Доступность ссылок

КНБ уверяет, что в деле «Казатомпрома» тотальной прослушки нет и не предвидится


Пресс-секретарь КНБ Кенжеболат Бекназаров.

Пресс-секретарь КНБ Кенжеболат Бекназаров.

Жены топ-менеджеров «Казатомпрома» жалуются на тотальную слежку и прослушивание их телефонов, адвокаты указывают на нарушения закона со стороны КНБ. Эти вопросы мы задали пресс-секретарю КНБ Кенжебулату Бекназарову.

За 17 лет существования КНБ, самого закрытого ведомства, в кресле его председателя побывало немало персон. Но в стране больше знают не их, а Кенжебулата Бекназарова, занимающего с перерывами должность руководителя пресс-службы КНБ более 10 лет.

О наиболее дискутируемых проблемах дела бывших топ-менеджеров «Казатомпрома» мы задали вопросы самому открытому и самому известному представителю самого закрытого ведомства Кенжебулату Бекназарову - многолетнему руководителю пресс-службы КНБ. Бекназаров занимает эту должность со второй половины 1990-х годов, с некоторыми перерывами больше 10 лет. Это редкий случай в менее, чем 20-летней истории независимого Казахстана и столь же короткой истории его спецслужб.

А вопросов к нему от наблюдателей и сторонников фигурантов дела «Казатомпрома» много. Топ-менеджеры этой компании, начиная с бывшего президента компании Мухтара Джакишева, обвинены в коррупции, в причинении ущерба национальной безопасности. Жены этих топ-менеджеров жалуются на тотальную слежку и прослушивание их телефонов, адвокаты указывают на многочисленные грубые нарушения процессуальных норм со стороны КНБ. Эти вопросы мы задали пресс-секретарю КНБ Кенжебулату Бекназарову.

НЕПОЛАДКИ НА ЛИНИИ СВЯЗИ

- Господин Бекназаров, первый вопрос: кто дает санкцию КНБ на установку наружного наблюдения и прослушки телефонов?


- Есть действующее законодательство, где предусмотрено осуществление такого рода деятельности. Подобные действия строго регламентированы законодательством Республики Казахстан.

Например, я могу назвать закон об оперативно-разыскной деятельности, об органах национальной безопасности и ряд других законов. Установку наружного наблюдения и прослушивание телефонов санкционируют только по факту возбуждения уголовного дела и строго при наличии соответствующих на то оснований органы прокуратуры.

Я подчеркиваю, что только при наличии оснований. Никто просто так без оснований не может осуществлять такую деятельность.

- Хорошо, в таком случае имеет ли КНБ санкцию органов прокуратуры на установку наружного наблюдения за женами бывших топ-менеджеров «Казатомпрома», в частности за Джамилей Джакишевой, и на прослушку их телефонов?

- Он не имеет, потому что нет оснований. И этого никто не делал. Все то, что я прочитал в прессе, все это домыслы, предположения, и вообще непонятно, что... Можно сказать, абсурдные.

- Господин Бекназаров, я приведу конкретный пример. Вот когда я последний раз интервьюировал по телефону супругу находящегося на тайной квартире КНБ Дмитрия Парфенова, Наталью, наша связь без видимой причины прервалась четыре раза. Причем связь прерывалась именно в такие моменты, когда мы касались темы о причинах и официальном статусе ее мужа, в котором он находится на тайной квартире КНБ. А во время разговора, после моего звонка в пятый раз, на линии то появлялся, то внезапно исчезал непонятный, какой-то посторонний шум. Точно такое явление наблюдалось и во время телефонного разговора и с Джамилей Джакишевой, и с Раушан Есергеповой, супругой Рамазана Есергепова. Вы можете как-то объяснить это явление?

- Я могу однозначно опровергнуть причастность к этому КНБ. Возможно, вам показалось или, может быть, были какие-то неполадки на линии связи. КНБ за это не отвечает.

Что угодно можно говорить, что угодно предполагать. У нас нет тотальной прослушки, нет тотального наблюдения. Есть законы, и когда есть основания, тогда пожалуйста. И что мы будем иметь в виду, если вас будем прослушивать? И зачем это нам нужно?!

Это, знаете ли, доростоящее удовольствие и ваши переговоры слушать. В этом нет никакой необходимости. Это я могу однозначно утверждать.

И потом техника двойного назначения в Казахстане имеется в широком ассортименте. Распространение и использование которой, кстати, запрещено нашим законодательством. И мы их изымаем. Это не единичные факты, их десятки. У нас даже уголовные дела имеются, есть и осужденные за это.

АБСОЛЮТНОЕ СОВПАДЕНИЕ

- Вы, господин Бекназаров, наверное, будете утверждать, что это случайное совпадение. Но об этом заявляют жены арестованных или содержащихся на тайных квартирах вашего ведомства бывших топ-менеджеров «Казатомпрома», что как только они между собой по телефону договариваются о проведении пресс-конференции по поводу нарушения прав и интересов своих мужей, то буквально за несколько часов до них КНБ организовывает брифинг на эту же тему, но в Астане. Или последний пример, когда супруга Мухтара Джакишева должна была дать пресс-конференцию в Вене для австрийских журналистов, то за считанные часы до нее в Астане КНБ проводит брифинг, в ходе которого демонстрирует видеосюжет с признательными показаниями бывших топ-менеджеров «Казатомпрома»...


- Вот здесь вы можете поверить в то, что это возможное, даже абсолютное совпадение. Мы не подстраиваемся под какие-то пресс-конференции жен или каких-то иных лиц.

- Вы назвали заявления жен бывших топ-менеджеров «Казатомпрома» домыслами и предположениями. Однако вы согласитесь с тем, что по здравой логике заявления жен и вообще родных арестованных или задержанных КНБ людей вызывают больше доверия, чем официальные ответы, в частности КНБ. Трудно сказать, что голословные, ничем не подкрепленные, опровержения КНБ вашими устами являются истиной в последней инстанции...

- Ну это ваше право, кому доверять больше, а кому меньше. Мы тоже за этим не гонимся, кто доверяет, кто нет, понимаете.

Здесь мы наблюдаем мыслимые и немыслимые обвинения в адрес КНБ. Доходят даже до абсурда. Допустим, как можно иначе считать, когда с Жовтисом произошло дорожно-транспортное происшествие, обвиняют опять же КНБ? Но это же абсурд. Выходит, что всем своим критикам под колеса мы людей бросаем, что ли?!

Вообще никакому комментарию не подлежит обвинение, что вот накачали человека психотропными вещами и кидаем его под машину этих самых наших критиков?! Но это вообще абсурд. Я не знаю, что за люди такое говорят. Вроде бы люди серьезные. Выдвигать такие абсурдные обвинения...

А что касается жен, то они не раз обвиняли нас в каких-то немыслимых действиях. Мы это наблюдаем и видим. И потом они сами убеждаются в своей неправоте. Просто признаться, наверное, нет смелости.

- Вы, наверное, знакомы с последним заявлением Джамили Джакишевой, супруги Мухтара Джакишева?

- Где требует медицинского освидетельствования?

- В том числе.

- Я же вам говорю, что все это в рамках уголовно-процессуальных норм, требований. Они будут соблюдаться, и все эти вопросы решатся в соответствии с этими требованиями.

Что касается медицинского освидетельствования, то это также из области каких-то пожеланий или просьб. Но сам господин Джакишев не высказывал что-нибудь ни о госпитализации, ни о медицинском освидетельствовании и так далее. Он находится под ежедневным медицинским контролем.

СТАТУС ПЛЕННИКОВ ТАЙНЫХ КВАРТИР КНБ

- Хорошо. В каком конкретном статусе содержатся бывшие вице-президенты «Казатомпрома» и бывший директор Степногорского горно-химического комбината Эшмат Пирматов на конспиративных квартирах КНБ? Почему ни они сами, ни их жены до сих не знают об этом?


- Султан-Хан, вы сами давали несколько репортажей, мы об этом неоднократно говорили. Это относится к компетенции следствия и поэтому я не могу комментировать. Но они сами знают, в каком статусе находятся.

- Но я слышал о том, что они как раз-то ведать не ведают, в каком статусе пребывают на тайных квартирах КНБ...

- Кто не знает?

- Допустим, тот же Дмитрий Парфенов.

- Я не знаю ничего об этом. Я вам еще раз говорю, идет следствие и...

- Надеюсь, вы согласитесь с тем, что между задержанным и свидетелем существует очень большая разница в юридической терминологии.

- Если они подпадают под программу защиты свидетелей, значит, они в качестве свидетели. То есть все требования этой программы защиты свидетелей будет обеспечиваться.

- То есть вы не можете конкретно сказать, свидетели они или задержанные?

- Они по программе защиты свидетелей. А задержанные не проходят по программе защиты свидетелей.

- Понятно. Но тогда как вы можете объяснить тот факт, что когда этим бывшим топ-менеджерам «Казатомпрома» ограничена встреча с собственными женами, тем временем новое руководство «Казатомпрома» имеет свободный доступ к ним, чтобы передать им предложение «добровольно» уволиться, находясь еще под следствием на тайных квартирах КНБ?

- С этим вопросом вы можете обратиться к руководству «Казатомпрома». Там есть своя процедура, требования и так далее. И по этому поводу были даны разъяснения руководством «Казатомпрома».

АДВОКАТЫ, ГОСТАЙНА И ГОСГРАНИЦА

- Хорошо, тогда еще один вопрос. Правозащитники и все независимые адвокаты в один голос заявляют, что отказ КНБ адвокатам в допуске к защите подозреваемых и задержанных абсолютно незаконен и противоречит Конституции. Что вы скажете по этому поводу?


- По этому поводу я вам уже отвечал.

- Но, господин Бекназаров, по закону Казахстана, КНБ должен заниматься лишь спецпроверкой допускаемых адвокатов, экспертов и так далее...

- Султан-Хан, вы же понимаете, что мы адвокатов предлагали. Был у него адвокат. Он работал несколько дней. А затем он отказался от его услуг. Предлагают следующего. Он снова отказывается от его помощи.

И потом, вы знаете, что со стороны адвокатов есть такая неискренность в том плане, что когда им говорят, давайте оформлять допуск к государственным секретам, им не очень хочется. Потому что, говорят, вот проблемы с выездом за границу и так далее.

Понимаете, здесь адвокатам надо быть правдивыми и объективными, которые не заинтересованы в оформлении допуска. Они этого не очень-то и хотят.

- Адвокаты этого не хотят?

- Да. Есть такие адвокаты, которые говорят, мол, мне это нежелательно, я завтра же еду за границу и так далее.

- Вы наверняка имели в виду адвоката Данияра Канафина?

- Кого угодно можно иметь в виду здесь. Но есть такое мнение. Такова позиция отдельных адвокатов. Вот почему и задерживаются иногда, когда им говорят, оформляйте допуск к государственным секретам. Надо же соблюдать требования.

Но этим адвокатам не хочется иметь допуск.

- Допустим, что это так, господин Бекназаров. Но по закону Казахстана КНБ не занимается выдачей или невыдачей допуска к госсекретам. КНБ проводит только и только спецпроверки допускаемых к этим секретам. Об этом, кстати, говорится в письме начальника ДКНБ по Астане полковника Калкабаева, где он четко прописал, что функция следователя КНБ заключается только в вынесении постановления о проведении спецпроверки на лицо, которое допускается к участию в следствии. А вы можете опровергнуть начальника ДКНБ по Астане Калкабаева или с ним не согласны?

- О чем вопрос? Я что-то не понял совсем.

- Например, следователь КНБ правомочен лишь проводить спецпроверку допускаемых к государственным секретам адвокатов, экспертов, свидетелей, подозреваемых.

- Да-да, есть такое.

- Однако, судя по действиям следователей КНБ по делам Джакишева, генерала Маерманова и того же Рамазана Есергепова, они просто превышают свои полномочия. То есть следователи КНБ занимаются еще и выдачей допуска адвокатов к секретным делам.

- Но это прописано в законе. Допуск к госсекретам это и есть процедура оформления спецпроверки и других вопросов. Совместно с коллегией адвокатов, министерством юстиции и так далее.

- Все понятно. Спасибо, господин Бекназаров, за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG