Доступность ссылок

Впервые тезис о необходимости очищения общества от сексотов КНБ, помогающих репрессиям против демократов, поднял Сергей Дуванов. Но единственным его сторонником стал его оппонент Рахат Алиев.

САЙТ РАХАТА АЛИЕВА УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ЕРМУХАМЕТ ЕРТЫСБАЕВ БЫЛ СВЯЗАН С КГБ

Одним из первых, вернее вторым, о люстрации, то есть о необходимости очищения общества от сексотов КГБ/КНБ, в Казахстане после независимого журналиста Сергея Дуванова заговорил бывший генерал КНБ Казахстана, а ныне главный оппонент президента Казахстана Рахат Алиев. В статье “О люстрации”, размещенной на страницах своего интернет-сайта 3 апреля 2008 года, Рахат Алиев призвал
Рахат Алиев, бывший первый заместитель председателя КНБ Казахстана.
“раскрыть архивы”, чтобы “назвать всех доносчиков и осведомителей и запретить им занимать ответственные посты в системе государственного управления, в прессе, в органах образования”.

Для пущего примера Рахат Алиев разоблачает известного в стране ученого-академика и одного дипломата, назначенного послом Казахстана в Вене, как бывших тайных осведомителей КГБ СССР, назвав при этом даже их секретные клички.

Спустя буквально несколько дней после интервью советника президента Казахстана Ермухамета Ертысбаева нашему радио Азаттык, где он напрочь опровергает все обвинения Рахата Алиева в адрес политической оппозиции, в подконтрольном Рахату Алиеву сайте kaztoday.ru вышел очередной компрометирующий материал под заголовком “Осторожно – птицы!”

Некто Антон Доронин, ссылаясь на неназванных ветеранов-чекистов, пишет, что в конце 1990-х годов и в начале нынешнего века у КГБ/КНБ существовал источник «Ероха», поразительно осведомленный о происках оппозиции, явно намекая, что этим источником был ни кто иной, как нынешний советник президента Ермухамет Ертысбаев. Тут же размещена черно-белая фотография Ертысбаева в юности, претендующая служить документом из служебного досье.

В интервью радио Азаттык сам Ермухамет Ертысбаев по поводу этого компрометирующего материала заявил следующее:

“ Это не мудрено... оказаться в такой ситуации, даже и врагу не пожелаешь. Поэтому он придумывает всякую ахинею.

Ермухамет Ертысбаев, советник президента Казахстана.
Вся моя политическая деятельность была открытой. С 1990 по 1994 годы я был депутатом Верховного Совета Казахстана, сам был в некотором роде оппозиционером. Я возглавлял Социалистическую партию Казахстана, которая была если не оппозиционной партией, то полуоппозиционной.

С марта 1995 года меня пригласил глава государства, я стал советником президента по политическим вопросам. И я неоднократно в прессе и электронных средствах массовой информации говорил о своих многочисленных контактах с оппозицией. Я постоянно встречался и общался с оппозицией. Оппозиция не стала системной, не стала частью власти, и поэтому я считал необходимым постоянно доносить все настроения, мысли, программные установки оппозиции до президента, и это я делал открыто.

Поэтому пусть Рахат Алиев у себя в Вене не занимается ерундой. Лучше всего пусть вернется на Родину и отсидит свои 40 лет тюрьмы”.

ОСОБЫЕ МНЕНИЯ АРАТА НАРМАНБЕТОВА И СЕРГЕЯ ДУВАНОВА

Полковник КНБ в отставке Арат Нарманбетов в комментариях нашему радио Азаттык однозначно заявил, что чистку органов КНБ, особенно среди генералов, необходимо произвести обязательно. “Но нужно начать с самого Рахата Алиева”, - отметил он.

Вот такие личности, как Рахат Алиев, считает Арат Нарманбетов, конъюнктурно назначаемые в органы КНБ, и приводят эти органы к беде.

Не приемлет критику со стороны Рахата Алиева и независимый журналист Сергей Дуванов. Рахата Алиева он считает “олицетворением зла и вседозволенности”.

Сергей Дуванов отмечает, что “Рахат Алиев ведет себя так, как будто у него нет прошлого. Он ратует за
Сергей Дуванов, независимый журналист.
люстрацию в Казахстане, полагая, что его это не коснется. Он и многие другие почему-то уверены, что они работали добросовестно на благо казахстанской государственности, но никак не на становление авторитаризма Нурсултана Назарбаева. К подавлению инакомыслия, преследованию оппозиции, разгулу коррупции, развращению судебной системы и прочим грехам режима они как бы не имели никакого отношения, и потому полагают, что не несут никакой ответственности”.

По мнению Сергея Дуванова, “ Рахат Алиев пытается представить себя в качестве этакого исключения. Всем давно уже ясно, что все, кто вокруг Нурсултана Назарбаева, одним миром мазаны. Исключений там не бывает. Их там не держат. А потому всем им светит люстрация. И Рахат Алиев не есть исключение. Он один из них - плоть от плоти, такой же продукт системы, как и все, которых он сегодня бичует и осуждает”.

ПРОЦЕССУ ЛЮСТРАЦИИ НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ

Общественный деятель, директор Национальной библиотеки Мурат Ауэзов заявляет, что “процесс очищения необходим, что казахстанское общество вплотную подошло к тому, чтобы со всей остротой осознать необходимость этого процесса”.

По его глубокому убеждению, “этому процессу нет альтернативы и если все сохранить как было и как есть, то у этого народа и его государства не будет будущего. Настало время взрыва и очищения”.

Здесь речь идет, собственно, о люстрации в ее наиболее актуальном значении как очищении важнейших государственных структур и общества от людей, запятнавших себя сотрудничеством со специальными службами в подавлении инакомыслия, свободы, в преследовании политических оппонентов в периоды того или иного политического режима.

В этом вопросе уже имеется богатый опыт стран Восточной Европы в постсоветское десятилетие. По рекомендации ОБСЕ в 1990-х годах в ряде восточноевропейских стран были приняты специальные законы, так или иначе связанные с люстрацией.

В 1991 году Чехословакия приняла специальный документ “о незаконности коммунистического режима", в соответствии с которым все бывшие тайные агенты и осведомители чехословацких коммунистических спецслужб лишались права занимать ответственные посты в важных государственных органах республики.

В том же году в Германии был принят закон о документации „Штаатзихерхайт", или “Штази”, по которому все граждане единой Германии получили доступ к своим досье из архивов восточногерманской спецслужбы.

В Польше в соответствии с “Законом о люстрации”, принятом в 1997 году, бывшие тайные агенты спецслужб времен коммунистического режима были обязаны сообщить о своем сотрудничестве в специальном люстрационном суде и покаяться.

Позднее аналогичные законы были приняты также в Албании, Болгарии, Венгрии и других странах.

ПРИМЕНИМ ЛИ ОПЫТ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПО ЛЮСТРАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ?

Однако, как считает Мурат Ауэзов, “опыт восточноевропейских стран и стран Балтии нельзя применить в Казахстане, так как у них и у Казахстана совершенно разные реалии”.

С точки зрения Мурата Ауэзова, бывшего лидера студенческого клуба 1960-х годов, самого побывавшего под негласным надзором, если сейчас казахстанское общество поставит своей главной целью очищение государственных органов, системы образования, науки, культуры и от тяжелого наследия прошлого, и даже от ныне действующей практики, как доносительство, тайное сотрудничество со спецслужбами государства, то тогда общество не достигнет других важных целей.

Несколько иначе мыслит независимый журналист Сергей Дуванов, который, кстати, впервые в Казахстане поднял тему о необходимости люстрации в Казахстане.

Но, как Сергей Дуванов заявил в интервью радио Азаттык, в вопросе о люстрации он, прежде всего, имел в виду режим не советского времени, а политический режим президента Нурсултана Назарбаева. Потому что то, “что было в советское время - уже мохом поросло”. Сергей Дуванов считает, что ворошить прошлое, в принципе, можно, но большой целесообразности в этом он лично не видит.

Сергей Дуванов полагает, что все представители власти, в том числе руководители и отдельные сотрудники силовых органов, которые сегодня допускают грубые нарушения прав человека, законности, должны быть подвергнуты люстрации после режима Нурсултана Назарбаева.

Но, по его мнению, при нынешнем режиме вопрос о люстрации по советскому периоду исключается по опеределению. Потому что все, кто сейчас во власти, были либо стукачами, либо руководителями КГБ/КНБ, либо еще какими-то ответственными лицами, причастными к подавлению свобод и прав человека.

В возможности применения опыта Восточной Европы в Казахстане Сергей Дуванов также видит определенные сложности. В частности, отношение к тем людям, которые служили в КГБ СССР, в Казахстане совсем иное, чем в Восточной Европе.

Особенность бывших советских граждан такова, что они считали, что в условиях развала и деградации духовной жизни в Советском Союзе единственной “конторой”, где сохранялся порядок, был КГБ. И основная масса народа все-таки не воспринимала КГБ как карательный орган. Потому что простые граждане не сталкивались с КГБ, они чаще всего имели дело с милицией, считает Сергей Дуванов.

Борьба с КГБ была уделом правозащитников, демократов, которые разными способами противостояли Советской власти. Но они представляли незначительную часть общества, и именно они воспринимают службу в КГБ или стукачество как подлость, как негатив. И именно они хотят, чтобы такие запятнавшие себя люди подверглись люстрации, как в Восточной Европе, полагает Сергей Дуванов.

Советник президента Казахстана Ермухамет Ертысбаев, по его собственным словам, к вопросу о люстрации относится негативно по одной простой причине: “В Восточной Европе был средний класс, то есть были люди, которые боролись с коммунистическим режимом и реально могли возглавить государство”.

Ермухамет Ертысбаев обосновывает свою позицию историческим различием в формировании политического менеджмента в Восточной Европе и Казахстане:

- Если в Польше за 10 лет до падения коммунистического режима движение “Солидарность” воспитало целую когорту новых менеджеров, то в Казахстане к моменту обретения независимости в 1991 году не было таких людей, был только партийно-комсомольский менеджмент, и его представители возглавили страну в тот момент.

Ермухамет Ертысбаев для примера называет своего непосредственного шефа, президента Нурсултана Назарбаева, бывшего первого секретаря Компартии Казахстана, и себя – бывшего комсомольского лидера института. Ермухамет Ертысбаев считает партийно-комсомольскую работу “мощнейшей школой менеджмента”.

Полковник КГБ/КНБ в отставке Арат Нарманбетов считает, что люстрация в Казахстане необходима, и ее нужно начать с властных структур, в частности, с КНБ.

А вы, уважаемый читатель, как считаете, нужна ли в Казахстане люстрация?

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG