Доступность ссылок

Некоторых казахских правозащитников упрекают в замалчивании пыток в тюрьмах


Ограждение из колючей проволоки. Фото с сайта www.karlag.kz

Ограждение из колючей проволоки. Фото с сайта www.karlag.kz

Сторонники бывшего политзаключенного Вадима Курамшина продолжают раскачивать общественное мнение в отношении некоторых ведущих правозащитников Казахстана. Оппоненты Курамшина опровергают обвинения.


ПРАВОЗАЩИТНИКИ ПОД ОГНЕМ КРИТИКИ

Молодые общественные активисты Махамбет Абжан и Андрей Цуканов в понедельник, 31 мая, провели пресс-конференцию в Астане. Главный мотив – некоторые правозащитники покрывают якобы проблему пыток в конкретных казахских тюрьмах.

На этот раз объектом критики правозащитника Вадима Курамшина и его сторонников стали некоторые действия сотрудников карагандинского и астанинского филиалов Казахстанского бюро по правам человека, которых они обвинили в аморальном сотрудничестве с сотрудниками комитета уголовно-исправительной системы Казахстана. Надо отметить, что оппоненты Курамшина сраз у же отвергли его обвинения. Причем эта дискуссия развернулась в минувшие выходные в письмах-рассылках в социальной сети «Молодые профессионалы».

Лидеры молодежных организаций Махамбет Абжан и Андрей Цуканов. Астана, 31 мая 2010 года.
Накануне Курамшин не смог встретиться со своим подзащитным заключенным Евгением Заянцем в тюрьме АК-159/6, находящейся вблизи поселка Долинка Карагандинской области.

Андрей Цуканов, представляющий экстравагантное карагандинское объединение «Авангард красной молодежи», заявил, что в ночь на 29 мая посредством MMS-сообщения получил видеоролик, который, его мнению, содержит доказательства избиения осужденного Евгения Карауша в тюрьме в Долинке.

Вспоминая дату 31 мая, отмечаемую в Казахстане как День памяти жертв политических репрессий, Андрей Цуканов не видит разницы между сталинскими и нынешними временами, и «сейчас, возможно, даже хуже», но при этом он подчеркивает, что остается убежденным коммунистом. «В сталинские времена была 58-я политическая статья, и власть хотя бы признавала их [политических заключенных] наличие», - объяснил он разницу подходов к этому вопросу в СССР и нынешнем Казахстане.

ДЕЛО ЕВГЕНИЯ КАРАУША

Что касается обвинений сотрудника карагандинской колонии строго режима в избиении Евгения Карауша, то Андрей Цуканов заявил: «Он не политзаключенный, он просто человек и нарушаются его права… Хоть он совершил преступление, но это не значит, что надо с ним обращаться как со скотиной».

Андрей Цуканов еще раз подчеркнул, что не испытывает доверия к правозащитникам Казахстанского бюро по правам человека и
Андрей Цуканов, лидер карагандинского общества "Авангард Красной молодежи". Астана, 31 мая 2010 года.
если бы с видеозаписью они ознакомились до размещения на Youtube, то «для заключенных могли наступить трагические последствия», и повторил ранее выдвинутые Вадимом Курамшиным обвинения в секретном сотрудничестве сотрудников Казахстанского бюро по правам человека с представителями уголовно-исправительной системы Казахстана.

«Эта видеозапись ничего не говорит. С ней еще надо разбираться: то ли имеет место правомерное применение спецсредств, то ли имеет место жестокое обращение с заключенным. Если имеет место второе, то тогда надо подавать жалобу в прокуратуру. Моя принципиальная позиция: политика и правозащитная деятельность несовместимы», - заявил нашему радио Азаттык руководитель Карагандинского филиала Казахстанского бюро по правам человека Юрий Гусаков.

Махамбет Абжан, член республиканского общественного объединения «Шанырак», обратился на этой же пресс-конференции в Астане с требованием к властям Казахстана о проведении широкой амнистии для заключенных, в том числе и для политических заключенных Арона Атабека, Рустема Туякова, Ерганата Тараншиева и Курмангазы Утегенова, которые были осуждены к различным срокам после столкновения и убийства полицейского в ходе сноса стихийно построенных домов в поселках Шанырак и Бакай в черте города Алматы.

Махамбет Абжан привел в качестве примера Кыргызстан, где, по его словам, «сегодня освобождаются политзаключенные и осужденные по религиозным мотивам». Он говорит, что в Казахстане амнистии не было с января 2006 года и «нельзя ждать какую-нибудь дату, например 70-летия президента. Достаточно того, что мы являемся председателем ОБСЕ, и это было бы хорошим знаком».

РЕЗИНОВАЯ ПАЛКА В ЗАКОНЕ

В комитете уголовно-исправительной системы (КУИС) по Карагандинской области не согласны со своими оппонентами. В телефонном интервью нашему радио Азаттык заместитель начальника Карагандинского областного управления КУИС Ардабек Акимбеков не отрицает, что сотрудникам разрешается использование спецсредств в отношении осужденных, допускающих злостное нарушение условий содержания.

К таким спецсредствам относятся наручники, резиновая палка и перцовый аэрозоль. Порядок их использования и дальнейшего разбирательства по обоснованности их применения расписан подробно. Так, согласно информации Ардабека Акимбекова, спецсредства применяют, когда заключенный сопротивляется, но «это все протоколируется, актируется, проводится медицинское освидетельствование, затем сообщается прокурору, который проверяет законность применения спецсредств».

Ардабек Акимбеков настаивает на том, что в знаменитой карагандинской «сороковой» колонии строгого режима «сидят далеко не
«Мамочкино кладбище», место захоронения детей узников Карлага. Поселок Долинка Карагандинской области, сентябрь 2006 года.
простые люди».

- В некоторых отрядах доля рецидивистов доходит до 80 процентов, а 30 процентов всего контингента находятся на учете у психиатра, потому что это люди, которые сидят или не в первый раз, или за особо тяжкие преступления, - говорит Ардабек Акимбеков.

Заключенного Евгения Заянца, в защиту которого выступает Вадим Курамшин, Ардабек Акимбеков называет «неисправимым» и удивлен ажиотажем, потому что «таких, как Заянц», у них «более чем достаточно». Этот заключенный, по мнению тюремного начальства, злостно уклоняется от обязательного общественного труда. Курамшин же говорит, что это только повод для того, чтобы накидывать тюремный срок несговорчивому арестанту.

Относительно энергичных действий Вадима Курамшина заместитель начальника КУИС по Карагандинской области Ардабек Акимбеков говорит: «Нормальный журналист пытается узнать правду и рассказать людям. А тут человек приезжает, возле ворот походил, решетку подергал, а потом пресс-конференцию провел».

О действиях Вадима Курамшина у Ардабека Акимбекова, по его словам, складывается нехорошее впечатление, что «это заинтересованность другого типа», но не стал углубляться в типологизацию молодых правозащитников.

Однако идею о проведении амнистии в КУИС по Карагандинской области поддержали с некоторыми, правда, оговорками. В качестве главной - Ардабек Акимбеков считает позицию пострадавших от совершенных преступлений, так как «им не всегда приятно осознавать, что человек избежал наказания».

Но, как он признался, наиболее переполненными по всему Казахстану являются колонии общего режима. Ардабек Акимбеков не стал отрицать, что в них содержится большое количество заключенных за совершение мелких и незначительных преступлений. «Может, им стоило дать шанс, чтобы примерным поведением в пределах испытательного срока доказать, что это была ошибка, которую он никогда не допустит?» - предполагает чиновник.

ПОЛКОВНИК ПОРАЖЕН БЕЗЗАКОНИЕМ

Полковник юстиции Ардабек Акимбеков говорит, что проблемы тюрем начинаются далеко за их воротами . Он не стал скрывать, что в данной системе работает всего лишь второй год, и вспомнил: «Раньше нас учили, что лучше отпустить десять виновных, чем одного невиновного посадить. Но этот принцип действует, когда законы действуют. А беззаконие, с которым сталкиваешься, поражает».

Оказывается, Ардабек Акимбеков порой удивляется несоразмерности наказания за совершенное преступление. «За убийство, - говорит он, - могут пять лет дать и за мелкую кражонку могут столько же влепить». Эту несоразмерность он объяснил тем, что «судья основывается на законе и на внутренних убеждениях. А внутренние убеждения не могут быть общими, и у каждого личная практика».

Еще один повод для проведения амнистии Ардабек Акимбеков видит в экономии бюджетных средств. Как он сказал нашему радио Азаттык, они как-то подсчитали, что средние ежемесячные затраты на одного осужденного равняются зарплате одного капитана юстиции. Уже по ходу разговора он вспомнил, что в калькуляцию они не включили расходы на содержание внутренних войск, которым также платят зарплату.

При этом условия содержания в переполненных колониях Ардабек Акимбеков считает «уже пыткой», и поэтому он поддерживает намерения министерства юстиции о строительстве новых колоний, которые «нужны не для того, чтобы посадить еще больше, а для того, чтобы людей переселить и содержать в нормальных человеческих условиях».

Возвращаясь к теме звонка корреспондента радио Азаттык, в конце беседы полковник юстиции Ардабек Акимбеков еще раз старательно подчеркнул, что случаи карательных мер единичны, потому что «они менее действенны, чем методы нормального человеческого убеждения».

Что касается ролика на Youtube, начальник тюрьмы АК-159/6 Кайрат Сарин 31 мая сообщил нашему радио Азаттык, что он сам не видел скандальную видеозапись, но думает, что «это очередной шантаж».

Напомним, что, согласно данным министерства юстиции Казахстана, по состоянию на 1 апреля 2010 года в тюрьмах и СИЗО содержалось 62 626 осужденных и следственно-арестованных, что на 1 734 человека больше, чем год назад. Доклады международных организаций говорят, что Казахстан имеет чрезмерно большую долю тюремного населения.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG