Доступность ссылок

Демократические реформы тормозятся практическим отсутствием среднего класса


Забастовка торговцев рынка, требовавших снижения налогов. Петропавловск, 30 июля 2009 года.

Забастовка торговцев рынка, требовавших снижения налогов. Петропавловск, 30 июля 2009 года.

Что такое средний класс в Казахстане и кого можно отнести к нему? С этим вопросом радио Азаттык обратилось к экспертам. Средний класс - это двигатель реформ, отсутствие или немногочисленность его не позволит успешно осуществить прогресс общества, считают аналитики.

ПРОВАЛЫ В ЭКЗАМЕНАХ НА ДЕМОКРАТИЮ

Ранее наше радио Азаттык рассказывало о статье президента Нурсултана Назарбаева, опубликованной в газете «Вашингтон таймс» в начале сентября. Описывая в ней политическую систему Казахстана, президент попытался позиционировать её как развивающуюся и новую на международной арене демократию.

После выхода статьи Нурсултана Назарбаева эта же газета «Вашингтон таймс» опубликовала комментарий читателя Салли Такера с критикой статьи президента. Такер написал, что считает власть в Казахстане авторитарной. По его мнению, именно существующий авторитарный режим служит препятствием развитию демократии в Казахстане.

Жительница Актобе Рузия апай просит милостыню на улице. 23 сентября 2009 года.
«Республика проваливается на первой же стадии экзаменов на демократичность государства, так как никогда не проводила у себя свободные выборы», - пишется в комментарии Салли Такера.

В контексте статьи Нурсултан Назарбаев упомянул о среднем классе, который, по его мнению, уже образовался в стране.

«Посвящение себя демократическим ценностям, верховенству закона, прозрачности, терпимости и открытой торговле привело к стабильности и сильному, образованному среднему классу», - говорится в статье Назарбаева.

МАСАНОВ ГОВОРИЛ О ПОЛИТИЧЕСКИХ ГАРАНТИЯХ

Между тем в своё время один из непримиримых и жестких оппонентов Нурсултана Назарбаева президент Казахстанской ассоциации политической науки Нурболат Масанов отнес к среднему классу членов финансово-промышленных групп.

В Казахстане промышленно-финансовые группы представляют собой сравнительно небольшой сегмент экономической системы. Они лишь флагман нового, коррупционного среднего класса, выросший из него и сидящий на процентах от «большой коррупции», которой рулят самые высшие эшелоны власти в стране.
В своем интервью «Средний класс начинает и… выигрывает?», которое он дал газете «Время» в сентябре 2002 года, политолог охарактеризовал средний класс коррупционным.

«На самом деле в Казахстане промышленно-финансовые группы представляют собой сравнительно небольшой сегмент экономической системы. Они лишь флагман нового, коррупционного среднего класса, выросший из него и сидящий на процентах от «большой коррупции», которой рулят самые высшие эшелоны власти в стране», - сказал Нурболат Масанов.

На вопрос журналиста Виктора Верка, можно ли, исходя из слов Масанова, считать первооснову среднего класса в стране – номенклатурой, а экономический механизм – коррупцией, политолог ответил: «Да, и этот механизм прекрасно работает».

В Казахстане никогда не было реальной борьбы с коррупцией, которой бы сопутствовала поддержка общества, считал Масанов.

«Коррупционный средний класс сегодня легализован не только законами и указами, но и казахстанским общественным мнением. Поговорите с людьми на улицах, с соседями во дворе. Большинство откровенно завидует «счастливчикам», хорошо сидящим в системе власти или около нее, - шикарно одетым, ездящим на «гелен-вагенах», отдающим детей в престижные школы в Англии или Швейцарии. Тех же, кто не сумел закрепиться в этой системе (около неё) или не способен жить по её неписанным законам, открыто называют неудачниками», - сказал в интервью Нурболат Масанов.

Сегодняшний средний класс – это практически все государственные чиновники, за исключением той части высшей бюрократии, которая составляет ближайшее окружение президента, говорил о среднем классе в 2002 году Нурболат Масанов.

«Как мы уже говорили, они «сидят» на собственности, материальных ценностях и финансовых потоках.
За годы этого «сидения» с момента обретения суверенитета, они сколотили весьма значительные состояния – в каждом конкретном случае от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов. Фактически сейчас (имея политические гарантии) эти средства могли бы быть вложены в казахстанскую экономику. И не надо никаких иностранных инвестиций.

Но государственно-бюрократическая элита обставила все огромным количеством запретов. К тому же самые прибыльные сферы экономики давно уже распределены среди очень узкого круга людей. Нефть, газ, цветная и черная металлургия, энергетика, экспорт-импорт, банки – сюда среднему классу путь закрыт.

Забастовка рабочих компании «Трансстроймост», которая строит мост через Урал. Атырау, июль 2009 года.
Что же остается? Сфера потребления? Да, но, покупая мало-мальски престижную иномарку, надо декларировать финансовый источник. Не подлежат декларированию лишь средства на строительство домов. Ну хорошо, построил один дом, три, пять – а дальше что? Сдавать их в аренду и жить на эти деньги? Мелковато для миддл-класса! Ему хочется настоящего бизнеса – доходного и перспективного. Чтобы, даже уйдя с госслужбы, иметь возможность прокормить не только себя, но и своих детей и внуков.

А что им остается сегодня? Шиковать в ночных клубах, дорогих ресторанах, покупать женам и любовницам косметику да вкладывать средства в сельское хозяйство. Извините, казахстанский миддл-класс давно вырос из этих коротких штанишек! Ему хочется большего. А большее недостижимо без конкретных экономических и политических гарантий», - говорил в интервью газете «Время» Нурболат Масанов.

Напомним, что соучредитель Казахстанского бюро по правам человека, член правления фонда «Сорос - Казахстан», сопредседатель Форума демократических сил Казахстана Нурболат Масанов скоропостижно скончался от сердечного приступа в октябре 2006 года.

ТЫСЯЧА ДОЛЛАРОВ – НИЗШАЯ ГРАНИЦА ДОХОДА В СРЕДНЕМ КЛАССЕ

Известно, что разные определения среднего класса существуют ещё с давних времен. И на сегодняшний день они есть во многих странах мира, но единого мнения на этот счет – нет. И кажется, дискуссии по данному вопросу нескончаемы.

Существует ли средний класс в Казахстане, если - да, то кого именно можно считать его полноценными представителями? С этим вопросом радио Азаттык обратилось к социологу, политологу, экономисту и независимому журналисту.

Социолог Гульмира Илеуова. Алматы, 19 декабря 2008 года.
Опрошенные четыре эксперта, рассмотрев этот вопрос через призму собственных знаний, не смогли прийти к единому мнению.

Например, для социолога президента центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмиры Илеуовой важнейшими фактором для идентификации среднего класса считается уровень дохода.

- Если уровень дохода позволяет всем членам семьи воспроизводиться на качественном уровне, этих людей относят к среднему классу, - пояснила социолог.

Расширительные трактовки, которые предполагают, что, кроме доходов, идентифицировать средний класс можно по наличию машины, количеству и размеру кредита, вплоть до наличия видеокамеры в семье, мешают, по её мнению, определить прослойку.

- Высшее образование часто используют в качестве характеристики среднего класса. Но сейчас высшее образование перестало быть элитным, оно стало массовым. Хорошее образование, отдых за границей, времяпрепровождение, покупка техники, пользование банковскими услугами осуществляется при наличии дохода, - сказала социолог Гульмира Илеуова.

Центр «Стратегия» предоставил нашему радио Азаттык итоги исследования, в ходе которого респондентам был задан следующий
Можно сказать, что на сегодняшний день около 50 процентов населения страны проживает в бедности.
вопрос: «Как вы оцениваете ваше материальное положение?»

«Денег до зарплаты не хватает, приходится занимать» - так ответили 12 процентов опрошенных. «На повседневные затраты уходит вся зарплата» – 12,5 процентов. «На повседневные нужды хватает, но покупка одежды затруднительна» – 24 процента респондентов.

Исходя из этих данных, можно сказать, что на сегодняшний день около 50 процентов населения страны проживает в бедности.

«Денег в основном хватает, но для покупки дорогостоящих предметов приходится занимать» - таков был ответ 33 процентов опрошенных. Социологи предполагают, что именно эту прослойку можно условно обозначить низшим слоем среднего класса.

«Почти хватает на всё, но не доступно приобретение квартиры и дачи» – ответили 10 процентов опрошенных.

- Вот эти прослойки общества и есть средний класс, - говорит социолог Гульмира Илеуова.

По её словам, класс богатых людей на протяжении последних десяти лет почти не менялся и составляет три процента населения.
Некоторые наблюдатели считают, что на сегодняшний день представитель среднего класса должен зарабатывать тысячу - полторы тысячи долларов в месяц. Однако Гульмира Илеуова сообщила о других данных.

- В одном исследовании сказано, что низшая граница дохода среднего класса 250 - 400 долларов на человека в месяц, а в других исследованиях - где-то тысяча долларов на человека в семье. Но я склоняюсь к цифре ближе к тысяче долларов, где-то 700 - 800 долларов. Мы задавали вопрос: «Что является для вас сбережением и на что вы их потратите?» Так вот, большая часть населения ответила, что для них сбережения - это пятьдесят тысяч тенге. Можете себе представить, какое у нас бедное население, - сказала социолог Гульмира Илеуова. (В настоящее время пятьдесят тысяч тенге составляет около 330 долларов.)

БЕЗ СРЕДНЕГО КЛАССА НЕТ СТАБИЛЬНОСТИ

Политолог Досым Сатпаев оспаривает эту точку зрения. По его мнению, существует несколько индикаторов, которые указывают на принадлежность человека к среднему классу. Наличие высшего образования, определенного материального достатка и самое главное – собственная, внутренняя самоидентификация.

- Если говорить о материальном достатке, то его можно расценивать по-разному. Есть мнение о том, что человек, который относится к среднему классу, должен в месяц зарабатывать ориентировочно четыре тысячи долларов в месяц, - говорит Досым Сатпаев.
Жительница Алматы Улдана Ажибекова возле киоска, в котором живет уже пять лет после переезда из Южно-Казахстанской области.
Он приводит точку зрения российских исследователей о том, что человек, который зарабатывает 500 долларов в месяц, по сути, относится к среднему классу, тем более если у него есть квартира, машина и образование, желательно высшее, и который сам себя причисляет к среднему классу.

- В Казахстане, если исходить из этих определений, российская модель вполне применима. Человека, который зарабатывает три-четыре тысячи долларов в месяц, вряд ли можно отнести к среднему классу. По нашим меркам, он уже относится к представителям элиты, - сказал Досым Сатпаев.

Также он считает необходимой региональную идентификацию. Так, по его мнению, для Алматы и Астаны дохода в две - две с половиной тысячи долларов должно хватить.

- Если человек зарабатывает две с половиной тысячи долларов, например, в Кызылорде или в Уральске, то он считается, по сути, богатым. Потому что за те же самые деньги он может купить то, что человек не сможет позволить себе купить в Алматы или Астане. Все зависит от региона, но я думаю, что средняя сумма по Казахстану это тысяча – полторы тысячи долларов в месяц, которые можно причислять к заработку среднего класса, - полагает Досым Сатпаев.

Учителей, врачей нельзя причислять к среднему классу, хотя в других странах они автоматически попадают в категорию среднего класса. Но у нас заработок у людей этих профессий не очень высокий. Многие из них не имеют жилья, перебиваются от зарплаты к зарплате.
По его мнению, в Казахстане средний класс составляют представители среднего и малого бизнеса. Сейчас ошибочно причислять к ним, как в советское время, государственных служащих и социальных работников, - уточняет Сатпаев.

- В Казахстане 15 - 20 процентов людей относили к категории самозанятых, которые владели бизнесом, средним или малым. То есть именно исходя из этих критериев, людей относили к среднему классу. Учителей, врачей нельзя причислять к среднему классу, хотя в других странах они автоматически попадают в категорию среднего класса. Но у нас заработок у людей этих профессий не очень высокий. Многие из них не имеют жилья, перебиваются от зарплаты к зарплате, - сказал Досым Сатпаев.

Вместе с тем он пояснил, что, кроме понятия «средний класс», в Казахстане существует понятие «протосредний класс». Протосредний класс, это те люди, которые находятся между бедным слоем и средним классом, - уточняет политолог.

- Это люди, которые не вышли полностью из бедности, но при этом уже имеют потенциал, чтобы перейти в средний класс. Людей, которые относятся в протосреднему классу в Казахстане много. Но кризис, конечно, немного поменял расклад: сейчас бедных людей становится больше. В том числе и за счет тех, у кого снизилось материальное благополучие, кто потерял работу, у кого снизилась зарплата. То есть сейчас эти люди постепенно уходят из среднего класса в протосредний класс, - поясняет политолог.

Досым Сатпаев подчеркивает, что на сегодняшний день средний класс не является доминирующим, представители его составляет от силы 20 процентов населения.

- Это очень опасная ситуация, потому что мы здесь ощущаем дисбаланс. Чем больше в социальной и политической системе бедных людей, тем система менее устойчива. Средний класс обеспечивает стабильность. К сожалению, кризис сокращает даже эти 20 процентов среднего класса ещё сильнее, - сказал в заключении политолог.

ПСИХОЛОГИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА

Бывший вице-премьер, ныне директор центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов был немногословен в своих ответах.
- Одна из проблем – это очень маленькая прослойка среднего класса в Казахстане. 15 процентов это самая верхняя планка, - заявил Ораз Жандосов.

По его мнению, наличие подобной проблемы может привести к ряду негативных последствий:

- Во-первых, у среднего класса существует общественная психология и взгляды на окружающий мир более правильные, чем у представителей других классов. И в этом смысле какие-то общественные продвижения возможны, если они будут проистекать именно из среднего класса. К среднему классу можно отнести сегодня представителей малого бизнеса, но ни в коем случае не среднего. Потому что собственники среднего бизнеса это люди богатые, - считает Ораз Жандосов.

К среднему классу можно отнести сегодня представителей малого бизнеса, но ни в коем случае не среднего. Потому что собственники среднего бизнеса это люди богатыe.
Также он добавил, что казахстанец, причисляющий себя к среднему классу, должен зарабатывать тысячу – полторы тысячи долларов в месяц. В СССР к среднему классу относили учителей, медиков, работников науки и культуры. Тогда многие из них действительно имели уровень дохода, обеспечивающий средний уровень жизни, говорит Ораз Жандосов.

По его оценке, в советское время многие бюджетники полагали, что, обладая определенной профессией и высокой квалификацией, они могут претендовать на статус среднего класса.

- К сожалению, сейчас у них слишком низкие доходы из-за неправильной политики правительства. Ведь от них в значительной степени зависит физическое и духовное здоровье общества. Они и есть средний класс для любого общества. Но чтобы стать средним классом, они должны зарабатывать не меньше той суммы, которую я озвучил ранее, - пояснил Ораз Жандосов.

СРЕДНИЙ КЛАСС – ОПОРА РЕФОРМ

Однако независимый журналист Ярослав Разумов выражает сомнения по поводу наличия в стране среднего класса.

- Для того чтобы считаться представителем среднего класса, человек должен уверенно чувствовать себя экономически. Речь идет не о полной независимости, какой-то автономности своего экономического существования внутри страны, общества. Есть ли у нас это? Если говорить о среднем и малом бизнесе, то здесь много проблем. Проблемы перманентные, очень серьёзные и сложные. То есть наш средний и малый бизнес слаб. Соответственно, тот канал, в котором формируется средний класс, у нас чахлый, - сказал Ярослав Разумов.

Безработные перед зданием центра обслуживания населения, где проходила ярмарка вакансий. Атырау, 5 сентября 2009 года.
Также он говорит о невозможности у технической интеллигенции стать средним классом, так как, по его мнению, в условиях абсолютно сырьевой, потребительской, ничего не производящей экономики так называемые технократы не могут быть влиятельны,
Говорить о наличии в Казахстане сложившегося или пусть пока складывающегося среднего класса, который органично встроен в социальную структуру общества, не приходится.
более того они очень малочисленны и этот канал пополнения среднего класса практически не работает.

- Остаётся гуманитарная интеллигенция, какая-то часть чиновничества, которая может в силу образовательного уровня претендовать на то, что она часть среднего класса. Но это достаточно маленькая прослойка. Поэтому, на мой взгляд, говорить о наличии в Казахстане сложившегося или пусть пока складывающегося среднего класса, который органично встроен в социальную структуру общества, не приходится, - сказал журналист.

Он уверен, что причины отсутствия среднего класса кроятся в характере экономики страны и невостребованности в среднем классе. Сложившаяся ситуация потенциально плоха, считает Ярослав Разумов.

- Средний класс действительно опора государства, к тому же это опора реформаторских процессов. В государстве инициатором и главным проводником любой реформы является государство, - говорит наш собеседник.

Но, на его взгляд, осуществляется она руками и мозгами в основном как раз выходцев из среднего класса, то есть наиболее образованной части, наименее коррумпированной, что отличает его от чиновничества и представителей высшего класса.

- Поскольку этого нет, достаточно проблематичным выглядит положительный исход любых реформ, которые у нас могут начаться. Но если государство действительно будет готово к позитивным и серьезным изменениям, ему не на кого будет опереться, - сказал независимый журналист Ярослав Разумов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG