Доступность ссылок

Несвобода Нурсултана Назарбаева и освобождение Леонида Кравчука


Леонид Кравчук, бывший президент Украины. Киев, 22 августа 2008 года.

Леонид Кравчук, бывший президент Украины. Киев, 22 августа 2008 года.

На просторах СНГ уже есть опыт ухода из власти и бывших президентов, вопреки ожиданиям, никто не трогает. Спокойно живут и Кравчук, и Кучма, и Шеварднадзе. Автократы Центральной Азии предпочитают сидеть на троне до самой смерти.

Если учитывать мировую практику, то в определении демократичности того или иного правления не удастся избежать, может быть, одного из самых ключевых признаков, а именно: наличия возможности и необходимости смены власти. В этом контексте на постсоветском пространстве складываются две четкие группы стран, в которых просматриваются прямо противоположные ситуации относительно смены власти как таковой.

Государства Центральной Азии, за исключением Кыргызстана, четко и открыто дистанцируются от идеи регулярной смены власти. Страны Балтии с первых лет своего освобождения последовательно практикуют западно-европейский пример. Здесь смена власти стала принципом государственного устройства, своеобразным способом борьбы с коррупцией и очищения эшелонов власти от многих проявлений эрозии.

Как считает казахстанский оппозиционер Болат Абилов, власть в его стране боится честных выборов. Он и многие другие его соратники по оппозиции неустанно повторяют, что конституция Казахстана писалась не для всего казахстанского общества, а под одного человека – Нурсултана Назарбаева.

Эту мысль по своему расшифровывает американский историк Марк Штейнберг. По его мнению, такие президенты, как Нурсултан Назарбаев или Ислам Каримов, нутром чувствуют, что их уход из власти может угрожать их собственной безопасности, самой их жизни. Как люди опытные, они понимают, что их преемники не захотят и не смогут обеспечить их защиту.

Эту панику наверняка пережили в свое время президенты других постсоветских стран. Но практика показала, что ничего особенно худого с ними не произошло. В некоторых ситуациях наоборот: авторитет и вес бывшего президента многократно вырос.

Таким очевидным примером является первый президент независимой Украины Леонид Кравчук. Врагов у него во время президентства было хоть отбавляй. Расправиться с ним обещали все оппозиционеры. От левых до самых правых. И все как один обещали ему только одно – тюремную решетку.

Как только он проиграл выборы в 1994 году Леониду Кучме, почти все в его судьбе изменилось к лучшему. Никто его уже не третировал. Леонид Кравчук занял довольно почетное место в обществе. Он является одним из руководителей Социал-демократической партии, членом уймы всевозможных обществ. Он постоянный участник одного из, пожалуй, главных в стране интеллектуальных политических форумов – Круглого стола общественности. Во время этого Круглого стола в открытом эфире по телевидению происходит всеукраинская дискуссия по главным проблемам государственности Украины.

Авторитет Леонида Кравчука сегодня очень высок. И именно это позволило ему буквально на днях выступить публично с призывом к действующему президенту Виктору Ющенко уйти в отставку. И возможно, на удивление тех же Нурсултана Назарбаева, или Ислама Каримова, или Эльхама Алиева власть сегодня не в состоянии угрожать Леониду Кравчуку. И не потому что она, эта власть, слабая в Украине, потому что это не найдет никакой поддержки у публики. Наоборот, любой шаг власти против Леонида Кравчука может быть самоубийственным для самой власти.

Вот уже почти четыре года в оставке пребывает другой украинский президент Леонид Кучма. У него ситуация намного сложнее, чем у Леонида Кравчука. Против Леонида Кучмы есть много компромата, и судебная расправа над ним, возможно, вызвала бы ликование какой-то части украинского общества, но этого не произошло.

Он до сих пор ведет жизнь полуполитика-полупенсионера. С одной стороны, он почти полностью предается своему любимейшему занятию – рыбалке. С другой, - у него есть свой фонд, в котором он разрабатывает общественные программы. Время от времени он дает интервью. Но не особенно часто. Хотя многие журналисты посчитали бы за фортуну – получи они возможность порасспрашивать Леонида Кучму о его отношении к происходящему в стране. Ведь при всех компроматах Леонид Кучма провел украинское общество от полного развала, когда инфляция достигала десяти тысяч процентов, до относительно сносной рыночной ситуации с десятью процентами инфляции.

Никакой расправы над бывшим президентом не произошло и в другой стране региона – Грузии. Казалось бы, самым главным врагом Михаила Саакашвили был Эдуард Шеварднадзе. Никакой личной трагедии, никакой расправы при смене власти не произошло.

То же самое не случилось и в более напряженной ситуации в Беларуси, где к власти пришел Александр Лукашенко, человек достаточно жесткий по отношению к своим оппонентам. Но даже он не тронул своего предшественника в руководстве страны Станислава Шушкевича. Пару лет назад бывший польский президент Лех Валенса выдвинул Станислава Шушкевича на соискание Нобелевской премии мира. В другой бы раз, при других обстоятельствах, не сносить бы Станиславу Шушкевичу головы за подобную популярность. Но батька Александр Лукашенко и тогда не сорвался на своего когда-то закоренелого врага.

Если взять такую довольно консервативную в смысле перехода власти страну, как Россия, то даже там наблюдается существенный отход от давней традиции. Ведь раньше из власти уходили либо в иной мир, либо, как Никита Хрущев, – в полное забвение.

Опять же впору удивляться казахстанскому или узбекскому президентам, но в последние несколько десятилетий эта давняя традиция даже в России нарушается. Активно ведет свою общественную деятельность Михаил Горбачев. Спокойно, без особых потрясений, пребывал на пенсии до самой кончины Борис Ельцин. Ключевую политическую деятельность в стране продолжает Владимир Путин.

Хотя в России все время не утихает дискуссия относительно возможности продлить срок президентского правления. И не только в России. Повсеместно эта тема будоражит общественность в странах Центральной Азии. Оппозиционные круги считают, что главный толчок в этом исходит из самой власти, которой выгодно во что бы то ни стало легитимизировать свое продление.

Недавно этой теме уделил внимание один из критиков назарбаевской власти Рахат Алиев, который пребывает в изгнании в Австрии. Как бывший высокопоставленный государственный деятель и бывший член семьи Назарбаевых, Рахат Алиев, вероятно, больше многих других знает тайные помыслы президента Нурсултана Назарбаева. Особенно, что касается его планов, как распорядиться своей властью.

Рахат Алиев, по его же словам, располагает документальными свидетельствами о сценарии, по которому Нурсултан Назарбаев собирается пребывать при власти минимум до 2025 года. И в конце концов управление страной будет будто бы передано его внебрачному сыну.

Ну что ж, это по-своему логический итог всех многолетних усилий сохранить и упрочить местные традиции руководства. Другие примеры для Центральной Азии не являются пока заразительными. Даже случай с Кыргызстаном не берется во внимание. Паника других центральноазиатских повелителей по поводу своего будущего при возможной утрате власти по сей день превалирует над любой другой логикой. Может быть, она, эта паника, и делает их самыми зависимыми гражданами своей страны.

(Журналист Александр Народецкий в данной статье излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG