Доступность ссылок

Жены арестованных топ-менеджеров напрасно прорывались на свидание в тюрьму КНБ


Жены арестованных топ-менеджеров компании «Казатомпром» Джамиля Джакишева, Марийка Цоцория и Наталья Парфенова пытаются добиться свидания со своими мужьями. Астана, следственный изолятор КНБ, 4 июня 2009 года.

Жены арестованных топ-менеджеров компании «Казатомпром» Джамиля Джакишева, Марийка Цоцория и Наталья Парфенова пытаются добиться свидания со своими мужьями. Астана, следственный изолятор КНБ, 4 июня 2009 года.

Жены арестованных топ-менеджеров «Казатомпрома» день 4 июня провели в Астане у ворот СИЗО КНБ. Результатом этого стали нехитрые передачи, которые чекисты клятвенно обещали доставить их мужьям, и их новые обещания, что устроят свидание.

ЖЕНЫ ЗАДЕРЖАННЫХ БЫЛИ В ОТЧАЯНИИ У ВОРОТ СИЗО

В четверг, 4 июня, супруга арестованного экс-главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева и жены трех его заместителей, также задержанных сотрудниками комитета национальной безопасности, после двухнедельного ожидания мужей решили брать СИЗО КНБ приступом.

Там, предположительно, находится арестованный Мухтар Джакишев и его соратники. Хотя есть информация, что последних содержат на конспиративных квартирах КНБ. Их, как известно, перевели в ранг свидетелей. Однако у них нет возможности свободно общаться с родственниками и своими адвокатами. Оппозиция заявила, что КНБ пошел на новый виток произвола и незаконных арестов.

Десант жен обвиняемых высадился в Астане ближе к обеду, 4 июня, прямо у здания следственного изолятора. К слову, объект этот «запрятан» не хуже самого конспиративного ведомства: в старой части города, среди трущоб, в районе, напоминающем гетто. Туда даже нет прямой дороги.

К слову, пока жены топ-менеджеров в сопровождении нескольких журналистов и телекамер, через лабиринты, прибыли на место предполагаемой дислокации арестованного Мухтара Джакишева, их уже там поджидали полицейские патрули и люди в штатском. Контора, словом, работала.

Пройдя к железным воротам, супруга Мухтара Джакишева – Джамиля Джакишева - пыталась через громкую связь вызвать дежурного офицера или хотя бы ответственного за свидания с подследственными. Но в ответ вызвала лихорадочные движения сотрудников в форме во дворе СИЗО и «штатских» снаружи. Последние, причем, сновали туда и обратно без проблем, пока жены
Следственный изолятор КНБ. Астана, 4 июня 2009 года.
осаждали ворота.

Джамиля Джакишева пыталась объяснить охранникам, что многого ей не надо: вручить хотя бы ходатайство руководству СИЗО с просьбой назначить им встречу и передать нехитрый скарб с вещами, продуктами и медпрепаратами. К ним она еще приложила заключения медиков о том, что ее супруг страдает гипертоническим кризом и нуждается во врачебном осмотре.

Но охранники проявили полное равнодушие, что вкупе с ведомственной истерией вокруг этого здания довело до отчаяния жен задержанных.

- Почему они игнорируют нас? Что за страна, если даже еще непреступнику мы не можем передать обычные вещи? Что мы такого им сделали? - не скрывая слез, причитала Джамиля Джакишева. - Мы даже толком не знаем, в чем его обвиняют, а во всех СМИ говорят, что он злостный преступник, который делал незаконные сделки. Но ведь есть презумпция невиновности. Кто ее отменял?

ЖЕНЫ ГОВОРЯТ, ЧТО ТОП-МЕНЕДЖЕРОВ ПЫТАЮТ

Женщины утверждают, что в Астану приехали отнюдь не по собственной инициативе. В путь-дорогу их сподвигло публичное обращение руководителя следственно-оперативной группы КНБ по расследованию этого дела Владимира Петровского.

На памятной пресс-конференции, 1 июня, отвечая на вопросы журналистов, он заявил, что «никто не запрещает женам встречаться с задержанными, мы готовы устроить им новую встречу». «Новую», потому что, со слов того же Петровского, «они уже встречались с мужьями в конце прошлой недели».

Супруга арестованного бывшего президента компании «Казатомпром» Джамиля Джакишева дает интервью перед входом в следственный изолятор КНБ. Астана, 4 июня 2009 года.
У здания СИЗО женщины вновь опровергли слова чекистов, назвав их лгунами. Не верят жены задержанных и «видеопризнаниям» своих супругов. Уверены, «их заставили оговорить Джакишева, под давлением»

- Честно говоря, я просто не узнала своего мужа в кадре, я ужаснулась: совершенно зомбированный взгляд. Это не его лицо! Оно все перекошено, нижняя часть раздута. Я думаю, здесь не обошлось без насилия, - не скрывая эмоций, говорила супруга Малхаза Цоцории – Марийка.

Ей вторила Наталья, жена другого бывшего вице-президента «Казатомпрома» Дмитрия Парфенова - свидетеля, находящегося (по версии следствия) под госзащитой:

«У моего мужа – фингал под глазами! Я это отчетливо увидела. Я считаю, что применение физического насилия и психотропных средств имело место. Убеждена, что эти признания он сделал под сильным напором!»

Жены заместителей Мухтара Джакишева, как и супруга его охранника Талгата Кыстаубаева, майора полиции, в один голос уверяют, что такого про своего бывшего шефа их мужья не могли говорить. Кстати, все так называемые свидетели по «делу Джакишева», по словам их жен, были просто похищены, поскольку у них нет постановления о задержании.

НАРУШЕНО ПРАВО НА АДВОКАТА

Все это мелочи, если учесть, что к задержанным не подпускают даже нанятых адвокатов, говорят жены подследственных узников. Адвокат главного фигуранта Мухтара Джакишева – Данияр Канафин - находился все это время рядом с ними.

- Сославшись на то, что материалы уголовного дела содержат госсекреты, меня не допускают к подзащитному. Однако это противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах, к которому присоединился и Казахстан и согласно которому каждый обвиняемый вправе выбирать самостоятельно своего защитника. Что касается национального законодательства, то и там, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, защита выбирается самим обвиняемым или его родственниками, - сообщил нашему радио Азаттык Данияр Канафин.

Адвокат Данияр Канафин не знает, кто сейчас защищает интересы Мухтара Джакишева и насколько квалифицирована юридическая помощь. Что касается запрета на встречи с близкими родственниками, то это, по его мнению, тоже противозаконно.

- В соответствии с минимальными стандартными правилами о содержании заключенных и со статьями 15 и 16 Закона «О порядке содержания подозреваемых и обвиняемых», эти лица имеют право на свидания с членами своих семей, - отметил юрист Данияр Канафин.

«ТАМ КАЖДЫЙ ШАГ КОНТРОЛИРУЕТ МАГАТЭ, ЦРУ И ФБР…»

Заместителя юридического департамента компании «Казатомпром» Асылхана Дюсембина, также сопровождающего жен арестантов, волнует обвинительная часть заключения, с которой он знаком только из сообщений в прессе. Асылхан Дюсембин в корне не согласен с тем, что урановую руду можно беспрепятственно перевозить в офшоры.

- Поймите, это не зерно, не хлопок и даже не нефть! Перевести урановую руду – это большая цепочка, состоящая из составления договоров, получения лицензии. Я не говорю уже о вопросах транспортировки через страны, границы, таможенные посты. Там каждый шаг контролирует МАГАТЭ, ЦРУ и ФБР, если хотите, - убеждал Асылхан Дюсембин.

«Что касается продажи рудников, так там нужно постановление правительства. Мы даже стоимость руды без согласования налоговых и других госструктур не имеем права пересматривать. О какой незаконной передаче недр может идти речь», - добавил он.

ПЕРВЫЕ ПОРУЧЕНИЯ ШКОЛЬНИКА «ПРОСТО УДРУЧАЮТ»

По словам Асылхана Дюсембина, сейчас в коллективе национальной атомной компании «Казатомпром» и ее дочерних предприятиях нервозная обстановка.

«С приходом нового руководителя Владимира Школьника она только усугубилась, - говорит собеседник нашего радио Азаттык Асылхан Дюсембин, - а его первые поручения просто удручают!»

«Судите сами: вице-президент Яшин обзванивает всех директоров предприятий и заявляет об их личной ответственности, вплоть до увольнений, в случае если работники либо профсоюзы инициируют обращение на имя президента. Люди запуганы донельзя!» - говорит юрист крупного уранодобывающего предприятия Асылхан Дюсембин.

При этом он сам прекрасно осознает, что рискует остаться без работы, если уже «не ушли».

ПРИНЯЛИ СИГАРЕТЫ, НО НЕ МЕДПРЕПАРАТЫ

Что касается осады ворот СИЗО женами задержанных экс-руководителей «Казаатомпрома», то после получасового тщетного ожидания они направились к зданию самого КНБ, в надежде на встречу с тем же следователем Владимиром Петровским, который три дня назад любезно приглашал их к себе, обещая устроить встречу с мужьями.

Однако и там ограничились приемом заявлений. Правда, после обеда того же дня, при повторном походе в СИЗО КНБ, у жен подследственных все же приняли посылочки, да и то не со всем содержимым.

Медицинские препараты у Джамили Джакишевой отказались принимать, по непонятным причинам. Зато приняли две пачки сигарет. Кстати, сама Джамиля уверяет, что муж ее никогда не курил. К вредной привычке пристрастился буквально за несколько дней до задержания, когда в прессе и в обществе стали поговаривать о его возможном аресте.

«А РАЗВЕ ЗА ДРУЖБУ САЖАЮТ?»

Впрочем, утешили чекисты жен топ-менеджеров еще и очередным обещанием об организации встречи с супругами. Ответ обещали дать через три дня. На том женщины по несчастью и разошлись. С надеждой, что три дня не затянутся на три года обещаний.

К слову, уже расставаясь, наше радио Азаттык спросило у Джамили Джакишевой, не связывает ли она арест мужа с опальным бизнесменом Мухтаром Аблязовым и были ли они действительно друзьями, как пишут в прессе?

На вопрос Джамиля Джакишева ответила вопросом: «Да, они были однокурсниками. Да, мы дружили семьями. А разве за дружбу сажают?»

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG