Доступность ссылок

Мухтар Антеев: Казахов-гастарбайтеров в Санкт-Петербурге не найдешь


Президент Казахской культурной автономии Санкт-Петербурга Мухтар Антеев.

Президент Казахской культурной автономии Санкт-Петербурга Мухтар Антеев.

Президент Казахской культурной автономии Санкт-Петербурга Мухтар Антеев рассказывает, как казахи России хранят свою идентичность. Но его больше огорчают события в Казахстане, где царят временщики и дилетанты.

МОЛОДАЯ АВТОНОМИЯ

- Господин Антеев, что вы можете рассказать о деятельности Казахской культурной автономии в Санкт-Петербурге: когда она образовалась, что послужило причиной создания автономии?

- Казахская национальная культурная автономия была создана, если быть точнее, в середине 2007 года. Ее целью является объединение всех казахов, и казахстанцев в целом, для того чтобы напоминать нашим землякам о наших национальных традициях. Тех казахов, которые родились в России, обучать казахскому языку и культуре, прививать им уважение и почитание древних традиций предков.

Также создать условия для встреч и общения казахстанцев между собой, жить и сотрудничать друг с другом, помогать и развиваться.

- Господин Антеев, сколько казахов проживает в Санкт-Петербурге и сколько тех, кто считает Казахстан своей родиной?

- Точной информацией не владею, но думаю, активных казахов и казахстанцев, которые тесно общаются между собой и участвуют в деятельности национальной культурной автономии, около двух тысяч человек.

Среди членов нашей автономии, казахстанской диаспоры достаточно много деятелей науки, культуры, представителей бизнеса. Поэтому очень широк спектр деятельности членов Казахской культурной автономии Санкт-Петербурга.

- Сколько же студентов обучается в Питере? У вас есть такая информация?

- Также точную цифру не назову. Но предполагаю, что примерно одна тысяча человек из Казахстана обучаются в вузах Санкт-Петербурга.

- Господин Антеев, пожалуйста, вкратце расскажите о планах на будущее Казахской культурной автономии Санкт-Петербурга.

- На данный момент для начала полностью поставить на ноги нашу организацию. Определиться с ее структурой. Потому что мы все-таки еще молодая автономия. Наладить наши взаимоотношения и связи с другими национально-культурными автономиями, чтобы в ряде случаев совместно с ними проводить различные мероприятия, праздники.

Также планируем организовать обучение казахскому языку, а также музыкальные курсы для тех, кто желает научиться играть на домбре и других казахских национальных инструментах. И, естественно, организовать и проводить традиционные национальные
У нас есть идея построить в Санкт-Петербурге отдельный Казахский культурно-деловой центр, где могли бы размещаться генеральное консульство Казахстана, культурная автономия и представительства крупных казахстанских компаний и банков.
праздники хотя бы два-три раза в год, например, Наурыз.

Относительно других планов могу сказать, что, действительно, у нас есть идея построить в Санкт-Петербурге отдельный Казахский культурно-деловой центр, где могли бы размещаться генеральное консульство Казахстана, культурная автономия и представительства крупных казахстанских компаний и банков.

С таким предложением и идеей мы отправили письмо на имя президента Казахстана и парламенту. Надеемся, что последует какая-то реакция. В этом письме мы от них ничего не просили. Всего лишь проинформировали, что мы имеем такие намерения.

Что касается помощи официальных властей Казахстана, то мы сами пока ни к кому не обращались за какой-либо помощью. Пока еще и не нуждаемся в помощи. С генеральным консулом в Санкт-Петербурге мы в тесном сотрудничестве. Наш консул Жумабек Кеншимов по возможности помогает нам книгами, учебными пособиями. Другой помощи мы не просили.

- Господин Антеев, удалось ли вам наладить контакты с казахскими национально-культурными автономиями в других регионах России, например, в приграничных с Казахстаном областях России, как Астраханская, Самарская или Омская?

- Мы только налаживаем эти связи. Недавно мой заместитель по автономии Серик Оразов съездил в Самару, где была большая встреча представителей автономий со всей России. И мы надеемся и предполагаем в дальнейшем подобные встречи представителей автономий со всех регионов России проводить у нас, в Санкт-Петербурге.

Мы часто общаемся с казахскими диаспорами, которые проживают в Карелии, на Северо-Западе России и в Пскове, то есть на прилегающих к Санкт-Петербургу территориях России. Но в дальнейшем надеемся лучше и чаще общаться. Будет не количественно, а качественно лучше сотрудничество с казахами из других регионов.

НАДУМАННЫЕ ОШИБКИ

- Вы можете сказать, в каких конкретно регионах России еще существуют казахские культурные автономии и центры?

- К сожалению, национально-культурные автономии казахов созданы и функционируют лишь в нескольких регионах России.

Это, я полагаю, связано с теми трудностями, которые возникают при создании автономии. Поскольку процедура регистрации подобной некоммерческой организации в России очень сложная и довольно-таки длительная. И часто создаются умышленные препятствия.

Это уже признано всюду по России, что министерство юстиции России очень и очень неохотно регистрирует подобные структуры. Каждый раз, при подаче документов, министерство юстиции возвращает их назад, указывая на какие-то технические или иные несущественные ошибки, ссылаясь то на одно, то на другое.

И в результате документы нужно заново подавать, при отсутствии гарантии того, что в этот раз организацию зарегистрирует. Поэтому я думаю: тот факт, что в России мало национально-культурных автономий казахов, напрямую связан именно с этими обстоятельствами.

- Господин Антеев, с какими трудностями вам пришлось столкнуться при регистрации автономии в Санкт-Петербурге?

- Было много трудностей. Я лично готовил документы со своими помощниками и коллегами. Неоднократно подавали документы в Минюст. Но каждый раз нам отказывали в регистрации, указывая, как я уже говорил, на несущественные ошибки, в том числе технические.

При повторных попытках мы снова и снова получали отказ с уже новыми якобы ошибками. Я полагаю, что все эти «ошибки» были надуманными. Но, в конце концов, я рад, что все-таки нас зарегистрировали. Поэтому я уже не держу обиду на тех, кто несколько раз отказывал нам в регистрации.

- Радио Азаттык нередко получает информацию из России, в том числе и из Санкт-Петербурга, о том, как местные ультра-националисты, так называемые скинхеды и другие, избивают и нередко даже убивают представителей других наций и народов, кроме славянских. С подобными печальными явлениями вам не приходилось сталкиваться?

- Подобные явления в таком большом городе, как Санкт-Петербург (население северной столицы России сейчас насчитывает больше семи миллионов человек. – Автор), случаются. Но, на мой взгляд, ситуация не критическая. Отдельные случаи бывают.

Но я не помню случая, чтобы русские националисты каким-то образом в отношении казаха совершили преступление. Поскольку город большой, да, бывают, наверное, разные случаи. Но еще раз подчеркну, что казахам не приходилось быть потерпевшими от действий таких лиц.

ОТНОШЕНИЯ С ЗАКОНОМ

- Господин Антеев, вы практикующий юрист, член Международной коллеги адвокатов. Часто ли к вам обращаются за юридической помощью граждане Казахстана, казахи Санкт-Петербурга?

- Это очень интересный и своевременный вопрос. Поскольку, отвечая на него, я могу сделать сравнительный анализ ситуации с казахами и казахстанцами, в том числе относительно их поведения.

В отличие от других стран и граждан Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана или, например, того же Азербайджана, казахстанцы находятся в наиболее выгодном положении.

У казахов и казахстанцев в целом редко возникают какие-то проблемы, в том числе и с законом. Поэтому ко мне, как адвокату, в основном обращаются представители других стран и регионов, в том числе арабских, европейских. У меня даже подзащитные
Среди моих клиентов казахов очень мало, что меня радует. Поскольку казахи сами по себе особо не нарушают законы Российской Федерации. Но, возможно, это связано и с тем, что казахов все-таки поменьше, чем тех же узбеков или таджиков.
американцы есть. Из Америки звонят.

Но среди моих клиентов казахов очень мало, что меня радует. Поскольку казахи сами по себе особо не нарушают законы Российской Федерации. Но, возможно, это связано и с тем, что казахов все-таки поменьше, чем тех же узбеков или таджиков.

- Вы имеете в виду гастарбайтеров?

- Да, в России все казахи имеют необходимые документы. Казахов-гастарбайтеров не найдешь в Санкт-Петербурге, что удивляет многих других.

В КАЗАХСТАНЕ - ВРЕМЕНЩИКИ

- Господин Антеев, вы следите за событиями в Казахстане? Что вы можете сказать о тех или иных событиях, происходящих на родине?

- Да, стараюсь прослеживать общие тенденции. Но в целом, на мой взгляд, те события, которые происходят сейчас в Казахстане, не внушают особого оптимизма. И меня, честно говоря, как стороннего наблюдателя, эти процессы и события особо не радуют.

Во-первых, признаюсь, я не сильно информирован о всех процессах в своей стране. Но по той информации, которая мне доступна, у меня складывается впечатление, что в Казахстане происходят совсем непонятные вещи – политические, экономические.

В частности, последние кадровые назначения, имевшие место в стране недавно, на мой взгляд, мягко говоря, странные. Откровенно говоря, я не вижу внятной кадровой политики как таковой. Она просто отсутствует.

Специалиста одной специфической отрасли снимают и тут же назначают в совершенно противоположную отрасль первым руководителем, где новый назначенец ничего абсолютно не понимает.

Наиболее показательный пример тому назначение нового министра обороны Казахстана.

- Вы имеете в виду, видимо, Адильбека Джаксыбекова – бывшего посла Казахстана в России?

- Фамилию его я не помню. Но речь идет как раз о нем. Если человек имеет сугубо гражданское образование, специальность и практику, наконец, как он может руководить военным министерством? Мне это совершенно непонятно.

Оборонное ведомство для такого государства, как Казахстан, не просто важная, а архиважная сфера. К сожалению, таких примеров в Казахстане предостаточно. Такие люди, назначенные на руководящие посты не по профилю, однозначно не могут способствовать развитию как данной отрасли национальной экономики, так и Казахстана в целом. Это первое.

Второе. Естественно, эти люди, как я понимаю, приходя на новую высокую должность, не ведают, во-первых, для чего и с какой целью назначены и что от них требуется, а во-вторых - сколько времени здесь проработают. И каждый такой министр или вообще госслужащий, по моим прогнозам, может чувствовать себя только временщиком. У каждого из них складывается, грубо говоря, чемоданное настроение.

Министр или аким с чемоданным настроением не может планировать работу министерства или ведомства даже на ближайшую перспективу. Он будет сидеть лишь в ожидании переназначения или, еще хуже, снятия с должности с перспективой оказаться в местах не столь отдаленных, что мы сейчас наблюдаем в Казахстане.

И при таких обстоятельствах такому должностному лицу не остается ничего, кроме как думать о себе, о личных интересах и, естественно, о том, чтобы побольше нахапать, наворовать. На случай, если его снимут и не назначат на новую временную должность.

У такого министра-временщика второй задачей является как можно больше назначить на ключевые должности в своем ведомстве своих знакомых, желательно - близких, а те в свою очередь назначат своих. И таким образом вся вертикаль данного министерства или ведомства будет пропитана и поражена коррупционной схемой.

В целом, если каждый министр или высокопоставленный служащий, ответственный за состояние и развитие целой отрасли по долгу службы, не испытывает эту ответственность из-за чувства временщика, то, разумеется, он не может думать о будущем, а живет сегодняшним днем. Следовательно, как нам сегодня приходится наблюдать, нет планомерного развития как отдельной отрасли, так и всего государства – Казахстана. Это, честно говоря, меня очень огорчает.

Но мне бы хотелось видеть и гордиться тем, как мой Казахстан стабильно и планомерно развивался бы на примере тех же европейских стран.

ПРОБЛЕМЫ С ДОЧЕРЬМИ И ЗЯТЬЯМИ

- В России в целом и, в частности, в Санкт-Петербурге как воспринимают Казахстан, что говорят о Казахстане?

- Конечно, по сравнению с другими странами Средней Азии, если рассматривать ситуацию в Узбекистане, Туркменистане или Кыргызстане, то Казахстан в России всеми воспринимается как наиболее благополучная, более развития страна, чем его соседи.

В России, как правило, все знают о том, что в Казахстане вечно возникают проблемы, связанные с дочерьми и зятьями президента Назарбаева. То с одним, то с другим.
А так россияне многого не знают. В России казахские периодические издания не распространяются, сигналы казахских телеканалов не доходят. Но в России, как правило, все знают о том, что в Казахстане вечно возникают проблемы, связанные с дочерьми и зятьями президента Назарбаева. То с одним, то с другим. Какие-то скандалы коррупционного характера.

Не вникая в подробности этих скандалов, в России все со смаком обсуждают и говорят, что, мол, дочка Назарбаева опять какую-то проблему создает или зять где-то в чем-то замешан и так далее. Сейчас ситуацию, связанную с Рахатом Алиевым, все знают и обсуждают.

- Господин Антеев, известно, что в ряде развлекательных программ российского телевидения рассказывают анекдоты о Назарбаеве. Например, о том, как президент Казахстана будто бы фактически приватизировал всю страну. Что говорят о Казахстане петербуржцы?

- Многие думают, что все прибыльные и крупные предприятия и компании в Казахстане так или иначе под контролем его дочерей. Я, конечно, не уверен, что это является на все сто правдой. Но так думают, по крайней мере, так принято считать.

ЦЕНЗУРА В РОССИИ

- Что вы скажете по поводу ситуации с правами человека, свободой слова и демократии в России и Казахстане?


- В России, как и у соседей, появилась так называемая самоцензура. Я не думаю, что в России самоцензурой занимаются ради сохранения самой России. От того, что кто-то будет писать острые заметки или выпускать по телевидению какие-то критические программы, интересы России не пострадают. Как я полагаю, от этого будет только польза для демократических процессов.

В Казахстане ситуация не сильно отличается, но отличие все же есть. В Казахстане я бываю один-два раза в год. Но по тем газетам, которые я успеваю прочесть, складывается впечатление, что там острой критики властей немножечко побольше.

- Чем где?

- В России.

- Означает ли это, что в Казахстане демократии также немножечко больше, чем у северного соседа?

- Я не стал бы так однозначно утверждать. Но я, по крайней мере, прочитал несколько газет, где были более чем критические материалы. А в России такие критические статьи уже нужно поискать.

ДАЛЕКОЕ ТЕПЕРЬ СЕЛО КАРАТАУ

- Теперь, пожалуйста, несколько слов о себе, господин Антеев: где вы родились, каким образом оказались в Питере, имеете ли семью, детей? Как часто поддерживаете связь с родными?


- Я родился в Жамбылской области, в селе Каратау. Школу окончил в 1985 году, после чего приехал в Санкт-Петербург, где в свое время учился мой отец, и устроился на работу. В 1986 году меня призвали в армию. Отслужил в Монголии, год - в горах Арвайхере, год - в пустыне Гоби.

После службы вернулся в Санкт-Петербург и поступил в государственный университет. После получения диплома юриста остался в городе и в настоящее время работаю в адвокатской палате. Являюсь членом Международной коллегии адвокатской.

Я женат, имею сына. Родители живут в Таразе. Почти ежедневно звоню им и справляюсь об их здоровье, делах. Каждый год один-два раза бываю дома в Таразе. Хотелось бы, конечно, почаще. Но, увы, не получается.

- Спасибо за беседу, господин Антеев.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG