость, в масках и так далее и тому подобное.

И при всем при этом власти заявляют, что руководствуются благими намерениями в целях исключения возможного оказания давления или физического устранения того или иного свидетеля, который выступает в качестве свидетеля стороны обвинения в том или ином преступлении.

Всю эту процедуру регламентируют статьи 99 и 100 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана.

- Господин Тулеев, думается, что казахская общественность еще не забыла нашумевший процесс по делу бывшего премьера Акежана Кажегельдина, где как раз впервые использовались эти самые засекреченные свидетели. Первый в истории независимого Казахстана заочный судебный процесс был не закрытым, сам подозреваемый бывший премьер уже был в изгнании за рубежом. Но, тем не менее, в ходе процесса выступили «засекреченные свидетели». Насколько было обосновано применение «засекреченных свидетелей» на этом процессе?

- Я не эксперт, не прокурор. Но любой практикующий юрист или адвокат вам скажет, что если бы были какие-то возражения или протесты и при отсутствии самого Акежана Магжановича, а процесс был заочный, то в любом случае сторона государственного обвинения может обосновать свои приемы и методы проведения этого процесса со ссылкой на то, что свидетель обвинения все-таки исполнил свой гражданский долг и изложил позицию стороны обвинения.

Но вместе с тем у Кажегельдина есть соратники, сподвижники и так далее, которые якобы могут располагать сведениями об этом свидетеле и постараться отомстить ему за его показания, вплоть до физического устранения. Поэтому со стороны государства применяются подобные инструменты физической защиты свидетелей.

Власть свои действия может обосновать по-любому. Всякое явление можно обосновать. И в зависимости от того, как преподнести, социум поймет по-своему.

ГИБЕЛЬ АСХАТА ШАРИПЖАНОВА

- Господин Тулеев, прошло пять лет со дня трагической гибели независимого журналиста Асхата Шарипжанова, который, по официальной версии, стал жертвой банального несчастного дорожного происшествия. Тогда журналистское сообщество было уверено, что его гибель была далеко неслучайной. Трудно забыть, даже спустя годы, что после судебного процесса у всех осталось гнетущее впечатление, что виновником трагедии определили не очень здорового человека, который, было видно даже не вооруженным глазом, сам до конца не понимал, в чем его обвиняют. А у вас, господин Тулеев, какое впечатление осталось после суда?

- Относительно Асхата Шарипжанова я хочу сказать, что накануне достижения сорокалетнего возраста – в самом цветущем возрасте – он располагал сногшибательной, невыгодной для верховной власти, информацией: интервью с покойным ныне Нуркадиловым и интервью Алтынбека Сарсенбаева, которое он дал журналисту французской газеты.

Эту информацию у него похитили. Эти интервью были записаны на его диктофон, который был при нем, когда он трагически погиб. Всю информацию в его компьютере стерли, а диктофон похитили.

И сымитировали случайную автокатастрофу, которая даже близко не совпадает по своим параметрам с обычным, банальным дорожно-транспортным происшествием.
Тяжелой ценой, большими жертвами завоевывается демократия в Казахстане. Но, тем не менее, достойные сыны продолжают свою борьбу. Я думаю, что светлое будущее в нашей стране все-таки наступит.


Поэтому я еще раз хочу подчеркнуть, что тяжелой ценой, большими жертвами завоевывается демократия в Казахстане. Но, тем не менее, достойные сыны продолжают свою борьбу. Я думаю, что светлое будущее в нашей стране все-таки наступит.

УБИЙСТВО НУРКАДИЛОВА

- Господин Тулеев, вы защищали на суде лидера оппозиции Галымжана Жакиянова. Вы также защищали интересы Болата Абилова в деле по фонду «Бутя-капитал», независимых и оппозиционных журналистов, известных общественных деятелей и так далее. После завершения всех этих нашумевших дел, по прошествии определенного времени какие у вас остались впечатления?

- Впечатление относительно каждого эпизода имеет свои особенности. Потому что в этих событиях были задействованы фигуры политически значимые для нашего социума, для нашего государства в целом.

Что касается дела Жакиянова, то, разумеется, оно имело яркую, даже неприкрытую политическую подоплеку: на волне возрождающейся демократии дать урок молодым олигархам, бизнесменам, представителям государственной службы, что нужна самоцензура, не нужно проявлять инициативу, а беспрекословно слушаться верховную исполнительную власть. Чтобы все делали вид, что у нас принципы демократии реально существуют и функционируют.

Но на самом деле у нас в Казахстане семь лет тому назад сформировалась так называемая «управляемая демократия». И жертвой вот этой «управляемой демократии» оказался Галымжан Бадылжанович, со своими новаторскими идеями о децентрализации государственной власти, с конкретными предложениями о введении института выборности акимов всех уровней, депутатов - от районных маслихатов до национального парламента, судей всех уровней и так далее.

Но это не нашло поддержку, и в конечном итоге он попал в жернова политических репрессий. За свои новаторские идеи необоснованно, по надуманным мотивам получил семь лет лишения свободы. Из них три с половиной года реально отбыл в колонии и условно-досрочно освободился.

Но, тем не менее, я думаю, что его патриотические чувства, жизненный и управленческий опыт ему еще пригодятся в будущем. Я убежден, что он, уже приобретя опыт политической борьбы за реальную демократию, еще заявит о себе на предстоящих президентских выборах в 2012 году.

Что касается странного обстоятельства мнимого самоубийства Заманбека Нуркадилова, то я точно скажу, что просто придана была вот такая притворная окраска. На самом деле этот человек очень любил жизнь и никогда бы руки на себя не наложил.

Он даже легкие телесные повреждения переживал болезненно, не говоря уже о двойном выстреле в собственную грудь и контрольном выстреле в свою голову. Накануне я встречался с ним.

Я больше чем уверен, что это убийство. Физическое устранение Заманбека Нуркадилова преследовало цель взбудоражить общество и рассорить президента Назарбаева именно с демократической оппозицией, внести раздрай и так далее.

- Спасибо вам, господин Тулеев, за беседу.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG